Badge blog-user
Блог
Blog author
Антон Гусев

«Зеркало для героя». Ответ на фильм Андрея Некрасова «Закон Магнитского. За кулисами».

16 October 2016, 01:11

«Зеркало для героя». Ответ на фильм Андрея Некрасова «Закон Магнитского. За кулисами».

Статистика Постов 17
Перейти в профиль

«Зеркало для героя». Ответ на фильм Андрея Некрасова «Закон Магнитского. За кулисами».

В знаменитом фильме Владимира Хотиненко «Зеркало для героя» продемонстрированы различные оценки одних и тех же явлений представителями разных поколений — каждый оценивает конкретное событие, исходя не только из своих взглядов на жизнь, но главным образом — исходя из тех целей и задач, которые стоят перед человеком на данном этапе диалектического развития. Перед Андреем Некрасовым стояла задача приобретения популярности. Снимая фильмы о том, что Путин — негодяй, и вообще в России все плохо, сейчас этого сделать нельзя, ибо это уже очень распространенное средство самоактуализации. Либо нужно сказать что-то принципиально новое, чего до тебя еще никто не говорил. Задача сложная, а тем более для человека, не обладающего познаниями ни в правовой сфере, ни в государственных секретах, ни в методах работы ФБК. Но очень легко сделать это, перековавшись. Иными словами, если ты вчера вместе со всеми ругал Путина, а сегодня вдруг резко стал хвалить, подвергая критике свои вчерашние взгляды, то серьезно претендуешь на Госпремию. Видимо, господин Некрасов хорошо знает биографию Максима Горького — именно так «буревестник революции» и поступил, предав свои идеалы в конце 1920-х, когда возвратился в Россию и усиленно стал лизать пятки Сталину.

По его стопам пошел и господин Некрасов. В своем фильме «Закон Магнитского. За кулисами» он демонстрирует нам, как легко разваливается версия Сергея Магнитского о хищении российским следователем Карповым активов ряда фирм, аффилированных с фондом Билла Браудера «Эрмитэдж Капитал». Нет, он не говорит о том, что Магнитский был плохим человеком, Боже упаси. Он говорит о том, что Магнитский был преступником. Что ж, быть может. Быть может, даже с точки зрения российских законов и Билл Браудер подпадает под несколько статей Уголовного кодекса. Но и Павел Карпов, несмотря на все усилия Некрасова, так старательно обеляющего его в своем подметном фильме, тоже формально отвечает статусу преступника. Попробуем разобраться, почему я так в этом уверен. Ниже я разобью КАЖДЫЙ довод Некрасова, изложенный им в фильме в доказательство вины Магнитского и невиновности Карпова.

Начнем с преамбулы. Кратко, для тех, кто не в теме поясню, что Магнитский обвинил Карпова и его сотоварищей в том, что они, зная о наличии у фирм, используемых Браудером в деятельности его фонда формальных признаков на возмещение из бюджета НДС, присвоили себе эти фирмы и получили возврат налога на счета. Некрасов это опровергает. При этом начинает издалека.

Когда он говорит о том, что к Магнитскому в период нахождения в СИЗО применялись спецсредства, поскольку он выражал готовность покончить с собой, то полагает, что угроза членовредительства и суицида не относится к основаниям для применения спецсредств. Неправомерно и ошибочно. Во-первых, потому что имеется акт об этом, составленный должностным лицом СИЗО (в данном случае — заместителем дежурного помощника начальника следственного изолятора). Во-вторых, потому что согласно пп. 7 ч. 1, ч. 2 ст. 45 ФЗ РФ от 15.07.1995 N 103-ФЗ (ред. от 03.07.2016) «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» Специальные средства в местах содержания под стражей могут быть применены в следующих случаях: для пресечения попытки подозреваемого или обвиняемого причинить вред себе. В качестве специальных средств могут применяться: наручники — в случаях, предусмотренных пунктами 3, 5 — 7 части первой настоящей статьи; при отсутствии наручников сотрудники мест содержания под стражей вправе использовать подручные средства связывания.

И причем тут заключение СПЧ, когда прямым доказательством это подтверждается?!

Затем он говорит о том, что лично следователь Карпов не участвовал в его избиении. Но это, уж простите, замечание для дураков — он и не мог этого делать, он следователь, и функции сотрудника УИС не выполнял.

Затем Некрасов говорит о том, что поскольку Магнитский собственно на Карпова не писал заявления, то у того не было и формального повода лишать Магнитского жизни, поскольку отметает отмщение как мотив для преступления. Ну тут уж совсем книжек надо начитаться! Мотивом Карпова — и это понятно даже самому несведущему читателю — было не отмщение, он не честь свою защищал, потому что плевать хотел на то, кто и что про него подумает, как и все власть предержащие воры в этой стране. Поводом для противоправных действий с его стороны было только сокрытие доказательств. Никто, кроме Магнитского, не указывал на причастность Карпова к приобретению контроля над фирмами Браудера, потому и нужно было его любыми способами дискредитировать.

