Badge blog-user
Блог
Blog author
Алексей Голубков
Blog post category
Политика

Избираться ли российской оппозиции в Крыму? Избираться ли ей вообще?

26 Декабря 2015, 12:34

Избираться ли российской оппозиции в Крыму? Избираться ли ей вообще?

Статистика Постов 4
Перейти в профиль

<anons>Что сейчас важнее: сохранить последовательность позиции по крымскому вопросу или способствовать смене режима в России?</anons> Нет, вопрос стоит даже не о том, кто больше прав — бескомпромиссный Касьянов или дипломатичный Навальный: теперь ситуация складывается так, что ритуальный «Крымнаш» становится если не присягой, то по крайней мере — пропуском в легальную российскую политику.

На днях в российском интернете вспыхнул скандал. Причиной ее стал Леонид Волков — один из лидеров Демократической коалиции, готовящейся сейчас к выборам в Госдуму по списку «Парнаса». На одной из видео-конференций ему задали вопрос, как он видит выборы в Госдуму в Севастополе и Крыму. Волков сообщил (см. где-то с 8:00), что поскольку согласно действующим законам эти территории также являются «субъектами Российской Федерации», Демкоалиция не может не выдвинуть там территориальную группу.

— Не очень понятно, в чем трудность этого вопроса, — резюмировал он.

Однако вскоре стало ясно, что «трудность» здесь существует отнюдь не для одного спросившего. Александр Морозов, Саша Сотник, Гарри Каспаров однозначно осудили идею «выставления списка», «участия в выборах» на аннексированной территории. Наиболее эмоционален был Сотник:

— Парнас, ты  сдох. Это п[...]дец, если правда...

1. В чем суть проблемы?

Действительно, как гласит Закон о выборах депутатов Госдумы (см. пп. 8-9 статьи 39), для того чтобы выдвинуть список кандидатов, необходимо разделить его на т.н. региональные группы. Проще говоря, чтобы избирателям не пришлось за пару месяцев кампании знакомиться с двумя-тремя сотнями кандидатов от одной партии, а кандидатам — ездить с агитацией по всей стране, за ними закрепляют конкретные территории, от результата на которых и зависят их шансы на избрание (лишь несколько человек могут составить «общефедеральную часть» во главе списка). Границы таких территорий партия определяет самостоятельно, но они должны совпадать с границами целых регионов (только если регион больше, его делят на несколько территорий).

И да, между региональными группами необходимо распределить всю территорию РФ, считающуюся таковой согласно нынешнему российскому законодательству. Таким образом, к какой-то из групп придется отнести также Крым и Севастополь. А следовательно — согласиться с их принадлежностью России!


6f04ddcdca28.jpg


Нарезка одномандатных округов в Крыму, согласно документам ЦИК РФ


2. Так ли это важно?

Исходя из объяснений Волкова, обвинения в пособничестве фашизму вряд ли можно считать вполне обоснованными. Он сообщает, что входящие в Демократическую коалицию партии признают аннексию Крыма незаконной. А также — что есть рабочее решение формально отнести Крым к одной группе с каким-нибудь российским регионом, но выдвинуть кандидатов только с российской территории и вести агитацию только в России.

Кроме того, в видео говорится, что если кто-то из крымчан проголосует за Демкоалицию, то голоса эти пойдут «в общий зачет». И это предполагает следующий вопрос.

3. Законно ли участие крымчан в этих выборах? Да

По крайней мере, для тех из них, кто обладает российским гражданством.

По крайней мере, если исходить из допущения, что гражданство — предмет договоренности исключительно между государством, его предоставляющим, и личностью, на него претендующей. Скажем, США или тот же Китай вполне могут либерализовать свое законодательство и раздать гражданство всем желающим, хоть в соседней Сибири. Но в таком случае нет ничего незаконного и в том, что Россия предоставила свое гражданство некоторым жителям Украины — было бы на то их согласие.

Далее. Гражданство, в том числе и российское, действует в любой точке земного шара, — а значит, позволяет голосовать где угодно: российские украинцы точно так же избирают депутатов Верховной рады, а россияне, проживающие в Украине, как и в любой другой стране мира, могут избирать Госдуму.

Как пишет Волков, ранее Демократическая коалиция планировала именно зарубежных избирателей объединить в одной региональной группе с голосующими в Крыму —"тем самым обозначив свое отношение«. Но, как известно, законодательство было изменено так, что в одномандатных округах теперь причудливо объединены не только районы областных центров с окраинами регионов, но также и жители России с иностранцами. Так, согласно утвержденной ныне схеме (см. doc-файл), проживающие в Украине будут голосовать за кандидатов по Свердловской области и Ямало-Ненецкому автономному округу, а жители Анголы, Бахрейна, Боливии, Брунея и еще сотни разных стран — по Нижегородской области. Таким образом, кандидату, тут избирающемуся, неплохо бы знать не только локальную нижегородскую проблематику, но и нужды русских Анголы и Брунея. Более того — если он хочет, чтобы те за него голосовали, то, конечно же, может и даже должен обращаться к ним с агитацией. В том числе через личные встречи.

