Badge blog-user
Блог
Blog author
Алексей Тавризов

Открытое письмо занимающему пост мэра Москвы С.С.Собянину

27 Февраля 2016, 11:22

Открытое письмо занимающему пост мэра Москвы С.С.Собянину

Статистика Постов 8
Перейти в профиль
Друзья-подруги, привет всем!

Я написал открытое письмо Собянину. На forpresident.ru есть опция: «Написать открытое письмо» и несколько возможных фамилий властных персонажей. Вот я и написал. 24 февраля, как кончились праздники, отправил около 12 — 13 часов.

======================================

О вашем властном поведении в Москве

Господин Собянин!

(Не могу употребить обращение «уважаемый», поскольку не хочу лгать, а это было бы ложью: я не уважаю вас. Также не могу назвать вас мэром, так как не выбирал вас: вы мне — не мэр, а просто ещё один чиновник, осложняющий мою повседневную жизнь).

Что вы делаете?!

Сначала вы сразу после своего прихода на должность затеяли замену московского асфальта на плитку и надолго сделали этим непроходимыми великое множество пеших московских маршрутов, пока шли соответствующие работы. Возможно, вам на это и наплевать, поскольку вы не ходите пешком по городу, вверенному вам в управление какими-то нехорошими или просто неумными людьми, а ездите на служебном автомобиле, прилагающемся к вашему мэрскому креслу. Но множество людей, платящих вам зарплату, поскольку исправно платят налоги и прочие платежи, всё более драконовские, ежедневно ходят пешком. Вы сильно усложнили им повседневные передвижения по городу. Слава Богу, очень уж надолго это не затянулось тогда, поскольку вы, похоже, сыграли отбой, столкнувшись с недовольством москвичей.

Однако ваша плитка продолжает вредить людям: в гололёд она обледеневает гораздо сильнее и зловреднее любого асфальта, пешеходы поскальзываются на ней и падают, ломая себе кости. Что вы сделаете, господин Собянин, даже если пожелаете одуматься (на что вообще-то мало надежд) и вернуть «как было»? Вновь затеете в городе масштабную замену уличных покрытий, только на сей раз обратно: плитки на асфальт? Вновь надолго заблокируете этим московские пешеходные пространства? У каждого из нас есть родственники, в том числе и преклонного возраста, которые не желают сидеть в домашнем заточении и ежедневно передвигаются по Москве на общественном транспорте и пешком. Они ежедневно падают на вашей плитке и ломают себе всё, что можно. Моей матери 77 лет, она ходит на имплантированном искусственном коленном суставе. Я честно предупреждаю вас: если она окажется травмирована падением на вашей плитке, то я не пожалею усилий, чтобы наказать вас по закону с предельной возможной суровостью!

После первого же своего объезда Москвы в качестве «мэра» вы предприняли атаку на мелкую уличную торговлю и зачистку открытых московских пространств от торговых точек. Этим вы не только оставили множество людей без честно заработанной копейки и куска хлеба, но и создали проблемы куда большему количеству людей, лишив их шаговой доступности к недорогим товарам повседневного спроса, в том числе пищевым продуктам. Так, уже много лет на протяжении от метро «Чертановская» до метро «Калужская» негде остановиться на минуту, чтобы разменять деньги в мелкой придорожной торговой точке: их просто не стало и нет. Когда-то в 90-е годы люди положили бездну совместных усилий на то, чтобы приблизить наконец-то появившиеся товары к их потребителям. Вы пустили прахом всё, чего им наконец удалось добиться. Что вы сделали, господин Собянин?!

