Badge blog-user
Блог
Blog author
Вава Хатуров

Донбасский Слив

19 Августа 2015, 19:47

Донбасский Слив

Статистика Постов 3
Перейти в профиль

267e2b76afc7.jpeg
Хотел было назвать статью Большой Донбасский Слив, но сообразил что никакой он не большой. Вот на Ближнем Востоке сейчас действительно великий Слив имеет место, даже в исторических масштабах. А тут у нас — средненький такой локальный восточноевропейский. Такой же средненький как российская и украинская пропаганды.

Но раз уж я за эту тему взялся, начну, как говорится, с начала — с теории.

Теория

Немного обобщенных очевидностей...
Человекообразные обезьяны — существа социальные. В силу необходимости сосуществовать, они создали такую штуку как властная иерархия. Чем большими и развитыми становились общества, тем менее возможным становилось вожакам лично настучать по головам несогласных.

Дабы система развивалась, в обществе появились ребята, которые научились пудрить массам мозги и продавать эту услугу доминантным самцам. Альфачи, не желавшие быть убитыми ближе к старости, начали использовать услуги этих шарлатанов.

Со временем альфачи начали передавать свое право на власть по наследству; шарлатаны назвались шаманами, затем жрецами, затем священниками и прочими мулами; а пудрение мозгов начали называть религией, а затем и идеологией.

Различные системы общественной организации искали формы наиболее оптимального подавления толпы, однако во всех обществах находились системные проблемы, которые их разрушали, очищая место для новых попыток их организовать.

Проблем этих было много, но нам интересны две большие системные проблемы, ответом на которые и является технология Слив.

Первая проблема состояла(ит) в том, что сын альфача не обязательно был альфачом. А сын какого нибудь лоха-крестьянина на окраине владений вполне мог обладать большей жизненной энергией и жаждой власти чем сам альфач. Таких скрытых альфачей из глубинок социологи со временем начали называть пассионариями. В крупных классовых системах с огромными бюрократическими аппаратами этот феномен начал создавать серьезные дисбалансы, грозящие целостности систем.

Вторая проблема состояла в том, что детей у альфачей было много, а земля, с покером и шлюхами и золотым унитазом, была лишь в количестве одной штуки. На это разные системы давали разные ответы, то в виде иерархии наследования, то в виде системы деления владений между отпрысками. Но все это работало с натяжкой, часто заканчиваясь братоубийственными и отцеубийственными историями.

Сливом система решает проблему, идентифицируя носителей властных притензий и/или пассионарности, вытаскивая их из себя и направляя наружу, в чужие земли. Таким образом, серьезная внутриполитическая проблема становится мощным внешнеполитическим оружием. Данная технология рекомендована к применению при сверхрадикализации общества, а также при длительных экономических кризисах и высоких уровнях безработицы трудоспособного населения.

История

Я не историк и не ставлю перед собой задачи перечислять все случаи применения Слива, но опишу один, пожалуй, самый крупный исторический прецедент — Крестовые походы.

Возглавляли первые Крестовые походы несколько аристократов, не нашедших себе достойного места в европейской политической системе (дети альфачей), самым знатным из которых был Гуго де Вермандуа, брат французского короля Филиппа I. Из-за соответствующей идеологической подготовки народа церковью, нашлось огромное количество пассионариев, готовых войти в армии феодалов, дабы биться за святой город и выпил неверных. Нынче подобных граждан принято называть религиозными фанатиками и экстремистами.

Как закончилась эта история вы сами знаете, а если не знаете, обязательно почитайте или, хотя бы, посмотрите документальный фильм (а то как-то совсем грустно).

В новейшее же время самая религиозно идеологизированная пассионарная масса, живущая в ряде оперессивных классовых политических системах — это мусульмане. Распространение интерактивных медиа сняло монополию государственных клериков с ислама.

В итоге исламские общества начали стремительно саморадикализироваться. Военные и теократические диктатуры региона начали терять стабильность. Элиты делавшие с плебсом что хотели благодаря религии, теперь стали заложниками собственного оружия. Теперь, чтобы сохранить власть, им необходимо стало соответствовать часто противоречивым представлениям экстремистских групп. К этому еще и прибавилась межгосударственная и межкорпорационная напряженная конкуренция в регионе полном дешевыми углеводородами.

В такой ситуации политические элиты Саудовской Аравии и Катара вспомнили про старую-добрую технологию Слива и начали пачками экспортировать и, через свои внешние разведки, использовать своих пассионариев.

Тот потенциал, который, находясь внутри системы, способен был их уничтожить, стал мощным инструментом влияния, введшим почти весь регион в хаос, и позволяющий разговаривать с позиции силы даже с таким гигантом как США.

Почему именно Саудовская Аравия и Катар? 3 фактора: (1) это теократические диктатуры, а не военные, что позволяет им тоньше чувствовать и работать с процессами радикализации; (2) у них много денег, что позволяет им финансово поддерживать недешевую технологию; (3) оба режима по своей идеологической сути радикальные ваххабистские, соответственно они вынуждены были научиться работать с радикализмом лет на 40-50 раньше чем весь остальной мир.

На Сирии они явно решили остановиться, видимо сами испугавшись сотворенного монстра. Они заморозили конфликт, зафиксировав Слив, чтобы впускать туда все больше и больше свежего пассионарного пушечного мяса.

Наши бараны

На фоне такого грандиозного Ближневосточного Слива, Донбасский Слив выглядит как-то даже и несерьезно. Но это не мешает старому Путинскому паханату и молодой Порошенковской «национальной демократии» сливать своих фанатиков.

У Путина проблема росла монотонно, как голос Екатерины Андреевой. Вся его система возникла и держалась на умеренном национализме, которую принято называть патриотизмом. Но, как и в случае с исламом, русский национализм сорвался из рук кремлевских политтехнологов и начал жить своей жизнью, принимая разные идеологические и организационные формы. Целое поколение прошло через путинскую идеологическую мясорубку и к концу нулевых стало ясно, что с феноменом саморадикализации что-то надо делать.

Решение явно было разработано заранее, но откладывали до завершения большой Олимпийской Стирки. Тот факт, что не дождались футбольного Чемпионата мира означает, что систему припекло здорово и действовать было жизненно необходимо, даже важнее денег. Тем более, что на/в Украине к тому моменту сложились идеальные условие для реализации технологии.

Порошенко, в отличии от Путина, балласт достался вместе с системой. Националисты использовались олигархо-бюрократическим картелем для осуществления революции. А после революции мало того что они оказались не нужны, они оказались опасны. Донбасский конфликт выбил из под ног землю у юго-восточных олигархов во главе с Ахметовым, объединил общество вокруг новой украинской власти, но, самое главное, убрал из системы свободных радикалов, направив их в крепкие объятия русских нациков, казаков, имперцов и прочих донбасских шахтеров.

Самым же показательным и по-своему ироничным стал тот факт, что донбасским Готфридом Бульонским стал Сурков, незадолго до этого «сожранный стабилизацией» и выкинутый из внутриполитической кормушки России. Модераторы системы — знающие люди — понимают, что абы кого из системы на улицу выкидывать не следует.

Нам же остается лицезреть как долго они будут держать Слив на Донбассе в работающем режиме, грайндером перемалывающим толпы фанатиков; как они будут поступать с отходами Слива, возвращающимися на родину живыми, злыми и опытными бойцами; и смогут ли оппозиция и элиты, конкурирующие с российской на мировой арене, повернуть механизм работы Слива против его создателей.



util