Badge blog-user
Блог
Blog author
Джо Барбаро

Учение о представительстве «народа в целом». Продолжение

9 Октября 2015, 12:49

Учение о представительстве «народа в целом». Продолжение

Статистика Постов 87
Перейти в профиль

Еще в Постановлении от 24.12.1996 N 21-П Конституционный Суд РФ установил, что содержанием избирательных прав граждан «охватывается только процесс избрания, а не последующие отношения между депутатами и избирателями» (п.4).

Чтобы в этом убедиться, разберем Постановление Конституционного Суда РФ от 22.04.2013 N 8-П[1].

Суть дела заключалась в следующем. Заявители оспаривали конституционность части первой статьи 259 ГПК РФ, пунктов 2 и 3 статьи 77 ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ» и частей 4 и 5 статьи 92 ФЗ «О выборах депутатов ГД ФС РФ», руководствуясь которыми Верховный Суд РФ и Колпинский районный суд Санкт-Петербурга пришли к выводу, что такое нарушение избирательного законодательства, как неправильный подсчет голосов, на которое заявители ссылались в обоснование своих требований, может повлечь за собой нарушение прав политических партий при распределении между ними депутатских мандатов, а не избирательных прав граждан; между тем действующее законодательство связывает право избирателей на обращение в суд с защитой именно их нарушенных прав, основаниями же для отмены решения соответствующей избирательной комиссии о результатах выборов по пропорциональной избирательной системе признаются лишь те нарушения избирательного законодательства, которые затрагивают права и интересы политических партий, список кандидатов которых допущен к распределению депутатских мандатов либо которым незаконно отказано в регистрации списка кандидатов.

По мнению заявителей, оспариваемые ими законоположения не соответствуют статье 3 (часть 3) Конституции РФ, поскольку необоснованно ограничивают круг лиц, имеющих право на оспаривание итогов голосования, результатов выборов, политическими партиями и, соответственно, не позволяют гражданам-избирателям в случае неправильного определения итогов голосования, результатов выборов добиваться их отмены.

Другими словами, до вступления в силу рассматриваемого Постановления считалось и в практике судов общей юрисдикции находило подтверждение[2], что "нарушение избирательных прав в виде неправильного подсчета голосов не затрагивает права избирателей, поэтому суд мог даже не начать производство(в соответствии с ч.1 ст. 259 ГПК РФ). Нарушения же избирательного законодательства, на которые ссылался заявитель могут повлечь за собой нарушение прав только политических партий при распределении между ними депутатских мандатов. Значит, избиратель свое дело сделал — отголосовался — и может спать спокойно.

Далее, из фабулы дела узнаем, что определением Рузского районного суда Московской области от 17 октября 2012 года гражданину А.В. Заякину было отказано в принятии заявления об отмене решения участковой избирательной комиссии об итогах голосования на выборах Президента РФ. Свой отказ суд мотивировал тем, что правом на оспаривание итогов голосования обладает лицо, которое принимало участие в выборах в качестве кандидата, т.е. реализовало свое пассивное избирательное право, и что заявитель, ссылаясь на нарушения, допущенные, по его мнению, при голосовании в Рузском районе Московской области участковой избирательной комиссией и территориальной избирательной комиссией, вследствие которых результаты выборов были искажены по всему федеральному округу, не приводит каких-либо доводов, свидетельствующих о непосредственном нарушении его активного избирательного права (п. 1.4 данного Постановления).

Одно из двух. Или нарушением порядка подсчёта голосов, фальсификацией итогов голосования или иным способом искажения волеизъявления избирателей не затрагиваются (не нарушаются) материальные права избирателей. Или материальные права избирателей затрагиваются, но они не могут (не могли до вступления в силу настоящего постановления Конституционного суда РФ) их защитить в судебном порядке непосредственно — они не являются (не являлись) субъектами в процессуальном смысле в данного рода спорах.

В том случае, если они считали, что действиями избирательной комиссии или иных участников избирательного процесса нарушены их материальные права, они могли осуществить защиту своих прав лишь обратившись к тому участнику избирательного процесса, который может выступать в данном деле заявителем (партия, участвующая в выборах, кандидат в депутаты Гос. Думы, кандидат в Президенты РФ).