И потому, хотя и можно спорить, проголосуют ли жители Крыма, обладающие гражданством России, за «Парнас», — то, что в своем праве голосовать они также не составляют исключения, не противоречит никакому законодательству. В том числе и международному. Формально же их можно считать иностранцами, приписанными, скажем, к Краснодарскому краю.

191ae3e9ce3f.jpg

Леонид Волков. Фото Пелагии Беляковой

4. Итак, всё в порядке?

Всё вышесказанное вроде бы свидетельствует в пользу позиции Волкова. Если бы не одно «но».

Проблема в том, что если гражданство и действует на территории других стран, то еще далеко не означает автоматического права на что бы то ни было, этим странам принадлежащее, — ни для гражданина, находящегося там, ни для страны, пожаловавшей ему гражданство (и сколько бы сибиряков ни получило гражданство Китая, за саму Сибирь Россия может быть спокойна — по крайней мере, гипотетически...). Находясь на территории другого государства, гражданин чего бы то ни было подчиняется законам этого государства и никаких иных навязывать не вправе, — что давно уже отражено в известной народной пословице про монастырь и устав. И даже само его пребывание здесь вполне может требовать соответствующего разрешения, визы. Защищать же своих граждан за пределами своей территории государство может также лишь в рамках законов другого государства и существующих с ним договоренностей (если старых недостаточно, заключаются новые). Для этого-то и существуют дипломатические отношения и посольства. Именно под эгидой последних и проходят выборы для граждан их страны.

Между Россией и Украиной также существуют дипломатические отношения, есть посольство в Киеве и генеральные консульства в Харькове, Одессе и Львове. На их базе будет открыто сколько-то участков — как сообщается, где-то на 30 тысяч человек в Харьковском округе и примерно на столько же в остальных трех; видимо, для этого будут арендоваться соответствующие помещения, в соответствии с украинским законодательством.

Но кто же будет проводить выборы для россиян, живущих в Крыму? Одесское консульство? Или же структура, которой Украина не давала на это никаких полномочий?

И здесь мы подходим к пункту, уже никак не позволяющему сказать, что выборы в Крыму законны. А между тем участвовать в них — это именно что де-факто признать их законность. И едва ли не законность всего остального, что делает Россия на территории другого, суверенного государства, спокойно сохраняя с ним дипломатические отношения. Проще говоря, теперь для участия в общероссийских выборах неизбежно требуется поставить свою подпись под всё тем же сакраментальным «Крымнашем». Да, исключительно формально и, возможно, из самых лучших побуждений — но поставить. И сделать это придется не только «Парнасу», но также и «Яблоку», и любой другой партии, независимо от ее позиции по Крыму.

Один из комментаторов Саши Сотника строит на этом уже весьма далеко идущие аналогии. Он спрашивает, что же будут делать представители «Демкоалиции», если завтра для участия в выборах понадобится «признать турок предателями и всех расстрелять» (конец цитаты).

Менее хлестко, но не менее жестко выражается Гарри Каспаров:

— Соглашаясь соблюдать путинский «закон», объявляющий Крым частью Российской Федерации, лидеры и члены Демкоалиции становятся номинальными соучастниками в преступлении, коим является захват территорий независимого государства...

Также оппозиционер пишет, что «за право участия в чуровском балагане неизбежно придется платить немалую репутационную цену. Сегодня тому было получено очередное подтверждение...».

Приговор Волкову в своем очередном ответе выносит и Саша Сотник:

«Если вы утверждаете, что ’’Крым — это Россия’’, то вы — путинисты. Пу-ти-ни-сты. По слогам. Безоговорочно. А значит — пособники режима, и после его крушения подлежите люстрации».

Справедливости ради следует заметить, что Волков, конечно же, ничего не говорит о «признании турок предателями», да и о «выдвижении кандидатов от аннексированных территорий» высказывается достаточно четко. Наконец, юридическое признание Крыма российским, требующееся для регистрации, отнюдь не означает, что после выборов, да и во время выборов тоже, Михаил Касьянов, возглавляющий этот список, перестанет говорить, что Крым принадлежит Украине и должен быть немедленно и безусловно возвращен ей (будем надеяться, не перестанет). Так ли уж важно на фоне этого какое-то формальное упоминание? В конце концов, дипломатические отношения с Россией Украины, а также Японии — это по сути такой же фактический молчаливый консенсус этих стран о своих границах, — что не мешает далее заявлять территориальные претензии.

5. Цена вопроса

Но что же лежит на другой чаше весов? Это — участие в выборах и, возможно, в случае преодоления 5% барьера, фракция в Госдуме. Еще один аргумент Волкова сводится к тому, что решение об участии в выборах принималось на основании опроса сторонников. Интересно, конечно, думали ли они об этом казусе, когда голосовали? Надо признаться, что лично я в свое время не думал. Но, так или иначе, какие же собственно преимущества дает представительство в Госдуме?

