Badge blog-user
Блог
Blog author
Антон Гусев

Тень победы, или Праздник со слезами на глазах

9 Мая 2016, 10:13

Тень победы, или Праздник со слезами на глазах

Статистика Постов 17
Перейти в профиль

f7ab9810c55c.jpg
8 мая 1945 года в Карлсхорсте, Германия, произошло событие, в значительной степени определившее и, можно сказать, перевернувшее историю Европы ХХ века. Вермахт полностью капитулировал перед союзниками, кровопролитнейшая война в истории человечества оставалась позади. Последствия подписания акта о капитуляции были столь же грандиозными, сколь и ужасными — на руинах послевоенной Европы (основной ее части) вместо одного гегемона удачно разместился второй — Организация Варшавского Договора во главе с СССР, которая в течение следующих пятидесяти лет будет не только контролировать границы этих территорий, но и оказывать на внешнюю и внутреннюю политику всех порабощенных государств такое воздействие, которое могло привидеться им только в страшном сне.

Даже там, где советские войска освобождали страны Восточной Европы на условиях предоставления «суверенитета», доля участия советской государственности была просто фантастической. С нашей тогда еще страной эти государства под угрозой смертной казни связывали дипломатические отношения, граничащие с конфедеративными; Советский Союз мог в любой момент силовым методом вмешаться во внутренние дела любого из этих государств, если только считал это нужным (как это произошло в Венгрии в 1956, в Чехословакии в 1968 годах); от волеизъявления руководителей Советского государства зависело назначение руководителей других республик (например, назначение Э.Ходжи в Албании), несогласие с которым со стороны соседних стран (И.Тито в нашем случае) могло привести к катастрофическим последствиям для несогласной стороны.

Отдельно следует сказать о Нюрнбергском процессе. В 1945-1946 годах представители правосудия государств — союзников устроили показательный процесс над побежденными руководителями гитлеровского рейха, по итогам которого почти все обвиняемые были приговорены к смертной казни. Наиболее ярко сказал об этом судилище видный российский правозащитник С.А. Ковалев: "С точки зрения права это чистое безобразие, это ведь суд победителей над побежденными, причём там даже не было попыток это скрыть. Какое тут равенство сторон? Это суд, который судил по специально для него написанным законам. Был сознательно нарушен фундаментальнейший, самый важный принцип права: закон не имеет обратной силы. Решили, что имеет. И вздёрнули людей, многие из которых поступали строго в соответствии с законами своей страны, действовавшими тогда. Ужасными законами, варварскими, но законами. Тем не менее найдите юриста, который сказал бы, что Нюрнбергский процесс — событие печальное, о нём следует сожалеть и признать, что он отодвинул нас назад. Ни один самый строгий юрист, понимающий все юридические недостатки Нюрнберга, не выступит таким образом«.1

В конце восьмидесятых вызванный фактическим распадом Советского государства отток сил СССР с оккупированных (фактически) территорий вызвал там жесточайшие политические, социальные и экономические последствия. Вспомните, чем закончилось печально знаменитое отсоединение Прибалтики в начале 1990-х. Волны негодования и протестов, вспышки национализма, убийства русскоязычного населения, тысячи беженцев. Чем обернулся выход наших сил с территории Украины? Майданом и ужасными последствиями, которые он в итоге имел для страны, включая совершенную в атмосфере свойственного гражданской войне разброда и шатания аннексию Крыма. Но это вовсе не означает, что российское (или советское, неважно) присутствие в Европе надлежало сохранять всеми правдами и неправдами — то, что не принадлежит тебе исторически, все равно не будет твоим, сколь ни старайся. Не ушли бы сами — все те же волны народного негодования смели бы колоссы на глиняных ногах, воздвигнутые разогнавшейся военной машиной, и последствия были бы те же самые, если не хуже.

Проблема состояла в том, что изначально наращивание советского военного присутствия на «освобожденных» территориях противоречило всем принципам международного права, этики, геополитики да и просто совести.

Сама по себе Великая Отечественная война, если говорить о боевых действиях на территории РСФСР и бывшего Союза, бесспорно, была освободительной. Но ее расширение за пределы Советского государства было уже не жестом освобождения, а ничем другим, как захватнической войной. Ни одно государство — ни Польша, ни Литва, ни Эстония, ни Западная Украина — не обращались к Советскому Союзу с запросами о предоставлении военной помощи, а потому размещение сил вермахта на их территориях следует признать их историческим и социальным волеизъявлением (навроде того, как в настоящее время США и страны НАТО размещают по согласованию с другими государствами, не входящими в состав Североатлантического альянса, свои военные базы на их территориях, что почему-то не приводит к вхождению туда вооруженных сил РФ и столкновениям последних с миротворцами). Почему тогда, на каком правовом основании Сталин вводит туда РККА и фактически делает эти страны зоной своего неписанного влияния?

