Badge blog-user
Блог
Blog author
Дарья Полюдова
Blog post category
Политика

Как я отбывала наказание в ФКУ КП-10 УФСИН РФ по КК и про начальство колонии

22 Октября 2017, 17:27

Как я отбывала наказание в ФКУ КП-10 УФСИН РФ по КК и про начальство колонии

Статистика Постов 82
Перейти в профиль

В самом начале срока моего отбывания наказания администрация колонии-поселения ко мне относилась еще более-менее лояльно. Когда у меня возникали какие-то мелкие конфликты с другими осужденными, тогда мой куратор сотрудник оперативной части Курова Ольга Александровна была на моей стороне в возникающих конфликтах. И начальник колонии Колодийчук Олег Юрьевич был тогда на моей стороне, ставил меня в пример другим осужденным. Я тогда соблюдала безукоризненно правила внутреннего распорядка, участвовала в культурно-массовых мероприятиях. Однако при подаче мной ходатайства об условно-досрочном освобождении администрация учреждения меня не поддерживала. При рассмотрении данного вопроса на комиссии по условно-досрочному освобождению летом 2016 года Жукова Анна Николаевна (бывший заместитель начальника КП-10 по культурно и воспительной работе) уже тогда меня попрекала тем, что я не признала вину, поэтому меня поддерживать при рассмотрении в суде моего ходатайства об условно-досрочном освобождении колония не будет. Однако уже тогда на краткосрочных свиданиях у меня присутствовал сотрудник,хотя у остальных осужденных на их краткосрочных свиданиях никогда не присутствовали сотрудники администрации за весь мой срок отбывания наказания.
Затем примерно в ноябре-декабре 2016 года вызвал меня к себе начальник колонии на личную беседу. Он начал меня упрекать тем, что я якобы провоцирую других осужденных. Тогда у меня серьезных конфликтных ситуаций с другими осужденными как таковых не было. Начальник также говорил, что якобы и в комнате у меня конфликты с другими осужденными. Однако тогда у меня в комнате все было спокойно. После беседы с начальником у меня действительно возникли конфликты в комнате с осужденной Григорович, которая придиралась тогда к тому, как я хожу по комнате, когда она днем спала, и ко всяким другим мелочам. Угрожала, что окунет меня в унитаз и прочее. Тогда и Померанцев начал провоцировать тем, что следил за мной, как я хожу в туалет, подговаривал других осужденных,чтобы они мешали мне следить за личной гигиеной, да и сам в этом участвовал. Курова О. А. тогда заступалась за Померанцева и Григорович. Говорила, что этих осужденных я провоцирую, говорила, что другие осужденные «украли всего лишь курицу, а я призывала к революции». Тогда начали сотрудники администрации упрекать тем, что я не признала вину. Жизнь в колонии для меня стала невыносимой, и тогда я объявила первый раз голодовку. Ее я держала недолго, примерно 2,5 суток, так как мама отправила ко мне на свидание двоюродную сестру, которая заставила меня поесть. Тогда после моей первой голодовки в колонию начали приезжать комиссии, помощник прокурора Бушуев Владимир Николаевич, который заступался за меня, за что его, думаю, и сняли с надзора за данным исправительным учреждением. И тогда администрация перевела меня в другую комнату от Григорович, хотя я отказывалась переходить в другую комнату, так как обжилась в ней.

