Badge blog-user
Блог
Blog author
Ilya Vasyunin

Атмосфера в Шарм-эш-Шейхе напоминает Донецк в августе 2014-го

13 Ноября 2015, 20:50

Атмосфера в Шарм-эш-Шейхе напоминает Донецк в августе 2014-го

Статистика Постов 6
Перейти в профиль

Шарм-эш-Шейх, опустевший бассейн в отеле. Фото: Илья Васюнин

Приветственное «where are you from?» где-нибудь в Соединенных Штатах Америки кардинально отличается от египетского «как дела?» на ломаном русском.

В первом случае это просто вежливое приветствие. Вряд ли стоит ожидать продолжения беседы. «Оh, Russia! ОK».

За две недели поездки по восточному побережью США ответ на вопрос «where are you from?» дважды заинтересовал собеседников. Первый раз — в магазине сотовой связи: начальник парня, который зачислял мне деньги на мобильный телефон, тоже из России. Второй раз — на рынке где-то в штате Джорджия. «Russia? Oh, Putin’s man!». Рассуждений про Путина строгого вида старик, продававший дыню, слушать не стал и вообще не стал продолжать разговор.

Другое дело в Египте.

— Садись, мой друг, выпьем чаю.

На ступеньках небольшого супермаркета (стоит между двумя гостиницами по дороге к морю) небольшой столик и два пластиковых стула. Лука, владелец магазина, круглосуточно принимает гостей. Он продал пачку сигарет и теперь приглашает меня присесть, неспешно наливает в кружку кипяток и пододвигает пепельницу.

— Можно твою сигарету? — Cигареты есть у него самого, но в данном случае это не потребность, а жест знакомства. Выкурив мою, он достает сигарету из своей пачки и потягивает мне. Это не обмен, а ответный жест. Так же тут поступают все: работники пляжа, водители такси и встреченный мною журналист «Египетского радио».

Пока я жду, когда заварится чай, к Луке заходят две англичанки.

— Уезжаем завтра, — приносят она Луке печальную новость.

— Почему завтра? — возмущенно поднимает руки египтянин.

— Кэмерон решил.

Гостьи покидают курорт раньше на пять дней и преждевременным отъездом недовольны.

Лука говорит по-русски хуже, чем по-английски, и в разговоре мы переходим с одного языка на другой.

Лука прожил в Шарм-эш-Шейхе двадцать пять лет. Его родители родом из Каира («обязательно посмотри — здесь только море, а там пирамиды и очень красиво!»), после смерти отца мать уехала обратно, а он остался, так как занялся бизнесом. Кроме лавки со стандартными продуктами, шлепанцами и трубками для ныряния (или «супермаркета», как гордо гласит вывеска над входом), он работает и в экскурсионной отрасли. К концу разговора мы подходим к перечислению предоставляемых им услуг. Это экскурсии в пустыню, где можно выпить чаю в компании бедуинов («видишь, автобус стоит — завтра поедем, приглашаю!») и поездки на аквабайке.

— Тебе такси нужно? Сейчас я позвоню! — Лука звонит и через минуту приезжает его товарищ.

— Бизнес — очень плохо, — констатирует он. На прощание записывает мой телефон, чтобы на следующий день позвонить и еще раз напомнить про экскурсии.

В «супермаркете» Луки. Фото: Илья Васюнин

Я еду на пляж узнать, какая сейчас атмосфера в Шарм-эш-Шейхе.

Вообще атмосфера напоминает Донецк в августе 2014 года: с каждым днем людей вокруг все меньше. В отеле уже почти никого: двое англичан и несколько человек из России, которые со дня на день отправятся домой. Вместо Григория Лепса, который раздавался из колонок еще пару дней назад, у бассейна звучит египетская популярная музыка. Зато есть отдыхающие из Украины: «Приехали вчера, у нас из-за россиян цены на туры очень упали, террористов не боимся». Из Киева самолеты свободно летают в Египет. Правда, российским туристам, ищущим способы отдохнуть недорого, этот вариант вряд ли подойдет: авиасообщение между Киевом и Москвой, как известно, отменено. Поезда, впрочем, еще ходят.

На пляже (вход бесплатный, за лежак требуют пятьдесят египетских фунтов, чуть больше пяти долларов США), тоже мало людей. Египетские парни объясняют, что все на обеде, а так туристов очень много. «Это все политикс, политикс, — объясняют они мне про разбившийся „Аэробус“. — Россия и Египет — одна семья!»

util