Badge blog-user
Блог
Blog author
Artyom Alexandrov

Никто не Шарли. Даже Шарли

7 Января 2016, 18:05

Никто не Шарли. Даже Шарли

Статистика Постов 3
Перейти в профиль

af9c1288713f.jpg
Сотрудники «Шарли». Все люди на фото кроме Суриссо
(посредине) и Морисы (вторая справа) убиты.



Один из редакторов французского сатирического журнала «Шарли Эбдо» Лорен Суриссо в июле в интервью журналу «Штерн» сообщил, что они больше не будут рисовать карикатуры на пророка Мухаммеда.

«Мы рисовали Мухаммеда, чтобы защитить принцип, согласно которому каждый может рисовать, что хочет. Мы свою работу сделали. Мы защитили право на шарж. Мы до сих пор верим, что мы имеем право критиковать любую религию», — сказал в интервью Суриссо.

«Шарли Эбдо» стал известен во всем мире после того, как за право критиковать любую, а на самом деле одну религию, часть редакции заплатила жизнью. Суриссо во время атаки двух мусульман на сотрудников журнала 7 января получил пулю в плечо. Он упал и решил притвориться мертвым, что его и спасло. Лежа на полу Суриссо слышал как религиозные фанатики один за другим убивают его коллег. Только тот, кто пережил нечто подобное может осуждать его за отказ от карикатур на Мухаммеда.

«Немного странно, когда от тебя ожидают, что ты будешь упражняться в свободе самовыражения, когда никто другой этого делать не смеет», — отметил в том же интервью редактор журнала.

Как же так? Ведь миллионы во Франции и в остальном мире выразили солидарность с убитыми, подержав карандаши и таблички с надписью: «Я — Шарли» (Je Suis Charlie). Газеты напечатали эту фразу у себя на первой полосе. Соцсети пестрели хэштеном #JeSuisCharlie.

Суровая правда в том, что это все не в счет. Единственное, что нужно было сделать, что позволило бы честно говорить Je Suis Charlie — это разместить у себя на первой полосе карикатуры на Мухаммеда. Нужно было с карикатурами в руках, вместо карандашей и табличек, пройтись маршем и сфотографироваться. Тогда было бы слишком много людей, которых пришлось бы убивать и слишком много редакций, в которые пришлось бы врываться с автоматами. Только так люди взаправду, а не притворяясь могли показать, что им важно их право на свободу самовыражение. Однако, как верно заметил Суриссо, никто этого делать не смеет.

Согласно заявлениям Роскомнадзора, единственное российское СМИ, которое осознанно разместило у себя карикатуру на Мухаммеда было небольшое петербургское СМИ «Агентство Бизнес Новостей» (в котором я сейчас работаю). Больше никто не посмел. Помню, как я ждал первого в 2015 году выпуска программы «Познер». Она выходила через 13 дней после нападения на редакцию. Вот сейчас, думал я, гражданин Франции, великий российский журналист Владимир Познер скажет, как важна свобода слова и что карикатуры можно рисовать на любую религию. Какого же было мое удивление, когда Познер посвятил свой, завершающий передачу, монолог актуальной проблеме плохого образа русских в кино. До конца дослушать его речь мне помешала звякнувшая по полу челюсть.

Зато высказаться на счет карикатуры «Шарли» на упавший российский лайнер А 321 Познер не переменул. Журнал тогда сделал несколько шаржев, в частности, на одном изображался самолет, которому сзади прилетает ракета и надпись: «Наконец-то секс-видео!».

«У меня карикатуры вызвали чувство отвращения и стыда...Когда семерых работников журнала убили исламские экстремисты за публикацию карикатур на пророка Мухаммеда, вся Франция встала на дыбы. Вся Франция вышла на защиту свободы слова с лозунгом Je Suis Charlie — „Я — Шарли“. Я гордился Францией и французами. Кто сегодня скажет Je Suis Charlie? Точно не я», — сказал Познер.

Известный, в том числе, своим атеизмом телеведущий добавил, что карикатуры на упавший самолет — это «кощунство».

Другой известный журналист Александр Минкн из «МК» в ответ на публикацию карикатур на авиакатастрофу опубликовал у себя коллаж: Главреда «Шарли Эбдо» Жерара Бриара насилует араб. И опять: когда коллег Бриара пристрелили, Минкин и не подумал опубликовать карикатуры на пророка. На боязнь оскорбить чувства верующих и попасть на карандаш Роскомнадзору пассивность Минкина и других списать нельзя — ведомство предупредило, что будет карать за картинки через несколько дней после теракта, когда они уже висели на страничке сайта «Агентства Бизнес Новостей».

Хорошо известно, что «Шарли Эбдо» многие критиковали и в западном мире. Каждый раз, когда очередная картинка в небольшом журнале возмущала общественность слова карикатуристов о принципах свободы слова и свободы самовыражения тонули в возмущенном гаме. Исключением не стали даже карикатуры, после которых художников убили. А что вы хотели? Почему вы не уважаете чужую религию? Нельзя кричать «пожар!» в битком набитом кинотеатре и так далее. После терактов в Парже 13 ноября стало очевидно, что карикатуристы «Шарли» были на самом деле пожарными, которые кричали «Пожар!» в кинотеатре, когда он действительно там разгорался. Удивительно, но опять выяснилось, что если сегодня вы хотите запретить рисовать карикатуры на религию (или катастрофу), то завтра вам постараются запретить ходить в кафе, на концерт или футбольный матч.

К сожалению, спустя год после расстрела художников «Шарли» все выглядит так, что выводы сделаны не были. Журналисты не встали плечом к плечу в борьбе за то, что придает смысл их работе — свободу слова. Не поменялось и общественное мнение. Единственное серьезное изменение — потеря самого мужественного борца, самого журнала, который теперь не рисует карикатуры на Мухаммеда. Неприятно это осознавать, но все говорит о том, что сотрудники «Шарли Эбдо» 7 января 2015 года умерли за хэштег.
util