Потом в течение некоторого время никто из осужденных и администрации меня не трогал. Потом издевательства опять начались, в апреле. В новой комнате одна из осужденных начала меня попрекать тем, что я крашу ногти в комнате. Раньше всем осужденным женщинам разрешалось красить ногти, только лаки для ногтей хранились у начальников отряда. Курова О. А. тогда заступилась за меня, однако на заседании совета воспитателей отряда от 20. 04. 2017 года она говорила, что я тем, что крашу ногти в комнате, провоцирую других женщин. Однако она заступалась за других женщин за то, что они, в отличие от меня, не только ногти красили в комнате, но и голову также красили. На данной аттестации Жукова А. Н. и другие сотрудники, в том числе и Курова О. А. ругали меня за то, что я не признала вину и выступаю против «руководителя государства». Также на данной аттестации сотрудники администрации говорили, что якобы я все конфликты провоцирую сама. Затем, когда я ушла в трудовой отпуск, при мне ввели обязательную зарядку в трудовом отпуске. Раньше было, что всем осужденным, уходящим в трудовой отпуск, разрешалось не посещать зарядку. А вот меня сотрудники администрации вызвали и сказали, что я должна ходить на зарядку. В связи с этим и другому осужденному, который тоже находился тогда в трудовом отпуске, сотрудники администрации сказали, что он теперь будет ходить на зарядку. 25. 04. 2017 года начальник собрал совещание, на котором сказал, что раз меня тут притесняют, как пишут в интернете, то он запретит всем женщинам красить ногти и волосы. Вечером того же дня администрация распустила среди осужденных информацию, что из-за меня запретили красить ногти и волосы женщинам. В частности, об этом говорила осужденная Коныгина. В общем, все тогда ополчились против меня. Это было специально сделано администрацией учреждения, чтобы чем-то меня унизить. Из-за этого и Коныгина 02. 05. 2017 г. замахивалась на меня и кидалась по принципу «из-за тебя краску запретили». Однако 04. 05. 2017 года начальник все-таки разрешил женщинам красить волосы, так как мама написала об этом в интернете, однако лаки не все-таки не вернули. Потом администрация учреждения запускала в ход Кравченко Валерию, чтобы она меня попросила продать ей сигареты, чтобы на меня рапорт написать. Однако им не удалось рапорт написать, потому что моя адвокат сказала, что он был бы незаконный. Дальше продолжал провоцировать меня на разговоры по политической теме Померанцев. Он, кстати, сам сознавался,что ненавидит украинцев и выступает за ДНР. Затем у меня появились некоторые осужденные, с которыми я стала общаться более менее хорошо. С ними мне мешала общаться осужденная Капуш Оксана, которая меня начала провоцировать, угрожать, что меня изобьет, а также начала провоцировать моим общением с теми людьми, с кем я начала хорошо общаться, правда,таких осужденных на колонии было мало. Видимо, администрация думала, что я из некоторых осужденных сделаю революционеров... Также Капуш Оксана, которая тогда жила со мной в комнате, начала меня провоцировать тем, что запрещала мне ходить по комнате, угрожала мне физической раправой, замахивалась. Примерно в тот же промежуток времени администрация приказала вывезти моего любимого кота Малыша, которого я вырастила на колонии примерно в течение года. На колонии были и другие коты, однако администрация приказала вывести именно моего кота. Мартынов Олег Александрович говорил мне до этого, что «здесь запрещено заводить домашних животных». Однако Малыш жил на улице вместе с другими котами, я хотела после освобождения забрать его домой. В результате я не выдержала этих моральных провокаций и объявила второй раз голодовку. Тогда администрация подсылала осужденную Лукашук Генриетту, которая уговаривала меня прекратить голодовку. Лукашук передавала мои требования Мартынову Олегу Александровичу. Администрация учреждения также подсылала других осужденных, с кем я хорошо общалась, чтобы они на меня воздействовали, чтобы я прекратила голодовку. Однако я голодовку прекратила сама на четвертые сутки, когда почувствовала, что мне стало плохо. Администрация учреждения меня тогда перевела от осужденной Капуш в комнату к Лукашук. А в той комнате вообще в первое время мне было еще хуже. Стороженко ударяла по голове коробкой, осужденные оскорбляли и гнобили. Когда я прекратила голодовку, издевательства на время прекратились. А затем в новой комнате Лукашук опять начала издеваться, даже один раз ударила меня стулом, в результате чего осталась кровая ссадина, хватала за волосы.

