Badge blog-user
Блог
Blog author
Роман Яковлев

Иван Миронов об угрозах Александру Белову со стороны следователя СКР Рустема Шайдуллина

23 Октября 2015, 13:53

Иван Миронов об угрозах Александру Белову со стороны следователя СКР Рустема Шайдуллина

Статистика Постов 75
Перейти в профиль
<h1>
</h1>СЛЕДОВАТЕЛЬ ЗАЯВИЛ, ЧТО ЕСЛИ ОН НЕ УБЬЕТ МОЕГО ПОДЗАЩИТНОГО, ЕГО НАКАЖЕТ АЛЛАХ

На фото: Иван Миронов

10f67dfbf26b.jpg


Товарищ Дзержинский в юности писал своей сестре, что мечтает о двух вещах: шапке-невидимке и уничтожить всех москалей. Чекистский дух измельчал, но не выдохся. «Контриков» и «врагов народа» реенкарнировали в экстремистов — мыслящих, говорящих, негодующих не в такт бомбежкам Сирии и Украины. Мужчины и юноши за «неправильную» любовь к родине, звучащую чуть громче кухонных разговоров, обретают тюремный покой и негу: много спят, много читают, чаще молчат и почти не пишут. Мелкое, пошлое время. Трагедия репрессий и триумф диктатуры — фарс любительского театра с реальной изжогой и мигренью у зрителей. Боль превратилась в зуд, рыдание во всхлипы, счастье в сытость, государственная воля в плебейскую алчность. И чекисты уже не те. Где эти твари в коже, с наганами, свинцом истребляющие крамолу? И вроде время пришло! Расплодилось на земле «вечного мира и справедливости» всяких, как говорил убиенный Бухарин, опасных и потенциально опасных.

Хочу представить вам портрет выдающегося охотника за экстремистами, блюстителя конституционной стабильности, карателя политических болтунов и выскочек Рустема Шайдуллина. Молод, талантлив, резв. Нет сорока, но уже полковник. Возглавив следственную группу по разоблачению Александра Белова (Поткина), юный полковник за квартал раскрыл аж четыре экстремистских преступления, которые вменил моему подзащитному. Основное обвинение масштабно и беспрецедентно: Белов создал транснациональное экстремистское сообщество, чтобы свергнуть режим Назарбаева. В трактовке Шайдуллина Белов в перерывах организации похорон казахской демократии, пробавлялся экстремистскими вылазками. Так, Александр имел неосторожность попасть в объектив камеры оператора проекта «Срок», снимавшего будни политических активистов. Белов, рассказывая о проблемах, возникающих между горцами и равнинными жителями, позволил себе фразу «Тюрьма не х..., садись не бойся». Шайдуллин отправил запись к подручным экспертам, которые научно рассудили, что поскольку в тюрьму можно попасть только совершив преступление, значит этот образчик непотребного фольклора является призывом к совершению преступления экстремистской направленности.

Но возвращаюсь к обещанному портрету. Шайдуллин невысок, сер, с блеклым прищуренным взглядом, говорит тихо, но словно криком. Изъясняется медленно, осторожно взвешивая каждое слово, но то и дело срывается на личности. Меня он любит «колоть» напоминанием, что я тоже когда-то сидел, это его почему-то забавляет, тихо хихикает и улыбается шире, чем всегда. В общении с адвокатами полковник почти корректен, всегда на «вы», однако просьбы свои не беспокоить формулирует сугубо матерно. Впрочем, не хочу злословить на процессуального противника, дабы меня не упрекнули в необъективности. Весь мир полковника, его страхи, сомнения, желания, вера, взгляды, воспитание, кругозор, смогли уместиться в смс-переписке абонента «Шайдуллин», невольным адресатом которой мне довелось недавно стать. Мы переписывались часа три. Ниже приведу самые яркие моменты. Стиль и орфография сохранены за вычетом матерной брани.
Наша переписка началась с сообщения, присланного с телефона Шайдуллина.
• Саша ваш перешел черту, из-за которой не возвращаются.
• В смысле, Рустем Рафаилович?
• В прямом. То, что он в суде говорил, он мне вчера в изоляторе сказал. Это были его последние такие слова мне. Я его достану.
...

• Поткин считает, что вы имеете отношение к фабрикации уголовного дела, отсюда отсутствие должного уважения.
• Да шел он нах.. .
...

• У него осталась только жизнь, которую охраняют сотрудники СИЗО. Вы в тюрьму даже нож не сможете пронести.
• Да я туда столько раз с отверткой в сумке проходил. Вы просто не представляете, как часто. Могу шило взять. Я ему даже руками шею сломаю.
• Раните его только. На глушняк не получится.
• Это вы так думаете. ОН не жилец.
• У него двое детей. Сиротами ведь останутся. А вы вместо него сядете.
• У меня аффект.
...

• Давайте, вы извинитесь перед ним за фабрикацию уголовного дела, а он перед вами за грубость. Пожмете руки и разойдетесь по домам! По моему, справедливо.
• По-моему вы сейчас полную х...ю несете. Такого бреда я никогда не слышал.
• Бред — это экстремизм, который вы вменяете Поткину. Сначала довели человека до отчаяния, теперь еще и замочить хотите.
• Он допрыгался. И он не человек уже, кусок говна.
...