Вы затеяли реконструкцию выходов из московского метро. Возможно, потребность в ней и впрямь назрела... Но эта реконструкция идёт уже не первый год, а конца-края ей не видно. Начали вы её со сноса мелких торговых точек в подземных переходах, в том числе газетно-книжных киосков, продолжили устранением автоматов по продаже прессы непосредственно в вестибюлях метростанций, перед входными турникетами, а от наземных точек продажи прессы к этому моменту уже почти ничего не осталось: в русле вашей же борьбы с мелкой торговлей. Доступ к прессе, к любым бумажным масс-медиа сделался очень непростым и времязатратным делом. Входы на станции московского метро давно уже имеют крайне жалкий вид, который точнее было бы назвать позорным. Лабиринты узких проходов, милостиво оставленных пассажирам между жестяными стенками, за которыми якобы ведутся ремонтные работы. Да сколько же они могут вестись?! Проталкивающиеся в час пик по этим тесным полутёмным проходам во встречных направлениях толпы спешащих людей. Утрата всякой узнаваемости входов на московские метростанции, их индивидуальных обликов, позволявших москвичам передвигаться среди всего знакомого машинально, быстро и притом безошибочно. Сейчас же большинство входов — это безликие лабиринты-мышеловки, полутёмные и тесные, так что без взгляда на указатели обойтись невозможно, — но и их нет: они заслонены жестяными стенками и зелёными маскировочными сетями. Изощрённым глумливым издевательством выглядят на этом фоне висящие на этих стенках и сетях массово тиражированные плакатики: «Скоро здесь будет чисто и удобно!», — быть может, когда-нибудь и будет, но лечение уже оказалось намного хуже вызвавшей его болезни... Московское метро, которое москвичи горделиво показывали гостям даже в самые тяжкие экономически времена в первой половине 90-х, давно уже является фактически поводом к затяжному унылому стыду: никто сегодня не поведёт туда приезжего приятеля «просто посмотреть», и так длится уже не первый год! Источниками стыда являются именно входы на станции. Господин Собянин, вы занимаете пост градоначальника Москвы: кому предъявлять счёт за это, как не вам?!

Вы, кажется, сделали что-то полезное для московской культурной жизни: например, заметно облагородили облик московских парков, в том числе ЦПКиО им. Горького... Но такая оценка этого — «культурного» — направления вашей активности весьма спорна в целом, поскольку одновременно вы ведёте наступление на московское культурное пространство. Назову подробно только один пункт из скорбного списка ваших прегрешений против московской культурной жизни, поскольку насчёт прочих надо аккуратно разбираться с долей ответственности общефедерального Министерства культуры... Но есть то, за что именно ваша ответственность несомненна. Культура — это не только музеи и концертные залы, но и уличная активность непрофессионалов и не вполне профессионалов. Именно через это простой маленький человек, которого нельзя назвать мастером, приобщается к культурному творчеству и обретает контакт с аудиторией, готовой потреблять то, что он готов ей предложить, и даже отблагодарить его за это какой-то копейкой. Так было всегда и везде: вспомните средневековых жонглёров и уличных музыкантов-плясунов в Западной Европе, вспомните наших скоморохов — великую в сумме культуру, которой любой знающий гордится сегодня... Вы выкашиваете и зачищаете в Москве и её, уличную культуру! Так, идёт и уже, похоже, победно завершилось наступление на арбатскую творческую публику. Старый Арбат, чудо-улица, на которой четверть века — с рубежа 80-х и 90-х — непрерывно выступали музыканты, плясуны, гимнасты, поэты и не-поэты читали свои и не свои стихи, рассказчики анекдотов веселили людей, художники-портретисты могли в любой момент нарисовать за умеренную плату портрет любого желающего или смешной шарж на него... так вот, этого чуда сейчас нет: полиция раз за разом совершала на них налёты, отбирала (фактически, разбойно грабила) орудия производства, кого-то и била, задерживала, держала в вонючих «обезьянниках» в отделениях, таскала в суды... Венцом вашей Арбатской кампании стала зачистка уличных художников, безобидных Божьих людей: если в отношении всех других можно при желании придраться к создаваемому ими шуму, то художники молчат и не мешают никому! Может ли городская полиция так себя вести без ведома и соизволения градоначальника, а скорее — его прямого приказа? Думаю, вопрос риторический. Вы уничтожили Старый Арбат, каким он был и каким мы все его любили. Вашими, господин Собянин, злыми или просто неумными усилиями Москва стала заметно серее, скучнее и унылее.

10 сентября 2015 года в Потаповском переулке открылся подвальный клуб, который именовался «культурное пространство „Шаги“ ». Там собиралась вполне интеллигентная и неагрессивная публика, была сцена, с которой звучали стихи, выступления музыкантов, даже проходили просмотры на стенке старинных советских детских диафильмов 60-х — 70-х годов: люди с интересом и удовольствием прикасались к этим раритетам... Да, продавался и лёгкий алкоголь, но пили в «Шагах» в разы меньше, чем в любой московской рюмочной: потому что приходили туда просто не за этим! Где сейчас «Шаги», господин Собянин? Они просуществовали 35 дней: 15 октября были молниеносно закрыты! Кажется, в качестве причины были названы жалобы жильцов ближайших домов на шум... Но вы должны понимать: если есть властный запрос на соответствующий «глас народа», то всегда найдутся анонимные тётя Маша и дядя Ваня, озлобленные на всё свежее и весёлое вокруг, и вот они-то скажут всё, что нужно! Поэтому я спрашиваю вас, господин Собянин: уничтожение «Шагов» — это по вашей воле? Если нет и вы его не одобряете, то вы, получается, не знаете, что делается во вверенном вам городе?

