Badge blog-user
Блог
Blog author
Juri Motsilin

Максим Ефимов. Интервью.

14 Ноября 2015, 00:18

Максим Ефимов. Интервью.

Статистика Постов 10
Перейти в профиль
Максим Ефимов: «Моё главное желание — избавиться от лишних бюрократических барьеров»

Интервью с политическим беженцем, блогером, правозащитником, писателем Максимом Ефимовым.

Корр. Сколько лет вы в правозащите?

C 1998 года.
Корр. Почему вы не можете вернуться в Россию?

M. E/ Я в федеральном розыске. Сразу буду арестован и, как мне было обещано следственными органами, помещён в психиатрическую больницу; кроме того мне угрожали

Корр. Помещение в психбольницу без серьёзных оснований — преступление.


В том-то и дело, что никаких оснований помещать меня в психушку не было. Не было оснований и для возбуждения уголовного дела, слежки за мной, обыска и т.д. Было возбуждено уголовное дело в отношении заведомо невиновного человека. И это преступление. Проблема в том, что у власти преступники и защита прав в России невозможна.

Корр. Ваше отношение к ЛГБТ?

М.Е. Нормальное. Сексуальную ориентацию не выбирают. В России меня считают геем и очень плохо относятся из-за этого ко мне. А причина в том, что я защищал права ЛГБТ и сделал с геями фотографию. Мне даже предлагают застрелиться.

Корр. Что Вас заставило заниматься правозащитой?

М. Е. Правозащитой я начал заниматься после того, как сам столкнулся с грубейшим нарушением моих конституционных прав. Я отказывался от службы в армии, судился с призывной комиссией. Дело длилось около 1,5 лет. В конце концов, я стал первым человеком в Карелии, который отстоял своё право не служить в армии в суде.


Корр. Что для Вас свобода?

М.Е. Свобода — это великий миф. На самом деле, мы все несвободны и все зависимы друг от друга. И вот с этим ничего не поделаешь. Трагедия, когда экзистенциальная несвобода усугубляется ещё и социальной. Поэтому свободы много не бывает. Чаще её не хватает. Люди в Эстонии не свободны. Не могут быть свободными люди, ненавидящие геев, беженцев, негров, берущие кредиты, чтобы купить себе новый смартфон.

Корр. Ваше отношение к оппозиции?

М. Е. Я думаю, что настоящая оппозиция — это мыслящие и немыслящие люди, благородные и подонки, честные и жулики, великие и ничтожные. Я в политике разочаровался ещё в России и здесь в Эстонии я не вижу ничего интересного — сплошная мышиная возня, жажда быть у кормушки.

Корр. Как Вы относитесь к президенту Эстонии и к тому, что эстонские власти развернули позитивную социальную пропаганду, касающуюся беженцев?

М. Е. Знаете, чем президент Ильвес отличается от президента Путина? Президенту России повезло с народом, а народу Эстонии повезло с президентом. Но я думаю, что два срока это много. Следующим президентом Эстонии я хотел бы видеть либерально настроенную женщину.
Люди переоценивают значение слов. Важен личный пример. Вот когда президент Ильвес и другие члены правительства начнут лично участвовать в обустройстве беженцев, тогда дело сдвинется с мёртвой точки. Только поступки и личный хороший пример. Всё остальное бла-бла-бла. Люди — эгоисты и любят эгоистически. Давая деньги эстонцам для расселения у себя беженцев, можно решить проблему. Политики совершенно не заботятся о своей репутации. Им важно быть в парламенте любой ценой, даже разыгрывая расистскую, националистическую, гомофобскую карту. Ясно, что ничего хорошего от этих политиков ждать не следует.

Корр. А каково Ваше мнение о правовой системе России?

М. Е. Одна из иллюзий, которую я потерял, была иллюзия о том, что я живу в правовом государстве и в государстве вообще. На самом же деле, Россия — это бандитская страна, где законы существуют только для того, чтобы неугодного человека можно было сделать преступником, ограбить, изолировать, а то и без всякого закона просто взять и убить. Пресловутая стабильность — это миф, с помощью которого людьми эффективно манипулируют. Ну и постоянно запугивают терактами, при Путине их количество заметно увеличилось. ФСБ взрывает Россию.

Корр. Что заставило Вас обратиться к эстонским парламентариям с просьбой о получении эстонского гражданства?

М. Е. Моё главное желание — избавиться от лишних бюрократических барьеров. Будучи гражданином страны ЕС, я имел бы больше конкурентных возможностей. Например, безвизовые поездки, возможность жить в странах ЕС любое время.

Корр. Вряд ли оно пойдёт навстречу одному российскому оппозиционеру.

