Badge blog-user
Блог
Blog author
Джо Барбаро

И.Т. Посошков о чайках, щипании орехов, питейной прибыли и заморской «димократии»

2 Апреля 2016, 15:05

И.Т. Посошков о чайках, щипании орехов, питейной прибыли и заморской «димократии»

Статистика Постов 87
Перейти в профиль

Ива́н Ти́хонович Посошко́в (1652, село Покровское, близ Москвы — 1 февраля (12) 1726 года, Петропавловская крепость, Санкт-Петербург) — первый русский экономист-теоретик, также публицист, предприниматель и изобретатель.

(Википедия — Свободная энциклопедия).


Источник: Посошков И.Т. Книга о скудости и богатстве и другие сочинения. — М., 1951.

Орфография сохранена. В квадратных скобах пояснение особенно неясных мест. Курсив везде мой.


О чайках: «И я сему не могу веры нять [не могут поверить. — Джо Барбаро], чтоб таких здоровяков, и в службе не бывавших, великий государь в суд пожаловал» (97).

Что делать: «А кои дворяня в службу написаны и ни на какой службе не бывали, и буде каким пролазом добьютца начальства, а буде кто, какова чина ни буди, хотя дворянин, хотя холоп ево или чужой чей или церковник, хотя и крестьянин, подлинно уведает, что пожалован в судьи иль в камисары или ид во иное какое правление, или кто и без начальства в доме своем живет и крестьянами владеет, а великому государю никаковые службы не показал, то у таковых бы людей отнимать и отдавать тем, кои его царскому величеству служат. А доводчику дать четвертая доля изо всего владенья его или и половина, чтоб лучши радели и о таковых лежебоках доносили» С. 98

Чтоб никто без дела не сидел, точнее, не лежал, «чтоб дней своих никакия люди даром не теряли и хлеба бы даром не ели» (107):

«Какой человек ни увидит нищаго здороваго, то, УХВАТЯ бы его, привел в приказную полату, и записать, где ево взял, и, записав, отдавали бы их из приказу тому, кто ево привел, а буде он не возмет, то кто ево востребует, отдават бы вовсе, чей бы он ни был. А буде никто не возмет, то отсылат бы их к каковым делам государевым» (106)

Чиновники «прохладно» жили и «заяцев» в лесах ловили: «И всякому правителю во своей провинцыи или и канцелярии, аще кто восхощет государю своему порадети, то не надобно ему много пить и прохладно жить и по лесам заяцов ловить, но в том все свое попечение иметь, како бы скоряе дела вершить» (108)

И в правоохранительных органах: «А иных и безвинно сажают, иного посадят и на час, да ЗАБУДУТ, то он в забвении просидит и год место» (109).

Что делать:

«А буде за сутки будет кой судья в исцове деле держать, то кормить того колодника судье СВОИМ хлебом, и есть ли учинено будет тако, то по нынешнему держать долго не будут» (110).

Т.е. если судья прохлаждается или «заяцев» ловит, а дело стоит, — пусть и кормит арестантов за свой счет.

Охрана порядка в общественных местах: «А и кроме приказа всякому командиру во всей каманде смотрить накрепко, чтобы никто нигде даром не шатался и робята молодые кроме праздничных дней отнюд бы по улицам ни кознами, ни кубарями, ни иными какими играми не играли, а и в мужестве сущия никаковые вещи напрасно не тратили и яйцами б не билися» (109).

Если чиновник бизнесом похочет заняться: «Буде кто, коего чина ни будь ...похотят торговать, то надлежит им прежней свой чин отставить и записатца в купечество и промышлять уже прямым лицом, а не пролазом» (114)

Протекционистская политика: «И управителем не токмо одним купецких дел, но и гражданским надлежит смотрить того накрепко, чтобы непотребнаго и непрочнаго ничего из-за моря и из-за рубежей в Русь не покупали» (127). «А наипаче таких товаров не принимать, которые, купя, выпить, да выссати, или, приняв, розбить и бросить. Стекляная посуда мочно нам к ним возить, а не им к нам» (125)

Об «одежном распоряжении», или как можно пополнить казну:

«И о одежном расположении, аще инем [иным, другим. — Джо Барбаро] повидитца дело невеликое, мне же мнитца, велико оно. Первое, что ЧИН ОТ ЧИНА ЯВЕН БУДЕТ и всяк свою мерность будет знать, другое, что у всякаго чина денежные изтраты излишные не будет, третие, что ЦАРСТВУ ПОПОЛНЕНИЕ будет немалое» (130).