• Зачем сажать-то невиновного?
• Я его не сажал. Он сам этого добился. Это я ему не прощу, то, что в суде было и вчера в тюрьме. За это только одном может быть.
• Что???!!!
• Он смелый только когда не один. Теперь посмотрим. Я все пока оставлю и буду к нему ходить, пока он на меня не набросится.
• Он не набросится.
• Неделю я на него буду смотреть.
• Зачем?
• Чтобы он обсерался от страха за свою поганную мерзкую ублюдочную жизнь, кусок говна.
...

• Вы нам тоже отвертку в пузо воткнете?
• Утырок конченный. Вы его не остановили, так что теперь ждите последствий. Вас я трогать не буду, будете защищать этого утырка после того, как он сдохнет.
...

• Думаю, что вам не следует убивать нашего подзащитного. Откажитесь от этой идеи.
• Он сам до всего этого довел. Пусть отвечает за все свои дела. Он утырок, уе...к и скотина конченная.
• Зачем же сразу убивать? Вас Аллах накажет.
• О, вы про Бога вспомнили! Если я этого утырка не накажу, меня Аллах накажет.
• Я правильно понимаю, что если вы не убьете Поткина, вас накажет Аллах?!
• Именно.
• От позора надо очищаться.
• Я думал, что Аллах карает за убийства, а не наоборот.
• Это восстановление чести будет.
• Какая у вас жесткая религия.
• Какая есть. Религия, которую приняли мои предки еще в 922 году, чтобы с такими упырями покончить, еще до принятия христианства Русью в 988 году.
...

• Доказывайте в суде, что дело сфабриковано, если так считаете. Вас же присяжные оправдали.
• И Поткина оправдали бы, но у него не будет присяжных.
• У него конечно не будет присяжных. Просто не успеет.
• Товарищь полковник, может быть вы не будете убивать Поткина?
• Пусть подпишет сейчас 217 и живет, кусок говна.
...

• Вы понимаете, что я вынужден буду сообщить об угрозах убийства моего подзащитного, исходящие от Вас? Я, как и Вы, к этому отношусь очень серьезно.
• Да сообщайте, что хотите и кому хотите, хоть папе римскому. Кто меня остановит? Ему это никак не поможет. В УЗКС заявление свое отнесите или в ментовку. У меня даже сумку в изоляторе не проверяют. Забыл в сумке отвертку и все. На 217 дела не передают. Он от меня даже сбежать не сможет.
• Отверткой сложно убить человека.
• Руками шею можно легко сломать. Ледоруб возьму.
...
• И потом, если в глаз отвертку воткнуть, сдохнет. Вы в своей Москве живете без понятий, без морали, без веры. На Кавказе его бы за такие слова еще бы в зале суда кончили.
• Это вы от озлобления говорите. Скажите, вы искренне боритесь с «экстремизмом» или по приказу начальства?
• С таким утырком и уе...м я буду не просто бороться, он уж отжил.
• Одумайтесь! У Александра много сторонников, они вас не простят!
• Да мне срать глубоко на его сторонников. Такие же уе...ки как он.

Как вы понимаете, вся переписка задокументирована скин-шотами и официальной детализацией соединений. И по факту угроз убийством мною направлено заявление о преступлении в Следственный комитет. Может, кто-то возразить, мол, стресс, алкоголь, сорвался, с кем не бывает. Адвокат же подло развязал язык пьяному и хочет подставить настоящего полковника. Но, во-первых, обратите внимание на текст: для пьяного слишком мало ошибок. Во-вторых, Шайдуллин на следующий день действительно пришел к Белову с отверткой. И, как утверждает мой подзащитный в своем заявлении на имя прокурора Москвы, Шайдуллин несколько часов угрожал убийством, оскорблял Александра и пытался спровоцировать драку.
16 октября в Хамовническом суде было рассмотрено ходатайство следователя об ограничении сроков ознакомления Белова с материалами уголовного дела. Судья Сырова, ознакомившись с распечаткой смс-сообщений, не нашла ничего умнее спросить адвокатов: «Если вы так боитесь за жизнь своего подзащитного, может тогда поддержите следователя?». В итоге, Сырова, обеспокоенная за судьбу Белова, удовлетворила ходатайство Шайдуллина, согласно которому Александр должен знакомиться с делом со скоростью сканера — 1 000 страниц в день.
Полковник Шайдуллин уже обвинил меня, что, дескать, я сделал копию его сим-карты и сам с собой переписывался. Столь бесхитростная ложь лишний раз показывает, какими методами сегодня расследуются дела по экстремизму, и кто вершит судьбы несогласных. Несмотря на все увещевания доброжелателей не связываться с «влиятельным следователем», мы будем добиваться отстранения Шайдуллина от дела и привлечения полковника к уголовной ответственности, если, конечно, позволит его психическое здоровье. Надеюсь на здравомыслие и объективность руководства Следственного комитета.

Роман Яковлев в социальных сетях :
ВКонтакте
Фейсбук
ЖЖ

util