Наконец, о последней капле, переполнившей чашу терпения... Разумею предпринятое по вашему распоряжению и состоявшееся за одну ночь на 9 февраля нынешнего года окончательное уничтожение мелкой торговли в Москве. Об этом в последние дни сказано уже столько, что мне нет никакой нужды добавлять что-то фактическое от себя... Заглядываете ли вы в Интернет, господин Собянин, или же сознательно изолируете себя от информации, которая может оказаться вам неприятна? Если не заглядываете, то знайте: Интернет раскалён от вполне заслуженной ругани по вашему адресу и злых насмешек над вами! Это такая утрата доверия, авторитета, элементарного уважения, что вам, мне кажется, остаётся после этого только подать в отставку: этим вы хоть в малой мере сохранили бы своё лицо. Но вы, судя по последним вашим публичным репликам, об этом и не помышляете. На Руси существует поговорка, смысл которой примерно таков: что одному — моча в лицо, то другому — Божья роса... Вы утверждаете, что мелкие магазинчики и ларьки, находившиеся в непосредственной близости от станций метро, представляли собой угрозу для коммуникаций. Да кто вам поверит?! Ведь если даже и так, то как же тогда Москва терпела их около четверти века, а лично вы — более 5 лет, со своего назначения «на Москву» осенью-2010? Даже начав сразу после этого борьбу с ними, вы не произносили это публично в качестве объяснения: что-то не было слышно. Всё, мне представляется, объясняется гораздо проще: идёт очередной грандиозный передел собственности, участником которого вы являетесь. Вы — в доле, как говорят в криминальных и околокриминальных кругах. Мне очень жаль, но пока я не могу найти оснований думать иначе.

На пути к этой своей доле вы не брезгуете ничем. На фоне жесточайшего экономического кризиса, когда иметь хоть какую-то работу и заработок — уже счастье, вы оставили без честно добытой тяжким трудом копейки и куска хлеба тысячи людей! Куда они теперь пойдут, воровать? Видели ли вы лица женщин, работавших продавщицами в уничтоженном вами? Сероватые, обветренные, старые не по годам, с печатью вечной усталости и тревоги за завтрашний день... Да на кого вы подняли руку и ковши экскаваторов?! Несравненно большее количество людей вы оставили без возможности приобрести повседневно необходимое недорого и в шаговой доступности, «под боком». И они тоже не забудут вам этого и не простят.

«Вернём Москву москвичам!» — так вы вслух именуете это, если не ошибаюсь?..

Я живу у метро «Чертановская», так что почти ежедневно прохожу мимо места у северного выхода из станции, где ещё недавно стоял целый торговый комплекс из маленьких магазинчиков, торговавших всем необходимым, от пищевых продуктов и до аптечных и цветочных киосков. Там даже можно было быстро, на бегу, положить в терминал деньги за мобильную связь и Интернет. Всё это уничтожено вашей волей за одну ночь на 9 февраля, господин Собянин. Сначала лежала просто огромная куча обломков, и видно было, что они ещё живые: предметами, обратившимися в эти обломки, люди пользовались совсем недавно, они не успели ещё остыть от людского тепла. Потом эту кучу убрали, оставив посреди площади огромную мёртвую плешь. Я вижу лица прохожих, глядящих на это. В этих лицах — ваш приговор, господин Собянин! Один раз я заметил, как старушка, взиравшая на эту страшную картину, кажется, украдкой перекрестилась...

