Badge blog-user
Блог
Blog author
Джо Барбаро

Южный ветер

30 October 2016, 14:21

Южный ветер

Статистика Постов 87
Перейти в профиль
99-ой годовщине вооруженного восстания в Петрограде посвящается.

Дайте мне точку опоры, и я переверну землю, — говорил Архимед, не состоя при этом ни в какой партии. Оппозиция в России (при этом не имеет значения, чьих она будет), сколько ни «ходит» по выборам и по «думам», «борясь» с «режимом», этой точки найти не может (или не хочет?).

А между тем она есть, она «дадена» по меньшей мере уже как год и 9 месяцев.
Поэтому следует перестать говорить о времени, вспомнив, что есть еще и пространство. Смена власти начнется в России не когда, а где. Не в 18-ом (или 17-ом) году, а ... на Донбассе. Именно оттуда уже сейчас можно начать менять власть. Это и есть точка опоры.

Оппозиция, которая действительно хочет по-бороть «режим», не на словах, а на деле, уже давно бы занялась ДЕЛОМ. Впрочем, есть мнение, что никакой оппозиции в России нет...

На Донбассе Путин оказался в ситуации, когда надо принимать решение по принципу «или-или», причем, какое бы решение он ни принял, сухим из «воды» ему не выйти во всяком случае (вместе с тем следует отметить, что он «вовремя» сумел остановиться, и сейчас его шансы удержать ситуацию, но уже не на Донбассе, а в России, равны 50 на 50, а не 30 на 70 или на 90 в случае если бы он действовал «более решительно»). Хотя для себя он решил пока иттить сразу в две противоположные стороны — и туда, и сюда, на деле это значит: стоять на месте. То есть ни сюда, ни туда.

И однако это стояние (на «угре») выдает его с головой, со всей его ... прозапдной подноготной. Такова ситуация.
Ту-ту-ту-туда в его положении неизбежно. Он может сопротивляться, брыкаться, кусаться — ДРУЖКИ поведут под ручки. И понесут, если надо.
А где же ОППОЗИЦИЯ (чтобы воспользоваться ситуацией)?..

Как начать менять власть с Донбасса? Поскольку мы знаем, убеждены, что если ОН останется у власти, Донбасс будет сдан (в результате выполнения «минских соглашений»), постольку какое нам теперь дело до того, что кто-то там воевал с Украиной?

Мы — политики. Если ситуация требует изменения тактики, а мы, как упертые, стоим «на своем», мы — хреновые политики. А ситуация именно такова. Не просто изменение тактики (в данном конкретном вопросе), а изменение на 180°. Если Путин, наш противник, сам повернулся (в данном конкретном вопросе) на 180°, а мы, оппозиционеры, продолжаем стоять «на своем», то с чисто политической точки зрения это означает: мы «стоим» ВМЕСТЕ с Путиным. Хотите поддержать главу своего государства? Тогда так и скажите. Или бросьте политику, это «грязное» дело.

Путин, как бы он ни выделывался (перед кухаркой по телевизору), взял курс на выход с Донбасса. А ...Гиви? Гиви взял курс на выход с Донбасса?..

Задача оппозиции как раз и состоит в том, чтобы, обнаружив противоречие, выяснить соотношение сил обеих сторон данного противоречия. Тот, кто помнит, за что воевал (а война чем-то отличается от игры вроде «выборов»: выборы прошли, и через две недели действующие лица могут забыть, чем они занимались полгода; на войне всё-таки люди занимаются чем-то незабываемым), готов ли завтра сложить оружие, сделав вид будто ничего не было? Если да, готов, тогда, конечно, оппозиции здесь искать нечего, она может спокойно готовиться к «выборам» (в конце концов вся жизнь политиков такая — от выборов до выборов).
Если нет, не готов сложить оружие и сдать ВРАГУ «русскую землю», то каковы должны быть действия оппозиции?

Если заставить Путина форсировать выполнение «минских соглашений» (как — другой вопрос дискуссионный. Можно путем углубления санкций. А можно и путем частичного снятия. Здесь надо подумать, как лучше. Запад должен повлиять на Киев в вопросе амнистии, это крайне необходимо: Гиви, положим, она ни к чему, а вот Путину в самый раз — так он быстрее начнет сливать), а всё ведь держится на одном пункте — 10, который ни одна из сторон самостоятельно выполнить не может («ополченцы» не подчиняется Киеву, но и сами по себе они «вывестись» не могут), только «гарант» (а именно — Россия), то это вызовет столкновения между отрядами «патриотов» (которые еще помнят, за что воевали), с одной стороны, и предателями (которым всё равно за что воевать, кому служить) — с другой.

Конфликт может перекинуться на соседние территории. Или, во всяком случае, к делу подлючатся люди, ушедшие с Донбасса не солоно хлебавши. (Они разочарованные «ушли в себя». Для них Путин — то же, что Ельцин, покоритель Чечни: ПРЕДАТЕЛЬ.)

Вот тогда-то оппозиция (условный Мальцев, в качестве кандидата в президенты) и выступит с лозунгом выкупа половины Донбасса, т.е. тактически встанет на сторону «патриотов» (постольку, поскольку последние готовы на деле доказать приверженность своим идеалам).

Вопрос становится ребром. Или сдаем Донбасс. Или выкупаем половину. Или Путин. Или Мальцев. Пусть Гиви решит сам. Он воевал. А не мы. Наша как владеющих оружием критики индивидов задача — правильно, сообразно требованию момента, поставить вопрос. А дальше — пусть «говорят» те, при ком умолкают музы.

Без Гиви никакая «оппозиция» не справится. Ни Мальцев, ни Шлосберг, ни Навальный, ни все они вместе взятые. Ни даже Удальцов. Не имея точки опоры, не смогут перевернуть «землю». Потому что все они — ПОЛИТИКИ. Язык их орудие, «оружие критики». Не то Гиви. Он «критикует» оружием. Ну да, он не туда, не в ту сторону «критикует». Но это поправимо. (И какая разница, кого он «критиковал» год или полгода назад, главное — он владеет искусством «критики», да в ситуации, когда каждый подобного рода «критик» на счету, когда выбирать не приходится.)

Так вот, пока те, чье оружие — критика, не сойдутся с теми, чья критика — оружие, толку не будет. Будет бесконечная игра в «выборы», в «демократию».
Так победим!

Был ветер северный. А станет южный. С юга. Молодые ветра. По-дуют. На Москву.
util