«Материалы, представленные в Конституционный Суд РФ заявителями по настоящему делу, свидетельствуют о том, что суды общей юрисдикции при рассмотрении конкретных дел исходят, как правило, из такого понимания положений части первой статьи 259 ГПК РФ, подпункта «з» пункта 9 статьи 30, пункта 10 статьи 75, пунктов 2 и 3 статьи 77 ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ», частей 4 и 5 статьи 92 ФЗ «О выборах депутатов ГД ФС РФ», при котором нарушения избирательного законодательства, допущенные в ходе подсчета голосов и установления итогов голосования, определения результатов выборов, рассматриваются как затрагивающие только пассивное избирательное право граждан, принимавших участие в выборах в качестве кандидатов, в том числе включенных в списки, выдвинутые избирательными объединениями, т.е. право на обжалование такого рода решений и действий (бездействия) избирательных комиссий фактически признается только за кандидатами и избирательными объединениями, а также за лицами, которым незаконно было отказано в участии в выборах в соответствующем статусе.

Таким образом, ... в правоприменительной практике не признается право граждан, принимавших участие в выборах в качестве избирателей, на обжалование итогов голосования на том избирательном участке, на котором эти граждане принимали участие в выборах; это приводит к отрицанию вытекающей из Конституции РФ юридической природы избирательных прав и обусловленных ею возможностей судебной защиты в рамках обжалования избирателями решений и действий (бездействия) органов публичной власти, их должностных лиц, которые воплощают в себе как индивидуальный (частный) интерес, связанный с восстановлением нарушенных прав, так и публичный интерес, направленный на поддержание законности и конституционного правопорядка, и, соответственно, являются неотъемлемой характеристикой нормативного содержания права каждого на судебную защиту, одной из необходимых и важнейших его составляющих" (п. 4.2).

В чем заключается мой, как избирателя, индивидуальный интерес?

В том, чтобы был восстановлен результат моего волеизъявления. На данном избирательном участке (см. примечание 16, абз. 2).

Но голосование во всяком случае, независимо от фальсификации, есть акт публичный. Поэтому и избиратель, получив возможность (по своему избирательному участку) быть заявителем в такого рода делах, отстаивает публичный интерес. Его же избирательные права по-прежнему не идут дальше избирательный урны.

Итак, оттого, что число потенциальных субъектов данных тяжб увеличилось, природа самой тяжбы не перестала быть публичной. Избиратель в данном случае выступает не в свою пользу, отстаивает не «свои (частные) интересы», а публичные интересы.

«В Российской Федерации, как в любом демократическом правовом государстве, депутат законодательного (представительного) органа государственной власти наделен специальным публично-правовым статусом. Участвуя в законотворчестве и осуществлении других функций, возложенных в системе народовластия на парламент, депутат является представителем всего народа (в общероссийском парламенте) или представителем всех граждан, проживающих в субъекте РФ (в законодательном органе государственной власти данного субъекта РФ), при этом он связан лишь Конституцией РФ и своей совестью (принцип так называемого свободного мандата)» (Постановление КС РФ от 12 апреля 2002 года N 9-П, определения КС РФ от 4 декабря 2007 года N 797-О-О и от 19 мая 2009 года N 598-О-О).

Т.е. ничем не связан. Потому что все граждане, а не только депутаты «связаны» Конституцией. Совесть? А что это?..

Постановление Конституционного Суда РФ от 28.02.2012 N 4-П «По делу о проверке конституционности пункта 1.1 статьи 12 Федерального закона „Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации“ в связи с жалобой гражданки Т.И. Романовой» // «Вестник Конституционного Суда РФ», N 2, 2012, из резолютивной части:

«Депутат наделяется независимостью для того, чтобы он мог адекватно выполнять политическую волю избравшего его народа.