Но это все лирика. Дальше начинается самое интересное. Некрасов утверждает, размахивая материалами уголовного дела, что в своих допросах Магнитский ни слова не сказал о совершенном именно Карповым преступлении, нигде не упоминал о причастности сотрудников ОВД к хищению предприятий Браудера. А вот тут нестыковочка — в качестве обоснования своей позиции Некрасов ссылается на данные Магнитским объяснения, которые не являются доказательствами по уголовному делу, как говорит Кассационное определение Верховного Суда РФ от 15.12.2011 N 19-О11-70. Доказательством по смыслу статьи 56 УПК РФ являются надлежащим образом процессуально оформленные показания свидетеля, которые, к слову, имеются в Интернете в открытом доступе — http://russian-untouchables.com/rus/testimonies/#D64 — и которые противоречат словам Некрасова; там и фамилии имеются, и описания преступных действий носителей этих фамилий.

Поехали дальше. Некрасов отыскивает бомжиху, на которую супостат Браудер открыл фирму, являющуюся обладателем права на возмещение НДС, за которым и охотится Карпов. Причем тут она? Ну допустим, Браудер преступник, хотя оформление фирм на подобных лиц законом не запрещено и никак не говорит об отсутствии оснований к возмещению НДС, в том числе об отсутствии у фирмы финансово — хозяйственной деятельности! Более того, логику Браудера можно понять — в обстановке, когда директора в любую минуту могут посадить, оформление фирм на «зиц-председателей» представляется для выходца из Соединенного Королевства экономически и юридически оправданным! Однако дает ли это право Карпову приобретать права на имущество, полученное заказчиками бомжихи Старовой, в том числе Браудером? Господин Некрасов здесь все яйца в одну корзину сложил.

Далее Некрасов, стараясь ввести зрителя в заблуждение и играя на нестыковке дат, говорит о том, что в июне, когда Старова написала свое заявление, еще не было известно о мошенничестве с налогами, в результате которого Браудер якобы незаконно получил право на возмещение НДС. Повторяю — допустим. Но если Браудер сделал это незаконно, то почему следователь Карпов не вернул деньги в казну, а положил их себе в карман?! В июне о мошенничестве с налогами не было известно, это верно. Но схема по выводу имущества уже существовала — и к тому моменту Магнитский ее осветил в своих показаниях сотрудникам СКР. Так, в своих показаниях Магнитский говорит об инициировании судебных процессов, вследствие которых взыскание должно было быть обращено на поступившие на средства похищенных фирм средства бюджетной системы РФ. То есть и тут Карпов проявил недюжинные познания в области экономики и арбитражного процесса. Тогда он еще не планировал получить контроль над счетами фирм Браудера, а на деньги уже позарился. Что для этого надо? Правильно, получить решение суда о взыскании по липовым договорам. Бомжиха Старова знать ничего не знает ни о каких фирмах, и потому риск Карпову влететь под 303-ю статью УК по ее заявлению минимален. Как только деньги придут на счет — на них сразу будет наложен арест с последующим обращением взыскания. А Карпов останется чистеньким, поскольку решение суда не будет отменено, и по смыслу статьи 90 УПК РФ все, установленные в нем, факты будут считаться правдивыми (липовые договора и проч.). Об этом в июне и говорит Магнитский следователю СКР. И только после этого появляется Старова (как средство защиты Карпова от преследования со стороны Браудера), и только после этого Карпов, поняв, что решения эти уже «засветились», а денег все еще нестерпимо хочется, изобретает новую схему — он изымает из сейфов в кабинетах Браудера оригиналы печатей и уставных документов фирм, имеющих право на возмещение с целью получения над ними контроля.

Теперь подробнее о порядке работы этого механизма и о том, что никто кроме носителей этих документов и предметов, не может иметь контроль над юридическим лицом.

Некрасов утверждает, что обратиться к нотариусу с целью свидетельствования верности подписи на заявлении о государственной регистрации лица как директора фирмы может не только сам директор, но и его представитель по доверенности. Это утверждение действительности не соответствует. Пункт 2 статьи 17 ФЗ РФ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» от 08.08.2001 № 129-ФЗ говорит, что для внесения в ЕГРЮЛ изменений, касающихся сведений о юридическом лице, но не связанных с внесением изменений в учредительные документы юридического лица, в регистрирующий орган по месту нахождения представляется подписанное заявителем (руководитель юридического лица или иное лицо, имеющее право без доверенности действовать от имени этого юридического лица) Заявление о внесении изменений в сведения о юридическом лице, содержащиеся в ЕГРЮЛ по форме Приложения N 6 к приказу ФНС России от 25.01.2012 N ММВ-7-6/25@ (далее — Заявление).

