Badge blog-user
Блог
Blog author
Александр Иванов

ДЕЛО ВЕРБЛЮДА ПО ФАМИЛИИ ИВАНОВ

11 November 2015, 13:36

ДЕЛО ВЕРБЛЮДА ПО ФАМИЛИИ ИВАНОВ

Статистика Постов 3
Перейти в профиль
«Как совместить заявление о невиновности с фактом вашего ареста?»
(Из допроса писателя И.Бабеля. Расстрелян в 1939 году.)



Приговором Октябрьского районного суда г.Ижевска от 9 сентября 2015 года под председательством судьи Э.В.Рязанова за покушение на хранение наркотических средств на три года лишения свободы осужден Александр Иванов, член регионального совета регионального отделения партии ПАРНАС.

Произошло это в разгар избирательной кампании по выборам в Городскую думу Ижевска, в которой Иванов участвовал в качестве первого номера партийного списка.

Вообще, совпадение настораживает. Тем более, что оно не единственное даже в рамках последней избирательной кампании (достаточно вспомнить скандальный арест заместителя председателя Городской думы Василия Шаталова).

Впрочем, не будем заморачиваться на вопросах конспирологии. Поговорим о праве. Выражаясь точнее — о правовом беспределе.

Бывает так — читаешь очередной судебный шедевр, и думаешь — вот оно, инфернальное дно правосудия. Дальше опускаться некуда. Но снизу снова стучат.

Приговор по делу Иванова — очередной стук из потусторонней бездны российского уголовного судопроизводства.

Подписанный судьей Рязановым обвинительный приговор не содержит никаких основанных на законе доказательств виновности обвиняемого. НИКАКИХ. Разумеется, я говорю о доказательствах легального свойства.

По сути, все, что было положено в основу приговора — это заявления оперативных сотрудников полиции, которые уверили суд, что им известно «нечто» о причастности Иванова к незаконному обороту наркотиков.

Именно так — «нечто». Поскольку все оперативники категорически отказались рассказывать, в чем именно состоит эта оберегаемая от суда информация и из каких источников она получена. «Государственная тайна, ничего не скажем, хоть режьте». Информация есть, но не расскажем. А судье и не надо.

И еще смешней (если бы не было так грустно). Трое из пятерых допрошенных оперативников заявили, что они получателями этой «засекреченной от суда» информации вообще не являлись. Сослались на то, что знают о ее «наличии» от двух своих коллег. Когда же допросили этих двоих, то один из них сказал, что лично он вообще не получал никакой информации, касающейся подсудимого, а второй предпочел замкнуться в горделивом молчании. Позвали шестого. Но и он трижды повторил, что никакими конкретными сведениями не обладал, и его информация по Иванову «носила только предположительный характер». Все.

Правда, круто? Прочитаешь — и даже как-то стыдно становится ссылаться на закон...

Но это только начало.

По делу было допрошено несколько свидетелей, из показаний которых становилось понятным, что наркотики, в покушении на хранение которых был осужден бедный Иванов, принадлежали совершенно другому лицу. В квартире матери подсудимого, на адрес которой поступили почтовые конверты с наркотиками, проживал некто по имени Гасан, который и попросил пожилую женщину об услуге — не будет ли она против, если на ее адрес будут поступать «письма по бизнесу». Именно в этих письмах были найдены наркотики. Иванов с матерью не проживал, снимал другую квартиру. Думаете, как поступил суд с этими показаниями? Отгадали. Он их в приговор, по большей части, просто не включил. И правда — зачем муть разводить? Суд у нас, как парламент, — не место для дискуссий.

Но что-то такое беспокойное, как я полагаю, в душе судьи шевелилось. И судья выдал шедевр. Цитирую: «Фактическое проживание указанного мужчины (Гасана) у Утробиной Р.А. и пользование почтовым ящиком для получения почтовой корреспонденции не исключает причастность Иванова А.П. к незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ».