29.08.17 г. мой папочка приезжал на длительное свидание. Когда возле нашего домика свиданий целый день находилась Капуш, он подошел к ней с просьбой,чтобы она извинилась передо мной. Тогда данная осужденная не стала извиняться, а пошла сразу в оперативную часть. Пришел сотрудник оперативной части майор внутренней службы Левин Петр Анатольевич и накричал на папочку. Говорил, что якобы он матерился, и говорил, якобы я сама всех провоцирую. А потом осужденным, с кем я общалась, и вовсе запретили со мной общаться под угрозой перережима или перевода в другую колонию. И тогда я не выдержала и объявила третью голодовку. Тогда сломался телефон для осуществления разговоров осужденных «Zonatelecom». Администрация через своих провокаторов запустила слух, что телефон отключили из-за меня, так как я объявила голодовку. 04.09.2017 г. на комиссии по поводу рассмотрения моего заявления о голодовке начальник приказал сотруднику администрации, который ответственный за трудоустройство осужденных, меня уволить из-за моей голодовки. Также на данной комиссии начальник оскорблял меня, говорил, что мне нужен психиатр, и зачитывал какие-то непонятные объяснения от осужденных, якобы я им предлагала интим. 05.09.2017 года меня избила Стороженко Елена. Третью голодовку я держала 5,5 суток. Добилась того,что комнату, в которой я проживала, перерасформировали полностью. Именно УФСИН с Краснодара надавило на начальство,чтобы по побоям Лукашук сделали освидетельствование, и ее в том числе перевели от меня. После голодовки администрация придумала новый способ меня потроллить — каждые 15 минут ходил сотрудник с видеорегистратором и спрашивал, как у меня дела. Но от этого страдала не одна я, а все осужденные женщины, так как он после меня делал сразу обход и других женских комнат. Я просила у начальника убрать эту т.н. «меру безопасности». Однако он меня заверил, что эту меру безопасности не уберет, однако через пару дней администрация прекратила этот троллинг, который был инициативой начальника колонии. Дальше на меня начали писать рапорта, что я играла в мужском модуле на фортепиано. Один музыкальный инструмент на всю колонии находится в мужском модуле, и я, соскучившись по игре на фортепиано, играла на нем. По данным фактам на меня были составлены 2 рапорта. Второй рапорт недоказуемый, на видео не видно, что заходила в модуль именно я, а не кто другой. Этот рапорт был мной обжалован в прокуратуру. Также продолжала провоцировать до конца срока Капуш, мешая разговаривать с другими осужденными, замахивалась на меня и кидалась, убирала мою кастрюлю с плиты, разбрасывала посуду. Часто бывало, что к конфликту с Капуш присоединялась осужденная Кобелянская, которая поддерживала Капуш. Также Капуш в своих беседах называла меня бандеровкой, говорила, якобы я приехала с Украины. Затем под конец срока у меня администрацией учреждения были заблокированы номера адвоката, Виктора Чирикова и мамы. В колонии для осуществления разговоров осужденных установлен аппарат «Zonatelecom». Осужденным выдаются пополняемые индивидуальные карточки. На каждую индивидуальную карточку сотрудники оперативной части в программу вбивают номера телефонов, указанных в заявлении осужденного. Я при наборе номеров адвоката, мамы и Виктора Чирикова, начиная с конца сентября, слышала в телефонном аппарате, что я не могу осуществлять разговоры с данными людьми по решению администрации учреждения. Сотрудники администрации учреждения говорили, что якобы эти проблемы возникли из-за «Zonatelecom». Все другие осужденные звонили своим близким нормально. Так как я не имела связи с родственниками и близкими, я объявила четвертый раз голодовку. Но долго ее продержать не смогла, так как это уже была четвертая голодовка за мой срок, и я опасалась за свое здоровье. В течение последней голодовки меня ни разу не осматривал врач. Однако мне потом сотрудники администрации выдали новую карточку, и я смогла звонить маме только, телефон Чирикова был также заблокирован. Вообще под конец срока сотрудники администрации написали на меня 3 рапорта, за что я получила выговоры. Эти рапорты были в основном по доносу стукачей. Перед освобождением у меня просили сотрудники администрации выплатить коммуналку. Однако я отказалась платить за те месяцы, которые я не работала, так как уволили меня незаконно. Других нетрудоустроенных осужденных обманным путем администрация заставляет платить коммуналку или забирает часть денег, насколько мне известно. Я заплатила только за август, т.е. тот месяц, который я еще работала.
Это вкратце я описала все 1, 5 года лишения свободы в колонии КП-10.