Помните, на прошлых выборах Сладенький говорил, что надо-де учредить СЛЕЖКУ за жёнами чиновников, ратифицировав 20-у статью Конвенции ООН против коррупции? Посошков об этом писал еще 300 лет тому назад:

«И аще у кого пожитку в выше тысячи рублев, а он платья по своему достоинству ПРОТИВНО СВОЕГО КЛЕВРЕТСТВА носит не будет, и кто, ВЕДАЯ ЕГО ПОЖИТОК, донесет о нем, то все ево пожитки ПЕРЕПИСАТЬ...А кто выше своея меры платье себе зделает, и по доношению то платье СНЯТЬ С НЕГО и отдать тому, кто в том непристойном платье обличит ево» (130-131).

Одежду чтобы носили по чину, а не «пролазом»:

«Первая статья купеческаго чина, кии вышши тысящи [которые выше тысячи. — Джо Барбаро] рублев, даже до десяти тысящь пожитка у себя имеют, тыи бы носили наверьхних кафтанех от сукна кармазиннаго, кой купуютца [покупаются. — Джо Барбаро] выше двух рублев, а камзолы луданые и стофные и прочие шелковые парчи, а разноцветных парчей купечество и на малых своих детей не надевали бы...И штаны бы имели суконные и триповые, а камчатых и парчевых отнюд бы не было у них, а на ногах имели бы сапоги, а башмаков тот чин отнюд не носил же бы.

Собольи шапки носили бы гости да гостиные сотни, кии выше десяти тысячь имут у себя пожитку» (129).

Самоуправление: «И, приехав в село или в деревню, исчислили бы мужеск пол по головам и изо всякаго бы десятка мужеска пола выбрали б по десятскому, а ис пятидесятков по пятидесятскому, а з десяти десятков по сотско[му]» (154).

Профилактика преступлений (правонарушений): «И куды к[о]му случитца ехать, то бы у сотских или у пятидесятских своих брали за их печатьми отпускные писма и в тех писмах описывали бы имянно, куды кто поехал и за ким делом и на колико время поехал... И не то, что десятские, но и сами бы все господа и люди между собою друг за другом смотрили бы накрепко, чтобы отнюд без ведома своих пятидесятских никуды никто не ездил и ночною порою из домов своих не исходили бы» (152)

Борьба с тунеядством: «А буде кой крестьянин, хлеба напахав, да станет гулять и въпредь НЕ СТАНЕТ НИЧЕГО ЗАПАСАТЬ, и таковых, не токмо помещикам иль прикащикам, но и сотским надлежит за ними смотреть и жестоко наказывать, чтобы от лености своея в скудость не приходили и в воровства бы, ни в пьянство не уклонялись» (179).

Борьба с щипанием орехов: «И о орехах не худобы учинить и заповеть, чтоб никто прежде Семеня дни их не щипал, но дали бы им созреть, чтобы ядро наполнилось...И после Семеня дни без воли сотскаго и без общаго совету отънють бы не начинали их щипать» (173-174)

За неуплату пошлины: «А буде кто, накупя скота, погонит, не запятнав [не постав клеймо, за что взымалась специальная пошлина. — Джо Барбаро], то, аще и сь выписью погонит, взять ВСЯ ТА СКОТИНА НА ГОСУДАРЯ» (215-216).

Как пополнить бюджет: «А ПИТЕЙНАЯ ПРИБЫЛЬ самый древний интерез царскаго величества» (222)

Здесь же. Установление питейной монополии, а вместе с тем выгода само-управления и как можно было получить 5 «рублёв» и «от помещика свободу»:

«И всять [взять. — Джо Барбаро] у все[х] дворян скаски [„сказка“ — это перепись или опись. — Джо Барбаро] с подкреплением, чтобы им въпред посуды винокурной у себя отнють не иметь и, созвав людей и крестьян, сказать им явно, чтоб люди их и крестьяне все ведали... А буде коего дворянина дворовой человек или крестьянин, увидя у помещика своего винокурную посуду или трубу винокурную, да, шед, уведомит, то дано ему будет — дворовому человеку пять рублев, а крестьянину полтретья рубля да от помещика свобода» (230).

Последствия введения питейной монополии: «И за таким повелением всякаго звания человецы будут великому государю платежшики и домашняго своего варения ДАРОМ НЕ БУДУТ ПИТЬ» (233).

У басурман деньги «силу» имеют по «купецкой цене», а не по власти государя:

«Иноземцы в своих иноземских денгах сличают цену по положению в них материалу, А НЕ ПО ВЛАСТИ королевской, они паче почитают серебро и медь» (237)

«И тии купцы по купечеству своему товар в денгах числят, а королевскую персону полагают на них въ место свидетеля... И по нашему простому разумению, то стало быть королю безчестие, а не честь, что не по имении его денги в себе силу имеют, но по купеческой цене» (239).

О заморской «димократии»:

«У иноземцов короли власти таковыя не имеют, яко народ, и того ради короли их не могут по своей воле что сотворити, но самовластны у них подданыя их, а паче купецкие люди. И мне ся мнит, тот их совет вельми нам не пристоен, понеже у нас самый властителный и вцелый монарх, а не ористократ, ниже димократ» (239).


util