М. Е. Не пойдёт? Значит, не хотят в действительности помогать оппонентам и критикам российской власти, представителям гражданского общества. Хотя что может быть проще — выдать бумажку?
Корр. А от правительства много не возьмешь. Хорошо хоть то, что предоставляет политическое убежище и не препятствует политической деятельности на своей территории.

М. Е. Будь, что будет. Мой девиз: «Будьте реалистами — добивайтесь невозможного».
Корр. Где родились?

М. Е. Родился я в Петрозаводске. Был пионером и при этом первым диссидентом в школе. Ну, я критиковал систему. Называл её лицемерной. Я был в Карелии первым отказчиком от военной службы, который отстоял право не служить в армии в суде. Так что мне не привыкать быть первопроходцем.

Корр. Где учились?

М. Е. Учился я в Петрозаводском государственном университете, в Карельской государственной педагогической академии, в центре «Сэфер», в датской народной школе, в различных международных школах, на различных курсах, например, Европейской академии дипломатии, музея Яд-Вашем, журналистских курсах. Учился в школах по правам человека. Учусь всё время.

Корр. Я рад за Вас. Вы — «буйный». А вот станете «вожаком». Что будет с миром нашим?...

М. Е. «Вожаком» я не стану, потому что люди — идиоты, они никогда не выберут умных и честных людей. У власти волки, за которых голосуют овцы. Я не волк и не овца.

Корр. Кто Ваши друзья?
М. Е. У меня замечательные друзья. Очень душевные люди. Они мне помогают.
Корр. И вы еще «свободны» в части брака?

М. Е. Я был женат, но развёлся.

Корр. Что Вам не нравится в себе?

М. Е. Я мало мыслю. И мало отдаю. Пусть у меня и нет столько возможностей, но я понимаю, что необходимо отдавать. Угостить, например, кого-то обедом это в моих силах. Не люблю идиотов и скупердяев. Работаю над собой!

Корр. А что Вы хотели бы видеть в отдельно взятом человеке?

М. Е. Умение решать сложные реальные задачи.
Корр. И Вам, видимо, это удается?

Стараюсь. Куда деваться?

Корр. К российским оппозиционерам в Эстонии, со стороны её постоянных жителей, не однозначное отношение. Считается, что оппозиции нужна власть. Получив её, оппозиционеры встанут у кормушки и к ней не станут пускать других людей. Прокомментируйте такое мнение.

М. Е. Я того же мнения. Но так во всём мире. Мир ведь, по сути, делится на тех, кто у кормушки и кто нет. В Эстонии тоже полно наивных людей, которые выбирают тех, кому быть у кормушки, вместо того, чтобы самим к ней стремиться. В России нет политики сдержек и противовесов, поэтому Россия обречена на несправедливость и диктатуру.
А Вы стремитесь к кормушке?

М. Е. В 2006 году в Петрозаводске я баллотировался в депутаты Законодательного собрания Карелии. У меня была прекрасная программа. Я мог бы стать первым правозащитником в карельском парламенте. За меня проголосовало меньше всего людей. Тогда я понял, что честным людям во власть не пройти, что избиратели — идиоты, и я больше таких попыток не предпринимал. Я хотел даже отдавать свою депутатскую зарплату своим избирателям. У меня было много креативных и совершенно бескорыстных идей. Но меня не избрали. Возможно, всё к лучшему, возможно, мне просто сохранили жизнь.
Корр. В Эстонии поговаривали, что вы отказались от причитающихся Вам денег как политический беженец. Так ли это?

М. Е. А что мне причиталось? Я не жил в центре для беженцев. Это правда. И услугами государства не пользовался, когда ходатайствовал об убежище.

Корр. Говоря о журналистике, где Вы смогли публиковаться? В каких странах?

М. Е. Россия, Эстония, Бельгия, США, Канада, Грузия, Англия.
Корр. Неплохо. Рад за Вас! И так надо понимать Ваша тема — это проблемы общества?

М. Е. Точно. Хотя меня интересует и многое другое. Путешествия, искусство. Мои статьи о путешествиях и искусстве тоже перепечатывались.


Корр. В российской школе религиозные дисциплины преподают попы. Как Вы к этому относитесь?

Очень плохо отношусь. Все религии под видом изучения Библии втюхивают своё вероучение. Это не библеистика. Как только церковь находит поддержку у политиков, она становится политическим инструментом, способом манипуляции сознанием. Вера в Бога — это побочный эффект познавательной способности. Отправление религиозных обрядов же, в лучшем случае, не самый умный способ организации свободного времени, а в худшем случае — инструмент оболванивания.

Вопросы задавал Юрий Мочилин
JS media grupp
Таллинн. Эстония.




util