ФКУ КП-10 УФСИН РФ по КК, где я отбывала наказание,полностью «красная». Большинство осужденных, которые меня гнобили и провоцировали, работали на администрацию учреждения. Например, Лукашук Генриетта сидит целыми днями в кабинете начальников отряда за компьютером, что-то постоянно печатает, выполняет поручения начальников отряда. За это она ездит в гипермакеты «Магнит» и получает прочие поблажки от сотрудников администрации. Когда приезжали оперативные сотрудники с Краснодара после объявления мной второй голодовки, Лукашук готовила им еду. Правда, в последнее время она меня не трогала. Капуш Оксана работала на оперативную часть. Много доказательств, что она работает именно на них. Я сама не раз видела, что она туда ходила часто. Меня же по вопросу о блокировке номеров в оперативную часть в последнее время пропускали только по заявлению. Начальник учреждения говорил, якобы я сама провоцирую Капуш. Померанцев Роман работал на заместителя начальника колонии Мартынова Олега Александровича. Когда я работала в отряде по хозяйственному обслуживанию уборщиком территории, видела, что когда приезжала машина Мартынова на промышленную зону, Померанцев встречал его много раз, а потом меня через некоторое время Мартынов вызывал, якобы я девушку этого осужденного оскорбляла и прочее. Кравченко Валерия сотрудничала с Жуковой А. Н. Когда Кравченко совершила побег совместно с другой осужденной, другой осужденной добавили срок, а Кравченко Лере даже не было штрафного изолятора. Григорович долгое время меня не трогала после второй моей голодовки. Я предполагаю, что она меня тогда гнобила по поручению администрации. Она тогда была в хороших отношениях с бывшим заместителем начальника колонии по культурно-воспитательной работе Жуковой Анной Николаевной. Стороженко меня избила либо из-за того, что она подруга Лукашук, либо ближе к ее суду по замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания. Коныгина долгое время меня не трогала после случая с лаками и красками, однако под конец срока у нее были какие-то подколы по отношению ко мне. Коныгина, скорее всего, по поручению администрации, меня гнобила за запрет женщинам красить ногти и волосы. Если бы колония, где я отбывала наказание, была на «красная», а «черная», то мне бы легче было отбывать наказание. Никто бы меня так сильно не гнобил, а в колонии большинство осужденных подлизывались к начальству. Тех, кто не работал на администрацию колонии, подговаривали против меня стукачи администрации. Например, Капуш Оксана постоянно на курилке для осужденных распространяла про меня лживую информацию. Это все делалось администрацией учреждения специально, видимо,чтобы я никого из осужденных не проагитировала против власти, а также чтобы извести меня морально. А администрация учреждения говорила,что я сама всех осужденных провоцирую.
Я до января 2017 года участвовала во всех культурно-массовых мероприятиях, некоторые организовывала сама, безукоризненно выполняла правила внутреннего распорядка исправительного учреждения. Однако администрация это не оценила. Жукова А. Н. говорила такую фразу: «мы не можем запретить тебе петь». А пою я хорошо, 7 лет отучилась с отличием в музыкальной школе ,затем посещала вокал. В колонии у меня одной было такое музыкальное образование. За весь период отбывания наказания мне не дали ни одного поощрения за участие в культурно-массовых мероприятиях. То, что я безукоризненно выполняла Правила внутреннего распорядка, администрацией не ценилось. При рассмотрении моих ходатайств об условно-досрочном освобождении от дальнейшего отбывания наказания или замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания, администрация не поддерживала меня по причине того, что я не признала вину. И я с нового 2017 года перестала петь и играть на фортепиано на концертах, а также под конец срока стала нарушать ПВР.

Я единственная осужденная, у которой на краткосрочном свидании постоянно присутствовал сотрудник. Кроме того, меня администрация притесняла и другим способом. Например, я узнала,что многим осужденным в последнее время разрешалось хранить лаки для ногтей у начальников отряда, затем брать их по надобности у начальников отряда, а после применения по назначению отдавать обратно. А мои лаки для ногтей принципиально не принимали на КПП,чтобы передать их начальникам отряда. Когда администрацией ужесточался режим, они через своих стукачей запускали среди осужденных информацию, что режим ужесточили из-за меня, так как я пишу жалобы на администрацию и объявляю голодовки. Мне некоторые осужденные все отговаривали писать жалобы, так как «из-за этого страдают все». На самом деле таким способом администрация действовала на меня, чтобы я прекращала голодовки или не писала жалобы на администрацию учреждения. Кроме того, первые полгода администрация учреждения передавала мне письма с воли, а в последнее время мне не передали ни одного письма. Хотя я знаю, что мне писали письма люди, которые меня поддерживают.