Пункт 2 статьи 18 и пункт 1.2 статьи 9 того же закона гласят, что Заявление удостоверяется подписью заявителя, подлинность которой должна быть засвидетельствована в нотариальном порядке

Статьей 80 «Основ законодательства Российской Федерации о нотариате» предусмотрено, что нотариус свидетельствует подлинность подписи на документе, содержание которого не противоречит законодательным актам Российской Федерации.

В соответствии с абзацем 1 пункта 38 Методических рекомендаций по совершению отдельных видов нотариальных действий нотариусами Российской Федерации, утвержденных Приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 15 марта 2000 года N 91, при свидетельствовании, в соответствии со статьей 80 Основ, подлинности подписей должностных лиц организаций нотариус устанавливает личность должностных лиц и их полномочия на право подписи.

Согласно абзацу 2 этого пункта в подтверждение полномочий нотариусу представляются, в частности, приказ о назначении или протокол об избрании (назначении) должностного лица; устав (положение) или иной учредительный документ организации, утвержденный в установленном порядке; свидетельство о регистрации юридического лица; в необходимых случаях доверенность или иной документ о наделении должностного лица соответствующими полномочиями (когда речь идет о руководителе филиала или учреждения).

Ни о какой доверенности речи нет! Только личное присутствие вновь избранного директора с оригиналом учредительного документа и с протоколом о назначении. Потому и слова Некрасова о том, что копия устава может быть получена из регистрирующего органа для этих целей любым лицом правового значения не имеют — в нормативном акте русским по белому сказано, что нотариусу представляется не копия документа, а утвержденный надлежащим образом (общим собранием участников юридического лица) подлинник.

Дальше, по законам художественного жанра месье Некрасов снова бросается грязью в Браудера — дескать, преступник Гасанов, на которого также оформлялись фирмы (ну читай такое же подставное лицо как Старова) тоже был участником его преступной схемы. Опять-таки говорю, быть может, речь-то не о Браудере, хотя, как я уже сказал, в этих действиях с точки зрения российского закона нет нарушения. Причем тут Карпов?! Ему кто давал право переоформлять фирмы по своему усмотрению, просто потому что он увидел тут нарушение закона? Почему при каждом нарушении закона или выбытии средств из российского бюджета возвращаться они должны не в бюджет, а в карман следователя?! В каком законе написано, что он является гарантом возвращения денег в казну?!

Потом идет интересная деталь. Застолбив за собой высокое звание знатока российского законодательства, Некрасов посягает уже и на бухгалтерию. Он ссылается на слова Браудера о том, что у фирм на тот момент не было активов в России и говорит буквально следующее: зачем Карпову нужны были фирмы без активов? Объясняю. Право на получение НДС, конечно, является активом с точки зрения бухгалтерии, поскольку отражается в строке 1220 бухгалтерского баланса. Но во-первых, Браудер мог этого не знать — тонкость дебиторской задолженности состоит в том, что это не имущество как таковое, его сложно продать (а право на возмещение НДС вообще невозможно применительно к статье 382 Гражданского кодекса РФ). А во-вторых, Браудер опять прав. Учитывая наличие решений судов, ловко состряпанных Карповым или его товарищами о взыскании задолженностей, равных денежной оценке подлежащего возмещению НДС, активов и правда не было, поскольку строка 1220 баланса гасилась строкой 1520 того же баланса, раздела «Пассив», где отражается кредиторская задолженность (п. 19 ПБУ 4/99).

Ловко перемежая поверхностные знания российских законов с жульническим словоблудием, Некрасов снова включает литературную составляющую и указывает на то, что не Магнитский, а другой юрист Браудера, Хайретдинов, был автором сообщения о преступлении Карпова. Опять-таки вопрос — каким образом это умаляет ответственность следователя за хищение фирм? Он, как водится, риторический.

Ну и чтобы до конца добить несведущего зрителя в конце фильма Некрасов снова поливает Браудера грязью, обвиняя его в краже из российской казны, продолжая смешивать кислое с пресным и пытаясь тем самым за счет пачкотни и очернительства скрыть свои очевидные огрехи в знании российских законов, которым он решил блеснуть в начале фильма.

Итог. Двухчасовой фильм разбит в пух пятистраничной статьей. И снова вопрос к автору — что он хотел этим сказать? Для кого, для какой целевой аудитории снят фильм, если даже неглубоких познаний в праве достаточно, чтобы не оставить от него камня на камне? Наверное, уж не для того, кто поставил своей целью досконально разобраться в причинах смерти Магнитского. А значит — для того, кто заранее настроен на правоту российской власти и вообще ничего больше не хочет слышать. Так ему и аргументы не нужны, не пачкался бы месье Некрасов высоким званием профана академической юриспруденции. Он и так всему верит. Потому что он и без Некрасова в стаде, где, по меткому выражению Макаревича, доверяет судьбе в лице гаранта Конституции, за что и признан скотом.

util