Badge blog-user
Блог
Blog author
Джо Барбаро

О потребности идентификации, механизме канализации и продукте брожения сытости

4 July 2016, 21:44

О потребности идентификации, механизме канализации и продукте брожения сытости

Статистика Постов 87
Перейти в профиль
«Поддерживая» государство, народ просто идентифицирует себя с ним. Поэтому не имеет значения, что именно делает государство. Народ будет «поддерживать», даже если оно ничего не делает (но это маловероятно). Значит, есть такая потребность («духовная» можно сказать).

Само собой, абстрактно, т.е. отвлекаясь от лиц, которые «стоят у власти», государство НЕ ДАЕТСЯ народу ни в ощущении, ни в представлении. Эти лица до такой степени «срослись» (в представлении народа) с государством (это мы видели на примере Украины, когда одно лицо у власти там «самоусунулось», в результате САМО государство как бы — в представлении российского обывателя — перестало существовать и часть территории этого государства оказалась в составе другого государства), что даже «особые приметы» этих лиц входит в народное «понятие» государства, как необходимая его часть. Так, если у власти стоит лицо с усами, то народ, «рефлексируя» над этим фактом, с трудом отделяет власть от усов власти. Власть ДОЛЖНА быть с усами!

В представлении народа власть пристает к этим лицам, как банный лист к ... тому самому месту. Поэтому можно сказать, народ идентифицирует себя не просто с государством (с «институтами»), а с ЖИВЫМ государством, поддерживаемым лицами, что «стоят у власти».

Однако, что это за потребность?
Обыватель слаб, но он хочет (с чего вдруг — другой вопрос; об этом ниже) почувствовать силу, приобщиться к ней. Человеку свойственно ошибаться? Но именно поэтому в случае русского человека ДОЛЖНА существовать инстанция, которая не ошибается никогда.

Сила. Правда. Справедливость. Мудрость. Благородство. Эти и, возможно, другие (Красота?) качестве переносятся (бессознательно) на государство. Причем переносятся они и государство, их носитель, становится непогрешимым в силу того, что сам народ про себя чувствует или знает, что этими качествами помимо государства, в своей частной жизни не обладает.

— По молодости как-то с пацанами магазин ВЗЯЛИ и... ошиблись (ошибка молодости — с кем не бывает), получив по 5 лет. А ежели государство что берет, Крым например, то не может оно ошибаться, потому что — ГОСУДАРСТВО.

Почему государство? Ну а кто же еще! В частной жизни каждый сам по себе («пробивается»), в публичной — один за всех и все за одного. В частной жизни каждый ошибается, зато в публичной... В публичной жизни мы — свидетели Истины.

— В частной жизни мы — 5 человек — брали магазин, полагая: он наш, но ошиблись. В публичной мы крымы берем, здесь ошибки не может быть, потому что мы — само ГОСУДАРСТВО.

Следовательно, вопрос может стоять, не почему государство, а почему ЭТО государство. А здесь уже другая, проливающая свет на саму эту идентификацию народа с государством, функция.

«При демократах» что делали, когда ЖМУТ? Правильно, прикладывались к бутылке. А «при Путине» — к Америке. Посредством теле-видения (теле-политики). Посмотрел по телевизору «Время покажет» — и больше не жмут. Как рукой сняло. «При демократах» «отрывались» каждый поодиночке. «При Путине» — все вместе, «народом». В частной жизни меня жмут (потому что каждый сам по себе, сам «пробивается»), а в публичной, идентифицируя себя с государством, МЫ жмем. Турцию. Америку. Украину.

Таким образом государство снимает напряжение внутренней политики, канализирует вырабатываемое «внутренней» (частной) жизнью недовольство обывателей, направляя его вовне. На Украину, Америку, Турцию.

Психологический механизм этой канализации был описан еще Достоевским. В притче о фельдъегере. Фельдъегерь, отправляясь по государственным делам, колотит сзади ваньку-извозчика: чтоб ехал быстрее. Тот, в свою очередь, отыгрывается на лошади, а вернувшись из государственной командировки, — еще дома, на жене. В данном же случае функцию фельдъегеря выполняет ...жена (дома) и начальство (на работе), вообще — «внутренняя» (или частная) жизнь; она-то и «колотит». А функцию лошади и жены — Америка, Украина и прочее «вовне».

Если «при демократах» был спиртной дух, то «при Путине» — «духовный» спирт. Откудова взялся сей дух? От сытости (продукт брожения сытости). Точнее, от резкого перехода из одного состояния в другое. Проблема не в том, что человек сыт, а в том, что он бывает порой ВНЕЗАПНО сыт. Переход от лапши Анаком к «мясной писче» не мог не вызвать головокружение от внезапной сытости. Не мог не дать прибавочным продуктом в голову рефлексию сытого над собой.

«Духовность» и есть это самосознание сытости. Не хлебом единым жив обыватель — крымы ему подавай. Как бобики бегали «при демократах» — голодные и легкие. Какое там Крым — штаны б не потерять. «При Путине» ремней на штаны не надо — уверенной, тяжело-важной походкой идем мы — пузом вперед: НАШ Крым! задавлю, шляпа!

Между тем, согласно американским учебникам, вроде как противоречие, ведь сытый — значит миролюбивый. Чем больше сытых, тем прочнее и демократия, и «мир во всем мире». Куды там! На нем штаны трещат, а он туда же — НАДО ему в Сирии. «Поддерживает» он.

В чем дело? Почему наш не такой, как все? Потому что внезапная сытость не сама собой случилась, как снег на голову, а государство подсуетилось. Затрещало за ушами и пробудилось сознание:
— Сытость связана с государством.

Ай да власть! ТРОНУТЫЙ обыватель привязывается к государству, как теленок к матке. Лапша на уши принимается им как раз на почве этой тронутости.
— Не будет государства — не будет и сытости, — сказал эксперт по телевизору.
— Будь начеку. Береги государство. Либерал волком смотрит — караулит момент, чтоб на старую повернуть. Придут демократы — опять зарплаты платить перестанут.
Разве можно кормящую власть променять на «сменяемость»?..
util