Чтобы ответить на этот вопрос, потом, после войны, миллионы псевдоученых начинают создавать демагогию под названием «альтернативная история» (в какие дебри в настоящее время завела читающую аудиторию эта дикая лженаука даже можно не рассказывать). В ее рамках создаются и множатся легенды о том, что дескать и Западная Украина, и Польша, и Литва — «исконно русские земли». А что? Проверить-то никак. Все — сказка. Лучший способ наплевать на международное право — придумать альтернативную историю, заручившись поддержкой десятка-другого липовых академиков, которые в сталинские-то годы за краюху хлеба и понюшку табаку могли такое понаписать (и писали, и даже кино бредовое снимали, кроя собственную историю и делая из нее средство для латания дыр на френче отца народов)...

Именно руководствуясь этой наукой, Степашин в 2015 году выдает фразу, породившую сомнения в его нормальности: "Сирия для России — это же историческая память. Это же больше, чем Херсонес«.2

Все это — «ягодки» тех цветочков, что стали плодами трудов означенных псевдоисториков. А наиболее горькие из них, как я уже сказал, — это дикий уровень национализма в освобожденных в настоящее время землях, жертвы среди мирного русскоязычного населения, убитые, раненые, оставленные без крыши над головой люди...

Думал ли Сталин, распространяя свою военизированную гегемонию на территорию послевоенной Европы о таких последствиях, мог ли их просчитать? Нет. Не думал о них и Хрущев, и никто из последующих руководителей государства. Почему? Потому что для любого гегемона, диктатора, автократа только собственное могущество и власть силы, основанная на страхе и унижении человеческого достоинства — единственные ценности, которые им двигают и руководят. Потому они и заканчивают так свои жизни — один на ближней даче в Кунцеве, окруженный «друзьями», оставившими его умирать в луже собственной мочи; другой — в родном ливийском городке Сирт, разорванный в клочья теми, кто, по всей видимости, все сорок лет его правления был в восторге от его видения внутренней политики; третий — с пулей в затылке, лицом к лицу с супругой, вблизи родной румынской Тимишоары (причем пуля выпущена членом возглавляемой им же партии, который еще вчера его жену называл матерью, а сегодня без зазрения совести лишил ее жизни).

Никогда лишение независимости, самостоятельности, суверенитета другой страны не приносило захватчику счастья. Опыт поверженной Германии должен был научить этому союзников, но сталинско-черчиллевская жажда власти не давала возможности оценить реальное положение вещей. «На чужом несчастье своего счастья не построишь». В итоге, как всегда, пострадали люди. Отмечая и празднуя каждый год День Победы, мы со слезами на глазах вспоминаем советскую военную мощь, так некстати бросившую военные трофеи в начале 1990-х на некогда оккупированных территориях. Чтобы раззадорить и распалить себя лишний раз, мы проводим многомиллионные парады, бряцая на весь мир ядерным оружием и угрожая восстановлением «status-quo» всему цивилизованному человечеству... Не понимая в то же время, что захватнические последствия Второй мировой — и есть самая ужасная трагедия среди всех ее плачевных итогов.

В 1938 году, незадолго до начала войны, Гитлер присоединил на основе военного вторжения и липовых «референдумов» Австрию и Судетскую область Чехословакии, получив тем самым плацдарм для ведения захватнической войны на территории как Западной, так и Восточной Европы, и возможность реализовать свои экспансионистские планы с двух направлений одновременно. Ничего не напоминает? Неужели страна, больше всех потерявшая в этой войне, так ничему и не научилась по ее итогам? Не вынесла главного вывода о том, что только мир во всем мире, диалог и консенсус — есть средства регулирования мировой политики на любом ее фронте?! Судя по салютам в честь Дня Победы, нет.

P.S. Я не сужу людей, воевавших в те годы — они не по своей воле делали все это. Простится им, ибо не ведали, что творят...


<ol><li> 1<u>Мир не стал бы протестовать, если бы мировой порядок поддерживали инопланетяне</u>. Публикацию подготовила Любовь Цуканова. — «Новое время», № 19, 4 мая 2003.

</li></ol>



2http://ippo.info/news/the-chairman-of-the-iops-ser...


util