Каково? Ну и что из того, что преступление мог совершить Гасан. Разве это означает, что его не мог совершить Иванов? Поэтому, сиди, Вася (то есть Саша). Сиди.

Это Вам только кажется, что обвинительный приговор не может быть основан на предположениях. Это Вам только кажется, что если у суда есть подозрения в совершении преступления другим лицом, то он не может назначить виновным подсудимого Иванова. Гуманистическая пурга.

Суд решителен и суров: «Указанный мужчина по делу не допрашивался. Оперативные сотрудники полиции в своих показаниях указали, что информацией о причастности к преступлению других лиц, кроме Иванова, не располагали». Че еще надо? Утрись и отыграйся на нижних.

В Ку-клукс-клане любят говорить так: «Всякий негр виновен, пока не докажет, что он не негр». То есть некий шанс либеральные расисты за негром оставляют. В России говорят проще — «сказали верблюд, значит — верблюд». Верблюду, как известно, легче протиснуться в игольное ушко, чем доказать свою невиновность.

Запредельная нелепость ситуации побудила прокурора отказаться от поддержания обвинения в той части, что Иванов заказывал наркотики. Куда суду деваться — отказ был принят. Прокурор — это святое. Прокурор не негр и не верблюд.

Но тут поневоле вскочил попутный вопрос — откуда взялись те наркотики, в «покушении на хранение» которых так необходимо было признать виновным несчастного Иванова? О Гасане оперативники, как известно, не в курсе... Что же делать... ? И кто, вообще, виноват...? И прокурор молчит. Ну не с луны же наркотики свалились.

Судья Рязанов нашелся и тут. Оправдывая подсудимого по обвинению в заказе наркотиков, он одновременно, девять раз подряд (нарочно считал) в разных интерпретациях написал, что у него нет сомнений в «причастности именно Иванова к незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ», которые поступали по адресу его матери. Как говорилось в знаменитом фильме, «Деточкин, конечно виновен, но он не виновен!» Прием правовой мантры и самогипноза. Раз напишешь — сам себе не поверишь. А девять — это же совсем другое дело! Поневоле забудешь, что приговор не может содержать в себе противоречивые выводы.

Впрочем, при чем тут логика и право. Это вам не детектив Дарьи Донцовой. Это приговор судьи Рязанова.

Вообще говоря, защитой в суд были представлены доказательства неопровержимого, объективного характера (письменные доказательства и даже видеозапись), которые исключали саму мысль о виновности подсудимого. Отгадайте с трех раз — как с ними обошелся суд? Правильно, отгадали с первого. Суд о них практически не упомянул. А еще одно доказательство — аудиозапись, просто отказался принимать, даже не прослушав (то есть, не поняв, о чем идет речь). А действительно — зачем? Большие знания — большие печали. Оперативные работники все равно сказали бы, что они «не обладают информацией» по поводу этой аудиозаписи. Так чего зря чернила переводить, бумагу марать? Верблюд, и точка.

Ну а уж раз пошло такое дело...

Предыдущий обвинительный приговор по делу Иванова был отменен Верховным Судом Удмуртии в апелляционном порядке. По единственному основанию — в связи с существенным нарушением судом первой инстанции уголовно-процессуального закона.

По отмененному приговору подсудимому было назначено условное наказание.

Согласно предельно внятного разъяснения Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве», назначение в такой ситуации обвиняемому более строго наказания, равно как и любое иное усиление его уголовной ответственности по закону исключается.

Но какое отношение эта юридическая тонкость может иметь к приговору, постановленному судьей Рязановым?

Думаю, судья Рязанов справедливо решил, что закон и его приговор — вещи отдельные. Как котлеты и мухи.

Рассмотрение моей апелляционной жалобы в Верховном Суде Удмуртии состоится в 10.00 17 ноября 2015 года. Приходите, надеюсь, будет интересно.

РS. Текст апелляционной жалобы на приговор судьи Рязанова лежит тут.

Д.Н.Талантов, адвокат.

util