00fc46130071.jpg

Страница думской кампании «Парнаса»


С одной стороны, мало кто знает, но для того, чтобы писать запросы в инстанции, отнюдь не обязательно быть депутатом: пока что данным правом обладают все граждане. Дать же бессодержательную отписку при необходимости можно и депутату.


Да, кстати, и законы пишут отнюдь не депутаты, а юристы; принимают же их (равно как отменяют) лишь те депутаты, что обладают большинством. Для того же, чтобы убеждать их в этом, быть депутатом самому не столь принципиально.

С другой стороны, вроде бы у депутатов есть доступ к некоторым документам, засекреченным для простых смертных, — например, к детализации тарифов ЖКХ (правда, порой без права дальнейшего рассекречивания).

Также на сайте новой кампании Демкоалиции утверждается, что, будучи депутатом, можно контролировать и делать прозрачной для граждан работу законодательной власти.

Кроме того, депутатство — это вроде бы большая возможность медийности и, возможно, даже выступлений в СМИ.

Но, on the other hand, — если понадобится, могут и не пустить в эфир, или не дать там сказать ни слова, или вырезать почти всё сказанное, но при этом говорить: «У нас выступает и оппозиция». Кстати, ведь у оппозиции есть на данный момент действующий депутат Госдумы, вполне способный ряд поставленных задач выполнять уже сейчас, — это Дмитрий Гудков. И есть Алексей Навальный, депутатом не являющийся; кстати, кто из них двоих обладает большим медиаэффектом? И так ли уж важно провести в Думу еще несколько «гудковых» (но всё равно не Навального)?

Да и от выдворения из чиновничьих кабинетов мандат уже не спасает — вспомним Илью Пономарева. И вспомним еще раз его же — вновь в связи с мандатом, но уже отнятым.

Государственное финансирование «Парнаса», набери он на выборах хотя бы 3%, будет, возможно, не лишним, — но одновременно лишит его полемического козыря, уже не раз использованного против «Яблока».

Серьезный аргумент, однако, состоит в том, что, набрав те же 3%, можно участвовать без сбора подписей в любых региональных и муниципальных выборах: это облегчает дальнейшее приращение депутатского корпуса и, соответственно, гарантирует регистрацию на следующих выборах в Госдуму.

А имея фракцию в Думе, можно выдвигать и кандидата в президенты, и он гарантированно будет зарегистрирован.

Однако чего добьется этот кандидат? Конечно, пессимистический подход порочен в принципе — но все-таки что важнее для накопления политического капитала: несколько месяцев кампании (при массированном противодействии власти и СМИ) или же годы планомерной работы? — вновь вспомним Навального или, кому ближе, Шлосберга.

Однако есть и еще более важный аргумент, о котором также говорил Волков.

А именно, участие в выборах — это сохранение политической борьбы в правовом поле. Если не надеяться изменить страну через изменение законодательства, остается либо «дворцовый переворот» либо революция. Причем революция в России может оказаться уже совсем не такой, как в Украине — и по реализации, и по результатам. И, в первую очередь, далеко не факт, что те, кого эта революция приведет к власти, не станут относиться к Украине еще более агрессивно. И в этом контексте переход из нелегального политического поля в легальное — это все-таки шаг вперед к переменам в правовом поле. И именно такова цена вопроса для «Парнаса».

6. В чем же все-таки проблема?

Но при этом все приведенные аргументы отнюдь не отменяют сказанного выше: российской оппозиции, ориентированный на правовой, европейский путь развития, впервые предстоит официально согласиться с оккупацией территории суверенного государства. Всего лишь формально, всего лишь на один момент, — но согласиться. Стоят ли какие бы то ни было результаты того, чтобы отступать от принципов? Ведь можно оправдывать любые отступления до тех пор, пока они не приведут вас на то же место, а то и в совсем противоположную сторону, — и есть политические силы, которых «Парнас» обвиняет именно в этом.

А с другой стороны, стоит ли полностью устраниться из политической жизни своей страны, ожидая всё приближающейся ее гибели? Отказываться ли ради бумажной формальности от будущей возможности реального возвращения Крыма? Да, это очень призрачный шанс — проведет ли Демкоалиция когда-нибудь своего президента, потребует ли он вернуть Крым Украине — но это хотя бы шанс.

И здесь вопрос о депутатских выборах вдруг превращается в вопрос о выборе мировоззренческом. О выборе между двумя подходами к политике. На одной чаше весов чистота этических принципов — правда, очень редко совместимых с реальной жизнью. На другой — реальные достижения, но получаемые посредством жертв и компромиссов. Достижению стратегической цели может мешать как отвержение любых обходных путей, так и постоянный отход в сторону — и, наверное, в каждом конкретном случае вопрос надо решать индивидуально.

А как решили бы его вы?

util