Теперь в моей статье я рассмотрю нарушения прав всех осужденных. Начнем с того, что каждое утро на построении давали работу по благоустройству территории только женщинам, а отряд № 3 мужчин постоянно отпускали. В исключительно редких случаях раздавали работу мужчинам, когда там нужна была мужская сила. Хотя осужденных женщин больше, чем мужчин. Перед освобождением меня помощник дежурного Юрий Николаевич, «Кукуруза», как мы его называли, четыре раза заставлял подметать за ларьком.

Администрацией учреждения введено понятие «личное дело» для проведения свиданий. Т.е. для того, чтобы человека пропустили на свидание, его надо вносить в личное дело. Хотя ст. 89 УИК РФ такого не предусматривает. В ней четко сказано, что краткосрочные свидания предоставляются с родственниками или иными лицами в присутствии представителя администрации исправительного учреждения. Никакого понятия «личного дела» там нет. По принципу того, что не была внесена в личное дело жена Виктора Чирикова Ирина, ее не пропустили ко мне на свидание. Это было в самом начале моего срока отбывания наказания. Помощник прокурора Бушуев Владимир Николаевич тоже был согласен со мной по поводу понятия «личное дело», что не должно оно вводиться для проведения свиданий. Кроме того, когда администрация учреждения зимой 2016 года ждала московскую комиссию, сотрудники не пропустили ко мне на свидание Нину Соловьеву. Есть информация, что тогда не пропускали на свидание людей, не являющихся родственниками, не только у меня, но и у других осужденных. Дежурный тогда сказад, что это именно было решение начальника колонии на период того, когда ожидается московская комиссия.

Сами же домики свиданий сделаны под летний вариант, представляют собой очень хрупкое строение. Зимой надо брать обогреватель. При мне, когда я была на свидании с папочкой, входная дверь от домика свидания один раз отвалилась. Хорошо, хоть лето тогда было. Кроме того, есть решение Ленинского районного суда г. Новороссийска от 29.01. 2016 г. — был удовлетворен иск прокуратуры, одним из исковых требований которого было оборудовать комнаты свиданий кухней площадью 10 квадратных метров. Однако решение суда не выполняется. Моей маме персонально сказали, когда она приезжала на длительные свидания, не ходить в столовую для осужденных, чтобы что-то приготовить или отрезать. Хотя родственники других осужденных ходили в столовую, и им за это не делали замечания. А в комнате длительных свиданий нет возможности ни приготовить что-то, ни отрезать. Кроме того, по словам осужденных, в последнее время из комнаты длительных свиданий убрали холодильник в ларек. Таким образом, людям, которые приезжают на несколько дней на длительное свидание, некуда даже положить продукты питания, которые требуют хранения в холодильнике. Сама комната длительных свиданий представляет из себя следующее: старая двухспальная кровать, маленький столик, 2 стула, тумбочка и зомбоящик, который нормально не показывает. Туалет для тех, кто приезжает,находится на улице, тоже представляет из себя летний вариант.

