Badge blog-user
Блог
Blog author
Роман Яковлев

ОСОБЕННОСТИ ИДЕОЛОГИИ РУССКИХ ЛИБЕРАЛЬНЫХ НАЦИОНАЛИСТОВ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX ВЕКА .

31 October 2015, 07:00

ОСОБЕННОСТИ ИДЕОЛОГИИ РУССКИХ ЛИБЕРАЛЬНЫХ НАЦИОНАЛИСТОВ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX ВЕКА .

Статистика Постов 75
Перейти в профиль

5b0f3c82e986.jpg



Рассматриваются идейные особенности мнений российских националистов 2-ой половины XIX в. на примере М.Н. Каткова, А. С. Суворина, М. О. Меньшикова и Т.В. Локтя. Анализируются отличия их мнений от взглядов черносотенных организаций. Совершается попытка сделать историографический образ носителей националистической идеологии для составления более полной картины общественно-политической жизни Рф 2-ой половины XIX в. Показывается актуальность схожих исследовательских работ для подробного исследования интеграционных параметров муниципального национализма. Ключевики: национализм, либеральный национализм, муниципальный национализм. В современной русской науке увеличивается энтузиазм к исследованию национализма. Этот энтузиазм обоснован, сначала, тем, что в современном обществе многие этносоциальные трудности не находят взвешенного решения, что актуализирует исследования националистического дискурса в истории Рф. Особенный энтузиазм представляет 2-ая половина XIX в., которая была примечательна расцветом огромного количества политических течений и идеологий, в том числе и националистического движения. Националистическое движение тех пор подарило нам много учёных, политиков и мыслителей, опыт которых неоценим и в современных исследовательских работах национализма, и в практике решения этносоциальных заморочек. Националистическое движение было неоднородно, включая в себя как конструктивные организации, такие как «Союз Миши Архангела», так и умеренно-либеральное крыло, о котором и пойдёт речь в истинной статье. Отличие либеральных националистов от «чёрной сотни» состояло в том, что либеральные националисты занимались защитой интересов российской цивилизации и вопросами развития её благосостояния, связывая это развитие с теми либо другими демократическими преобразованиями, а черносотенцам более принципиальным было сохранение монархии и обычного уклада жизни. Демократические права и свободы числились либеральными националистами не только лишь необходимыми для страны и цивилизации, да и были принципиальной частью идеологии национализма. «Истинный национализм мыслим только при наличии штатской свободы... Весь кошмар нашего современного положения состоит в том, что „о свободе“ у нас судят по революции, а о национализме — по черносотенству», — пишет В. Строганов [1. С. 21-23]. Различия наблюдались и в электорате 2-ух течений националистического движения: если посреди изби- рателей «чёрной сотни» были представлены все социальные слои, то националисты делали ставку на просвещённый богатый слой, показавшийся за годы реформ П. А. Столыпина. Слой этот националисты называли «демосом» либо «демократией», подразумевая, что в Греции этим словом называли экономически самостоятельную часть обитателей полиса. «Основной средой, в какой будет расти национально-демократическое миропонимание, естественно, будет являться приемущественно имущественная, хозяйственная масса демократии, и исходя из убеждений конкретно её интересов настоящий демократизм в текущее время вне национализма немыслим» [2. С. 23]. Современники охарактеризовывали российский национализм как «монархизм идеологический, пытавшийся соединить монархию с политической честностью, независимостью, некой свободой» и противопоставляли «глупому и простодушному» черносотенному монархизму «кулака и медного лба» [3. С. 18]. Как следствие этого, многие националисты «метались» меж ограниченной идеологией страны и прогрессивными веяниями. Одним из основных предшественников мыслях либерального национализма был Миша Никифорович Катков. Узнаваемый издатель и публицист проповедовал идеи либерального консерватизма, но потом стал приверженцем муниципального национализма. Одной из обстоятельств таковой смены взглядов стало восстание в Польше. М.Н. Катков был возмущён игнорированием либеральной прессой этнической подоплёки восстания. Невзирая на это, Миша Никифорович так и не примкнул ни к одной партии, считая, что муниципальный национализм может сотрудничать с хоть какими политическими партиями, не считая конструктивных. М.Н. Катков смог чётко сконструировать и звучно заявить об животрепещущих дилеммах, назре- Особенности идеологии российских либеральных националистов 2-ой половины XIX в. вающих в государстве. Подобные требования православия, самодержавия и народности высказывались ещё славянофилами, но в виде «смутных желаний и туманных идеалов» [4. С. 74]. Основная же награда М.Н. Каткова перед националистическим дискурсом тех лет заключается в том, что «смутное учение о народности выработалось в ясную... формулу Российской Рф, либо Рф для российских. Не в смысле исключительного процветания российских, а в смысле бесспорной необходимости для всех в Рф признавать себя русскими, русскими гражданами, русскими верноподданными... (а не разлагающими в ней элементами), для того, чтоб воспользоваться всею полнотою прав... И удивительно почему-либо эта глобальная теорема числилась, да частично и сейчас ещё считается, неприменимою только к Рф?! Почему Наша родина одна должна считаться общею и вечною гостиницею посреди личных господских домов?» [5. С. 45]. Собственной деятельностью Миша Никифорович проложил путь многим известным националистам тех пор. Человеком с очень похожей судьбой и мыслями был Алексей Сергеевич Суворин. Редактор «Нового времени» тоже сделал эволюцию от либеральных взглядов до позиций консерватизма и монархизма. Говоря о его взорах, С. М. Сергеев отмечает: «Иного наименования политической позиции Суворина, не считая как «национализм», и не подберёшь. Но национализм его был трезвым и зрячим, лишённым всякой сусальности и «возвышающих обманов» [6. С. 115-116]. Не имевший партийной принадлежности, он в собственной публицистике придерживался мыслях «интегрального национализма», согласно которым он выступал против «распадения России» и «принижения российской народности» [7. С. 139]. Длительное время А.С. Суворин поддерживал политику расширения муниципальных территорий средством победоносных войн, но после поражения в Русско-японской войне перенёс своё внимание на способности обустройства страны изнутри. В его сознании империализм и национализм были неотделимы друг от друга. 