Вы разрушили не только мелкую московскую торговлю. Вместе с ней вы разрушили великое множество социальных связей между людьми. Продавщицы в этих магазинчиках и ларьках были всегда милы и добры ко мне, мы узнавали друг друга в лицо и здоровались, а с некоторыми были знакомы и по имени. Не улыбайтесь: тёплые социальные связи между поверхностно знакомыми людьми — это не мелочь, а великое благо и дорого стоит, спросите любого грамотного социолога! Мы успели стать почти приятелями с сотрудниками и сотрудницами этих мелких торговых точек. Но где они все сейчас, после вашей «ночи длинных ковшей»?.. Я хотел бы найти многих из них, ведь мы даже не попрощались и не пожелали друг другу всего хорошего, настолько внезапен был ваш погром, — но я не знаю, где их искать. И неужели вам наплевать, что само народное название, мгновенно прилепившееся к этой вашей акции, ставит ваше властное поведение в один ряд с гитлеровским террором? Как же метки бывают народные названия...

Вы ведёте себя в Москве не как заботливый и мудрый хозяин, а как оккупант. Действия возглавляемой вами московской власти напоминают действия власти оккупационной. Даже стилистика этих действий — рушить под покровом ночной тьмы, без предупреждения, по-разбойничьи, — наводит на такие мысли. Разумеется, не всякая оккупационная власть есть безусловное зло: так, Японии, проигравшей II мировую войну, американская оккупационная власть оказалась в основном во благо. То же самое, вероятно, можно сказать и о Германии под оккупационной властью победивших СССР и союзников. Но о вашей власти в Москве этого и подумать невозможно! Она есть власть не просто оккупанта, но ещё и жестокого самодура, уверенного в своей безнаказанности. Что ж, так я и буду к вашей власти относиться. Вы — зло для меня, заявляю вам это в открытую. Со злом полагается бороться, это древнейший этический императив. Я буду это делать всеми доступными мне нравственно позволительными способами, и можете считать моим первым шагом это открытое письмо вам, которое распространю так широко, как только смогу.

Господин Собянин, позвольте сделать вам одно предостережение: оно продиктовано гуманными чувствами к вам, поверьте. Вы практически несменяемы в кресле московского мэра: во всяком случае, ваша сменяемость в нём никак не зависит от воли москвичей. (Выборы, на которые вы, помню, пошли, да ещё и дав Алексею Навальному составить вам конкуренцию, — не в счёт, ибо это было результатом вашей барской милости, продиктованной пиарными соображениями, но не гарантированным правом москвичей, которое не нуждалось бы в вашем соизволении). Эта несменяемость ставит вас в смертельно опасное положение: у людей нет цивилизованного метода избавиться от вашей власти, если уж чаша их терпения окончательно переполнится, — значит, воспользуются нецивилизованным и вовсе варварским! Вы не в силах даже представить, какую ненависть населения Москвы стяжали себе... Вы можете не отделаться потерей только мэрского кресла, господин Собянин. Если дело дойдёт до такого, то вы рискуете не сносить головы. Я не сторонник подобного: даже активно против не только уличного линчевания, но и юридически безупречной смертной казни, то есть узаконенной. Но народ наш таков, что не послушает никаких доводов рассудка и человеколюбия, оказавшись доведён до соответствующего градуса озверения. Ни я, ни мои единомышленники ничем не сможем вам помочь, дойди дело до страшного: нас просто заткнут и затопчут, если только у нас хватит смелости попытаться остановить расправу. Да у нас её и не хватит, скорее всего.

Поймите меня правильно: я не хочу этого и страшусь.

Я взываю даже не к вашей совести и рассудку, на которые, по уже накопившимся прецедентам вашего властного поведения, надежды мало. Я взываю к вашему инстинкту самосохранения: берегитесь, господин Собянин!

Я призываю вас подумать и одуматься. И ещё я призываю вас постараться «отмотать назад», то есть исправить уже содеянное вами зло, насколько это вообще возможно.

Возможно, я недостаточно хорошо разбираюсь в границе между полномочиями разных властных структур Москвы, так что не за всё, что здесь перечислено, вы несёте ответственность. Если так, то пусть меня поправят. Но даже в таком случае я не прошу у вас извинения за резкость этого обращения к вам, поскольку исхожу из одного: вы занимаете пост мэра Москвы, а при реально сложившейся у нас практике это означает, что ваши полномочия безграничны или почти безграничны.

=== Подпись, данные ===

Я написал свою подпись и данные. Кто-то, может, спросит тут: а на хрена тебе это? Я отвечу по правде: а достали!

Вот и принимаюсь размещать возможно шире, как пообещал в тексте.

util