Ст. 97 УИК РФ регламентирует выезды осужденных к лишению свободы за пределы исправительного учреждения. Однако она также предусматривает, что разрешение на выезды за пределы исправительного учреждения дается начальником колонии. Однако в исправительном учреждении, где я отбывала наказание, даже во время ежегодно оплачиваемого трудового отпуска осужденным не разрешалось покидать колонию. При заполнении заявления на предоставление отпуска сотрудники администрации заставляли писать осужденных, что они просят отпуск без выезда за пределы колонии. Ранее осужденных женщин вывозили в магазины в сопровождении сотрудника, где они приобретали вещи. А когда Мартынов Олег Александрович стал заместителем начальника колонии, он запретил осуществлять выезды осужденных. Среди осужденных начала ходить информация, что выезды в магазины стали запрещать из-за того, что я начала писать жалобы. Однако это просто было решение Мартынова, насколько мне известно. Также раньше некоторым осужденным, у которых были большие срока, или они проживали в Новороссийске, разрешался выход в город на один день. Однако затем и это было запрещено администрацией.
Вообще условия содержания в колонии оставляют желать лучшего. Когда я находилась в карантине, там температура в помещении была низкая. Карантин весь сделан под летний вариант. И только под конец моего срока начали утеплять карантин. Зимой 2017 года в комнатах для проживания женщин температура комнат для проживания женщин была ниже 18 градусов. Отопление у колонии не городское, а свое. За весь мой срок много раз были проблемы с электричеством, потому что выбивало свет в связи с работой сплит-систем у администрации, а также по другим причинам. Также были проблемы с горячей водой в душе. В столовой постоянно из-за тараканов антисанитария.

Также есть нарушения и в работе дежурной части. Так, 27.09.2017 г., к примеру, на построение в норд-ост всех осужденных дежурка выгнала на улицу. Помощник дежурного Дмитрий Федорович придирался ранее ко всем осужденным за то,что они сидели не там или ходили не туда, куда ему нравится. Хотя при этом осужденные не нарушали ПВР. Юрий Николаевич («Кукуруза», по имеющейся информации его фамилия Смирнов), в самом начале срока выгнал меня на зарядку с температурой и с постельным режимом, в результате чего у меня поднялась температура. Также некоторые дежурные, делая обход по женским комнатам, заходят без стука, когда некоторые женщины переодеваются.

Также Юрий Николаевич включал часто православный телеканал «Союз», если кто-то один провинился,чтобы при этом были наказаны все. В последнее время дежурная часть включала телеканал «Спас». Таким образом, здесь идет навязывание православной религии. Кроме дежурки — были случаи, когда начальники отрядов ходили по комнатам и просили осужденных посетить представителя РПЦ. Также были случаи, когда в обязательном порядке представители администрации просили осужденных собраться в определенном месте. А там нас ждал представитель ЗАО «РПЦ». В данном случае идет навязывание православия, в то время как в соответствии со ст. 14 Конституции РФ, Российская Федерация — это светская государство.

Кроме того, администрация не всех осужденных трудоустраивает, ссылаясь на отсутствие рабочих мест. Нетрудоустроенные осужденные едят баланду, которую привозят с СИЗО № 3 г. Новороссийска. Часто на обед дают капусту, ужасный запах которой распространяется на все окружающее пространство.
При предоставлении длительных свиданий, если у осужденного имеется задолженность по оплате коммунальных услуг, администрация заявляет, что не разрешит проведение длительного свидания до полной выплаты коммуналки осужденным. Заявление на разрешение длительного свидания подписывается также бухгалтерией. Таким образом администрация учреждения выманивает у осужденного оплату коммунальных услуг.

Вообще нарушений со стороны администрации очень много. Все в данной статье я не буду перечислять, потому что получится не статья, а книга. Помощника прокурора, который был на моей стороне, Бушуева Владимира Николаевича, перевели на другое исправительное учреждение, а ОНК у нас сотрудничают с администрацией. В эту колонию надо направить комиссии понезависимей и посерьезней. А иначе все эти нарушения со стороны администрации так и останутся безнаказанными.
Кроме нарушений есть факт того,что зарплаты у осужденных низкие. Например, если взять зарплату осужденного, работающего в отряде по хозяйственному обслуживанию учреждения, то она составляет размер минимальной оплаты труда, минус коммуналка и минус подоходный налог. Это получается около 6 тысяч. Когда мы с другими осужденными хотели собирать подписи за повышение заработной платы осужденным, работающим в хоз.обслуге, об этом стало сразу известно администрации. И как-то решение этого вопроса отложилось.