1-ый предполагал «русификацию населения государственных окраин», а согласно второму «проявления государственного самосознания» расценивались А. С. Сувориным как пробы «расшатывания» государственности. Составляя материал для «Нового времени», он обращается не только лишь к российской интеллигенции, да и к обычному народу, на защиту которого обращены националистические мнения. Неплохим примером послужил выпуск «Русского календаря», о котором А. С. Суворин говорил в собственной переписке. «Служа справоч- ною книжкою по различным вопросам внутренней и наружной политики, календарь должен вкупе с тем служить пропаганде добросовестных нравственных мыслях. Изложение статей должно быть популярно, так, чтоб календарь годился и грамотному крестьянину» [8. Л. 1]. Оценки деятельности и взглядов Алексея Сергеевича Суворина даются очень противоречивые, но его выдающуюся личность признавали даже личные неприятели. На одном юбилее публициста в качестве поздравления прозвучали такие слова: «В этот „судный“ вам денек, когда трибунал читающей Рф постановил: удостоить вас праздничного чествования за то, что вы предназначили весь уделённый вам большой талант на 50летнее дельное и стойкое служение своим убеждениям, мне — еврею-националисту, т.е. сионисту, — приятно повторить то, что я произнес вам в денек нашей первой встречи: Как еврей, я ваш непримиримый неприятель, но такому противнику, как вы, приходится только завидовать и подражать, если умеешь! Жму вашу руку. Н. Рубинштейн» [9]. Суворинское «Новое время» соединяло воединыжды националистически мыслящих людей. Одним из печатавшихся там был узнаваемый публицист и мыслитель Миша Осипович Меньшиков. Придерживающийся равномерно националистических взглядов, он стал основным идеологом «Всероссийского государственного союза». Эта партия соединила разрозненные кружки и малые партии националистов в эффективную политическую силу. Как идеологический вдохновитель этой силы М. О. Меньшиков определил свою позицию относительно национализма так: «При всей бессовестной клевете на российский национализм нужно держать в голове, что это не какая-нибудь новость в природе. Это просто национализм, только российский. Он точь-в-точь идентичен со всеми национализмами на свете и делит все их добродетели и грехи. Вообщем, национализм — будь он британский либо еврейский — есть племенное самосознание либо, как сегодня обожают гласить, племенное самоопределение. Вот это небо — наше родное небо, слышавшее молитвы протцов, их плач и песни. Эта земля — наша родная земля, утучненная прахом протцов, увлажненная их кровью и трудовым позже. В этой народной природе держится тысячелетний дух нашего племени. Каковы мы ни есть — лучше иноземцев либо ужаснее их — мы хотим совместно с бессмертной жизнью нашего племени отстоять и натуральное имущество, преданное прошедшим популяцией для передачи будущему. Хотим, чтоб это небо и земля принадлежали потомству нашему, а не какому иному. Хотим, чтоб тот же священный язык наш, понятный святой Ольге и Д.В. Соколов святому Владимиру, звучал в этом пространстве и в дальнейшем, и та же величавая душа переживала то же счастье, что и мы, нынешние. Да будет мир меж всеми народами, но да знает каждый свои границы с нами!» [10. С. 94]. В отличие от ультраправых черносотенцев М.О. Меньшиков держится более либеральных взглядов и пишет что «основной грех черносотенных союзов в том, что они не национальны» [11. С. 283]. Схожая умеренность разъясняется огромным воздействием толстовства на ранешний период творчества литератора. Доктор Тимофей Васильевич Локоть тоже имел тесноватые связи с «Новым временем» и «Всероссийским государственным союзом». Пройдя путь от социалиста до монархиста, он не отрёкся от собственных прошедших эталонов и работал над созданием целостной идеологии демократического российского национализма. Он всегда подчёркивал, что реальная демократия невообразима без национализма. Национализм Т.В. Локоть считает явлением, непременно, прогрессивным и разделяет его на муниципальный и «племенной». Согласно первому типу правительство должно формироваться относительно вклада определённого народа на благо страны. 2-ой тип национализма, в свою очередь, разделяется на этнографический, терпимо воспринимаемый, и сепаратистский, который Т.В. Локоть всячески осуждал. Из-за собственного желания соединить различные идеологии он нередко подвергался нападкам как слева, так и справа. На возмущения социалистов поддержкой девиза «Россия для русских» доктор отвечал: «Ну, а для кого же Наша родина?.. Наша родина для евреев? Наша родина для германцев? Наша родина для британцев?.. Умопомрачительная у нас логика! Если б германцу произнесли, что Германия не для германцев, либо что зазорно гласить — «Германия — для немцев», он бы счёл это в наилучшем случае — за тупость, за полное отсутствие государственного и муниципального самосознания. А у нас... считается не только лишь некультурным, а просто даже неблагопристойным мыслить и гласить «Россия для российских!» Но здесь же уточняет, что «это совсем не означает, что мы желали бы не пускать в Россию германцев, британцев, янки, китайцев. Это означает только одно: всякий российский гражданин должен свято уважать своё правительство, как целое, а отдельным народностям, входящим в состав го- сударства, отводить то место, какое принадлежит им по справедливости!» [12] Уникальной (хотя и вызывающей претензии представителей правого политического фланга) были позиция Т. В. Локтя по еврейскому вопросу: «Самые сильные, самые калоритные националисты в Рф, естественно — евреи! Конкретно у евреев российские, — ещё слабенькие, не солидарные, не организованные, — должны бы обучаться здоровому национализму». Для тех пор это была очень необычная позиция, хотя и не добавляющая популярности её создателю. Но это не смущало Тимофея Васильевича, и он упорно продолжал отстаивать свою позицию. Всеохватывающее исследование идеологии и деятельности националистов 2-ой половины XIX в. даёт нам возможность посмотреть на общественно-политическую жизнь Рф тех лет под новым углом зрения. Либеральные националисты находили возможность взять экономическую модель Запада, при всем этом оставив политическую и культурную самобытность Рф. Идеология либерального национализма пробовала интегрировать демократические ценности и российскую традицию. Эта самая соответствующая черта либерального национализма делает его исследование весомым и животрепещущим в современных критериях развития русской государственности.


