Badge blog-user
Блог
Blog author
Юрий Кирпичев
Blog post category
Общество

Русская эмиграция: взгляд из России

Отщепенцы?

15 Декабря 2016, 04:35

Русская эмиграция: взгляд из России

Отщепенцы?

Статистика Постов 43
Перейти в профиль

Раз Путин поставил задачу создать идеологию «российской нации», то полезно знать, что 57% россиян считают русских великим народом, который имеет особое значение в мировой истории. Об этом свидетельствует опрос, опубликованный «Левада-центром» в середине ноября. Для 76% Россия великая держава и должна поддерживать этот статус. И если в отрезвляющем 1992 году 80% респондентов осознали, что русские ничем не лучше иных народов, то теперь таких всего 34%.

Что можно сказать об этой мании величия? Для начала хотелось бы знать, какова была доля русских в числе опрошенных россиян. А затем подшить к делу статью «От любви до ненависти к России». Такова «амплитуда» текста писательницы и публициста Елизаветы Александровой-Зориной, опубликованного не так давно в «Московском комсомольце». Я откликнулся на него статьей в еженедельнике «В Новом Свете», США, № 50 от 7 декабря 2016 г., но в электронную версию статья не попала, а в наше время это все равно, что отсутствие публикации, поэтому приходится прибегать к помощи «Открытой России».

‑ Зачем эмигранты смотрят наше телевидение? — спрашивает Елизавета и сразу делит «уехавших» на две категории. В первую входят русские патриоты, холодно относящиеся к стране обитания, но пылко любящие родину, причем сила любви растет по мере удаления от нее. Вторую составляют не слишком успешные эмигранты, компенсирующие сомнения в правильности своего решения покинуть родину ненавистью к России.

Но, согласитесь, вопрос о телевидении риторический и не принципиальный. Хотят и смотрят. Может, им канал «Культура» нравится или люди хотят убедиться, что не зря уехали. Да и не стоит так категорично, реальная картина куда красочнее черно-белой схемы Зориной и кому как не нам, эмигрантам, это знать. Тем более что взгляд из Москвы страдает известными аберрациями, оттуда все эмигранты видятся если не предателями, то отщепенцами.

И все же двойственность видения Зориной заслуживает внимания, ибо такой взгляд на мир свойствен именно русским, включая ее саму. Во-первых, существует еще одна возможность ‑ спокойное отношение к покинутой родине, характерное для жителей Запада, далекое и от ненависти и от чрезмерной любви. Они помнят свои корни, но не копаются в них с утра до вечера. Взять хотя бы дочь Пескова, пресс-секретаря строителя новой нации, она спокойно живет в Париже, ностальгией не страдает, но и неприязни к России-кормилице не испытывает.

Во-вторых, с чего это русичи так уверенно отождествляют себя с Россией? Вот и Путин, говоря о «российской нации», имел в виду в первую очередь ее русскую основу. Что, согласитесь, априори ставит под сомнение возможность создания такой нации в многонациональной федерации. В отличие от нации американской, при формировании которой как-то обошлись без педалирования государствообразующей роли одного народа.

А уж что касается эмиграции, то в последних ее волнах из СССР-России лица «коренной нации» лишь пена на гребне. Да, всех нас тут обобщенно называют русскими, но как раз они и составляют меньшинство. И Зорина напрасно сетует: «Запертые в диаспоре, они так и варятся в своем национальном соку, чужие среди чужих». В том-то и дело, что нынешние русские не образуют диаспор!

Евреи ‑ да, причем у них разные диаспоры (вспомните хотя бы обособленную общину бухарских евреев), у армян и украинцев они тоже есть, у грузин и молдаван, практически у всех народов, но только не у русских. Те поразительно разобщены. Какая диаспора, если заслышав в дальних странах родной язык, они торопятся перейти на другую сторону улицы, о чем в предыдущем номере «ВНС» выразительно пишет Елена Музейник-Рейес!? Если предпочитают отели, где нет сородичей. Если ассимилируются быстрее все иных.

Поэтому напрасны и обобщения нелестных наблюдений: «Все сказанное относится, кстати, и к жителям бывших республик (русских и не русских), у которых до сих пор не разорвана пуповина с метрополией». С какой это метрополией не разорвана пуповина у бухарских евреев? Или у грузин и украинцев, которые порой лишь в страшном сне вспоминают о России? Да и на Брайтон-Бич, русскоязычном анклаве с явными элементами советской архаики, влияние метрополии если и проявляется (там, к примеру, почти поголовно голосовали за Трампа), то все же без крайностей и там не встретить ни особой любви к России, ни подчеркнутой к ней ненависти. Хотя очень многие подписаны на русские каналы.

Заметьте, госпожа Зорина пишет лишь об уехавших в последние тридцать лет. Почему? Потому что качество эмиграции действительно падает — вместе с качеством населения метрополии. Что ни говори, а у Путина есть основания для разговоров о нации новой формации! В России уже четыре поколения идет чудовищный социальный эксперимент, и результаты жесточайшего негативного отбора намертво закрепились в менталитете (отсюда пресловутые 86%), на генетическом уровне и даже фенотипически: полюбуйтесь физиономиями сечиных, ролдугиных, киселевых и прочих «ньюсмейкеров». Так что человеческий материал практически готов. И это отражается на качестве эмиграции. Но его падение, вопреки мнению Зориной, ведет не к отчуждению и «социозамыканию» диаспоры, а ускоряет ассимиляцию, вопрос лишь, на каком социальном уровне она произойдет.

Иное дело старая гвардия! Та держалась долго. Я имею в виду белую гвардию, с последними бойцами которой свела меня история, когда я пытался помочь профессору Роберту Семевскому в его генеалогических разысканиях. Прадед профессора плавал на фрегате «Флора», о котором я не раз писал, затем сражался на севастопольском редуте вместе с дядей лейтенанта Шмидта, а двоюродный дед Роберта Борисовича служил священником в нью-йоркской церкви, где старостой прихода был... младший брат мятежного лейтенанта. Такие узоры вяжет история!

Тогда я и узнал, что после кончины «Нового русского слова» старейшим русским изданием Америки стала газета «Русская жизнь», основанная белогвардейскими беженцами с Дальнего Востока и выходящая в Сан-Франциско с 1921 года. Владимир Беляев, главный редактор, отправил запрос в Нью-Йорк, в кадровый архив Американской митрополии (ныне Православной Церкви в Америке ‑ Orthodox Church in America ‑ не смешивать с РПЦЗ). Но предупредил: «...газета давно не публикуется по коммерческому расчету и финансово не окупается ‑ издание существует только благодаря безвозмездному энтузиазму подписчиков, жертвователей, сотрудников и авторов, добровольно служащих зарубежному наследию Исторической России. Из-за нехватки людей и денег наши возможности реагировать на Ваш запрос, к сожалению ограничены».

То есть лишь к началу XXI века потомки тех русских ассимилировались, и газета угасла, оставшись без читателей. Печально.

Не будем говорить о «русской деревне» в Лондоне или злачной диаспоре в Майами, не столь состоятельные эмигранты, повторю, диаспор не образуют, греются у чужого огня, обычно у еврейского, и быстро растворяются в новом социуме. Их дети еще знают русский, но внукам он уже не интересен (исключения только подтверждают правило). Как и Россия. Но, боюсь, она и самим россиянам все менее интересна, отчего они с повышенным интересом присматриваются к эмиграции, словно примеривая ее на себя.

Читайте также

Русский след

16 Декабря 2017, 13:06

9 Декабря 2017, 09:54

9 Декабря 2017, 09:54

util