Теперь рассмотрим начальство учреждения. Начальник колонии Колодийчук Олег Юрьевич ведет себя как настоящий хозяин. Он некоторым осужденным запретил со мной общаться, угрожая перережимом, собирал какие-то непонятные объяснительные против меня, якобы я кому-то предлагала интим. Также он угрожал моему другу Виктору Чирикову, что подаст на него в суд за то,что он написал в интернете, что меня избила Стороженко. А у самого у него образование не юридическое, а техническое. Заместитель начальника колонии Мартынов Олег Александрович достиг своей должности при мне быстро. Он примерно за 1 год из обычного опера превратился в заместителя начальника колонии. При нем режим ужесточился, запретили выезды осужденных в магазины за вещами, выход в город. Он имеет влияние на Колодийчук. Когда Колодийчук О. Ю. уходит в отпуск, он остается за вр. ио. начальника. Мартынов О. А., даже в последние дни моего срока, когда я мыла полы на 1 этаже администрации, так как меня это делать заставил Юрий Николаевич, говорил, что я должна искупить вину. Кроме того, Мартынов О.А. недавно превысил свои должностные обязанности, ударив по лицу осужденного Мартьянова, который все равно боится что-то против Мартынова писать.

Я описала вкратце, как я отбыла свой срок в колонии 1, 5 года и вкратце написала о нарушениях. Осужденные при комиссиях боятся все говорить о своих жалобах, так как рядом стоят сотрудники администрации, да и колония сама по себе «красная», как и большинство осужденных. За весь мой срок отбытого наказания из колонии сами, без помощи денег, ушли всего 2 человека. Ленинский районный суд г. Новороссийска отпускает осужденных условно-досрочно или заменяет наказание более мягким видом наказания только за деньги. Если посмотреть на лицо председателя Ленинского районного суда г. Новороссийска Волошина, сразу видишь, что оно хочет денег.

Также в данной статье я хотела бы указать, что отбывая наказание в колонии, я узнала,что на обувном предприятии ООО «Гранд» г. Новороссийска, дочернем предприятии ООО «Брис-Босфор», вольнонаемные рабочие около 2 раз объявляли забастовку, так как им вовремя не выплачивалась заработная плата. Забастовки были двухдневные, так как получив подачку от буржуев в форме частичной выплаты заработной платы, рабочие успокаивались и прекращали забастовку. На данном предприятии работало около 100 рабочих. Эту информацию я знала от наших осужденных, которые тоже работали на данном предприятии. Однако нашим осужденным колонии заработная плата выплачивалась, а вот вольнонаемным задерживалась.

В заключение статьи хотелось бы написать, что отправлять в долгий отпуск надо не только начальство колонии и председателя Ленинского районного суда г. Новороссийска, а в первую очередь Путина и его кремлевское окружение и всю эту гнилую систему. Вся система судов и ФСИН у нас полностью прогнила, и менять ее можно только радикальным революционным путем. А революция все равно будет. Долго народ не сможет терпеть все эти унижения от властей. И этот режим вместе с их ФСИН, судами и ментами рухнет!

Теперь немного про адвоката. Моя адвокат Бирюкова, конечно, помогала мне, но есть у меня к ней претензии. 20.08.2017 года. у меня наступал срок подачи ходатайства о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания. Я ей звонила и уточняла, мне самой написать ходатайство, или она это сделает. На что она сказала мне ничего не писать, пока она не приедет ко мне в начале сентября, и она сама подаст данное ходатайство. Однако в начале сентября она не приехала и ругала меня за то,что я объявила голодовку. Однако она все равно подала ходатайство о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания, только дата его рассмотрения назначена на 23 октября. Просто, если бы она приехала в начале сентября, как обещала, администрация на время бы успокоилась и прекратила бы меня прессовать, по моему мнению. Также я ее просила публиковать мои стихи и документы, которые я ей высыла, но я ее публикаций в интернете я не видела. А так спасибо все равно ей большое. Все равно помощь мне с ее стороны оказывалась.

Спасибо большое за поддержку Андрею Романову, а также Олесе Романовой, Виктору Чирикову, Дмитрию Шкляеву, Ольге Каменской, Зое Световой, Сергею Лаврову, «Открытой России», «Мемориалу» и всем тем, кто меня поддерживал. Извиняюсь, если кого-то не перечислила.

Читайте также

1 Апреля 2018, 03:48

1 Апреля 2018, 03:48

1 Апреля 2018, 03:48

1 Апреля 2018, 03:47

util