ЛИТЕРАТУРА 1. Строганов В. Российский национализм. Его суть, история и задачки. СПб., 1912. С 21, 23. 2. Локоть Т. В. Оправдание национализма. Киев, 1910. 52 с. З.ЗаславскийД. Рыцарь монархии Шульгин. Л.: Прибой, 1927. бВ с. 4. Грингмут В. М. Н. Катков как муниципальный деятель // Мемуары о М.Н. Каткове. Б.м., Б.г. С. 74. 5. Мещерский Н. П. О реформе народного просвещения // Мемуары о М.Н.Каткове. Б.м., Б.г. С. 45. 6. Сергеев СМ. Российский национализм и империализм начала XX века // Цивилизация и империя в российской мысли начала XX века. С. 115-11б. 7. Ежедневник Алексея Сергеевича Суворина. М., 1999. 592 с. В. Российская старина. 1В94. № 4. С.95; РГАЛИ. Ф.459. Оп.1. Ед.хр.2000. Л.1. 9. Ганичева М. Новое время Алексея Суворина. — 10. Меньшиков М. О. Письма к российской цивилизации. М., 2000. 512 с. 11. Меньшиков М. О. Письма к ближним. Год VI. СПб., 1907. 4В1 с. 12. Киев. 1910. 12 янв. № 1.


Д.В. Соколов ОСОБЕННОСТИ ИДЕОЛОГИИ Российских ЛИБЕРАЛЬНЫХ НАЦИОНАЛИСТОВ 2-ой ПОЛОВИНЫ XIX ВЕКА



Роман Яковлев в социальных сетях :
ВКонтакте
Фейсбук
ЖЖ



util