Badge blog-user
Блог
Blog author
Ilya Vasyunin

Мертвый сезон в Шарм-эш-Шейхе

11 Ноября 2015, 18:48

Мертвый сезон в Шарм-эш-Шейхе

Статистика Постов 6
Перейти в профиль

— Когда ваше правительство разрешит летать туристам?

Мой российский паспорт видит работник на ресепшне, когда я в два часа ночи заселяюсь в гостиницу «Луна Шарм», улица Ом-эль-Сид Хилл, город Шарм-эш-Шейх. Он задает вопрос, который волнует всех работников туристического бизнеса Египта.

Абу лет двадцать, а я первый турист, который поселился в гостиницу за последние несколько дней. Он оформляет номер и спорит со мной о причинах катастрофы российского «Аэробуса».

— Что ты думаешь? — спрашивает он меня.

Я отвечаю, что думаю про взрыв бомбы.

Он ждет этого ответа и на ломаном английском начинает горячо опровергать губительную для туристического бизнеса версию:

— Если бы была бомба, там бы ничего не осталось! Никогда ничего нельзя было найти!

Дорога в Шарм-эш-Шейх обойдется теперь туристу примерно в два раза дороже, чем прежде десятидневный тур с перелетом и проживанием, и вместо трех часов занимает десять. Этот вариант вряд ли подойдет тем, кто привык смотаться в Египет на недельку, зато именно так полетят те, кто привык вместе с семьей уезжать в тепло с декабря по март заниматься дайвингом в Дахабе.

Первый перелет: Москва — Стамбул, это три часа. Затем два часа на пересадку в Стамбуле. Рейс из Внуково задерживается на час из-за сильного тумана, очень удобно — как раз прилетаешь к отправлению в Каир.

На рейсе Стамбул — Каир (время полета — три часа) предусмотрена специальная мера безопасности: перед самым входом в самолет сотрудник безопасности досматривает ручную кладь, которая показалась ему подозрительной.

Если в Стамбуле аэровокзал напоминает большой торговый центр, то каирский международный аэропорт явно победнее: не берут карточки в баре. Работает один банкомат на весь аэропорт, в зале прилета (деньги нужны, чтобы оформить египетскую визу: двадцать пять долларов США, лучше платить в американской валюте, египетские фунты берут неохотно). Еще один — в зале вылета, но он сломан.

Меры безопасности усилены; впрочем, здесь так всегда, не из-за катастрофы на Синае. До того, как пассажир попадет на самолет, его досмотрят трижды. Во-первых, перед тем как зайти в зал регистрации на рейс, его не просто проведут через рамку, как в московских аэропортах, а устроят настоящий досмотр со сканированием. Следущий пункт досмотра — после паспортного контроля. Внимательные таможенники, согласно тайной логике, отводят в сторону пассажиров с зелеными или синими паспортами неизвестных стран. Еще один досмотр — перед посадкой на рейс. Если в Стамбуле я мог бы спокойно пронести в самолет любой напиток, то в Каире изымают все жидкости — от газированной воды до пластиковой зажигалки с отверстием для заправки (одна из версий взрыва российского «Аэробуса» — жидкое вещество, замаскированное под алкогольный напиток, в багаже).

В аэропорту Шарм-эш-Шейха пустынно. Российские туристы рассказывали, что в зал прилета можно беспрепятственно войти с любыми вещами, но сейчас, судя по всему, ситуация исправлена: на выходе дежурит сотрудник безопасности в белой рубашке. Я одним из первых выхожу с рейса, и он уточняет у меня, не забыл ли я багаж. Показываю на рюкзак за спиной, он кивает.

«Садись, мой друг, работы мало сейчас». Реда, управляющий, знакомится со мной, когда я с утра покупаю чашку кофе в баре. Главная тема: «В Египте говорят, что это мог быть взрыв в двигателе, могла быть поломка, а могла быть бомба. В России то же самое. Зачем англичане отменяют самолеты?»

Он вспоминает случай в Тунисе, когда в салон ворвались люди, расстреляли англичан и французов, тогда в Тунис полеты не отменяли, а сейчас почему? Спрашиваю, сколько русских отдыхает в отеле. Он говорит, что большинство уехали. Из Литвы есть. Из Грузии. «Вон двое англичан».

В отеле «Луна Шарм» осталось не больше тридцати человек, подсчитывает Сергей, который сегодня улетает в Москву: «Вон, смотри — три человека у бассейна, а неделю назад все было заполнено».

Пустые пляжи Шарм-эш-Шейха. Фото: Antony Jones / ТАСС

Он с восьмилетним сыном приехал на курорт третьего числа, уже после падения самолета, провел здесь восемь дней и видел, как отель пустел. Те, кто жил, уехали, а больше никто не приехал: «Здесь только англичане и русские жили, вон двое ребят из Англии остались». Это заметно и по ситуации в общественном транспорте. До моря — полчаса пешком или десять минут на автобусе. «Сейчас хорошо, автобусы пустые ходят, а раньше за место побороться надо было», — рассказывает он.

Сергей обматывает чемодан скотчем. Он с сыном полетит своим рейсом, а багаж отдельно, «вроде бы на самолете МЧС». Багаж подготовлен к отправке, и Сергей в ожидании трансфера в аэропорт идет в бассейн: «Никакой „эвакуации“ не было, это из уроков гражданской обороны какой-то термин. Отдыхайте спокойно».

util