При этом принципиально важной является взаимосвязь депутата и граждан, интересы которых он представляет,

опосредуемая деятельностью политических партий,

что, однако, не может означать подчинение депутата той политической партии, по списку которой он был избран, как организации, имеющей собственные (групповые) интересы, —

подобная юридическая конструкция (принцип так называемого императивного мандата) не соответствовала бы конституционному определению парламента РФ как законодательного органа РФ, представляющего интересы всего российского народа, и законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта РФ как представляющего интересы всех граждан, проживающих в данном субъекте РФ».

Велик и могуч русский язык!

Если депутат наделяется независимостью, чтобы адекватно выражать волю НАРОДА, то что еще за граждане, «интересы которых он представляет»? Или одно дело выражать волю, другое — представлять интересы?

Значит, волю мы выражаем народа, а интересы граждан?!..

Причем взаимосвязь, опосредуемая деятельностью политических партий!

Если бы взаимосвязь с гражданами была бы непосредственной, то сам собой рано или поздно, коль скоро люди в своем уме, встал вопрос: или депутат представляет наши интересы, а мы можем с него спросить, или зачем он такой, со свободным мандатом нам нужен? Но партия встает между, отношения между гражданами (избирателями) и кандидатом в депутаты опосредствуются партией, членом которой является этот кандидат-депутат. Партия нужна ему, чтобы перевести стрелки с себя на нее, обеспечить себе свободу рук. Скакнув же (используя трамплин партии) в Думу, он дает копытами уже самой этой «своей» партии, становясь представителем...да-да, читатель, «народа в целом»...

Из этого же постановления:

«Поскольку результаты выборов определяет исключительно голосование избирателей, ни сама политическая партия, ни тем более ее фракция в парламенте не вправе по своему усмотрению менять его итоги, принимая в дальнейшем в отношении лиц, избранных депутатами по списку кандидатов, выдвинутому данной политической партией, решения, последствием которых будет прекращение депутатских полномочий, — иное было бы несовместимо с принципом народовластия и конституционно-правовой природой активного и пассивного избирательного права» (п. 2 мотивировочной части).

Но, черт побери! я голосую за партию (список кандидатов) или за членов партии (членов списка)?

Если, голосуя за список в целом, я голосую за каждого из списка в отдельности (и на этом основании этот «каждый в отдельности» может противопоставить себя партии), то зачем тогда вообще пропорциональная система, зачем тогда вообще партии? Я голосую за партию, Митрофанов партии изменяет, но партия не может, не нарушая «принципа народовластия», в отношении своего члена принимать «решения, последствием которых будет прекращение депутатских полномочий»!

Таким образом, мы видим, что партия — всего лишь инструмент для попадания в Думу.



[1] Постановление КС РФ от 22.04.2013 N 8-П «По делу о проверке конституционности статей 3, 4, пункта 1 части первой статьи 134, статьи 220, части первой статьи 259, части второй статьи 333 ГПК РФ, подпункта „з“ пункта 9 статьи 30, пункта 10 статьи 75, пунктов 2 и 3 статьи 77 ФЗ „Об основных гарантиях избирательных правиправа на участие в референдуме граждан РФ“, частей 4 и 5 статьи 92 ФЗ „О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания РФ“ в связи с жалобами граждан А.В. Андронова, О.О. Андроновой, О.Б. Белова и других, Уполномоченного по правам человека в РФ и регионального отделения политической партии СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ в Воронежской области» // СЗ РФ, 06.05.2013, N 18, ст. 2292

[2] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 марта 2011 года N 5 «О практике рассмотрения судами дел о защите избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ», согласно пункту 20 которого в случае, когда в заявлении, поданном от своего имени, оспариваются решение, действие (бездействие), не затрагивающие избирательные права заявителя, в принятии этого заявления должно быть отказано на основании пункта 1 части первой статьи 134 ГПК РФ, поскольку оно исходит от лица, не имеющего права на такое обращение.

Теперь суды общей юрисдикции не вправе отказывать в принятии к рассмотрению заявлений граждан, принимавших участие в выборах в качестве избирателей, в защиту своих избирательных прав, нарушенных при установлении итогов голосования на том избирательном участке, на котором эти граждане принимали участие в выборах (Постановление Конституционного Суда РФ от 22.04.2013 N 8-П).

util