Badge blog-user
Блог
Blog author
Егор Гречка

ОБОРОНА МОСКВЫ

4 December 2015, 01:14

ОБОРОНА МОСКВЫ

Статистика Постов 2
Перейти в профиль


371c22675d57.jpg
Со дня на день Госдума собирается утвердить законопроект, приравнивающий автопробеги к митингам и демонстрациям, а палаточные городки — к пикетированию.

Так будет затянута ещё одна гайка или, если кому-то больше нравится, забит очередной гвоздь, (не последний, — поистине необозримо это поле деятельности, и выжигать вольнодумство можно бесконечно долго и изощрённо) в крышку гроба гражданского общества. Вне всякого сомнения, это мера послужит укреплению оборонительных редутов на подступах к Москве, которая в ближайшие дни обещает стать центром протестных выступлений против печально известной системы дорожного сбора со звучным именем «Платон» (уж не от слова ли «плати»?).

Пока акции протеста проходили в безопасной отдалённости от Кремля, мирно плетущиеся вдоль обочины грузовики не вызывали ни у кого обеспокоенности: пусть сколько угодно блокируют дороги у себя в Чебоксарах — мы туда не собираемся.

Но когда география протестного движения стала смещаться в сторону административного центра страны, дальнобойщикам принялись усиленно вставлять палки в колёса: перво-наперво Роскомнадзор по требованию Генпрокуратуры прикрыл сайт, якобы содержащий «призывы к массовым беспорядкам, осуществлению экстремистской деятельности, участию в массовых мероприятиях, проводимых с нарушением установленного порядка», а на деле — контактные данные координаторов протестной акции.

Потом на всех крупных дорожных артериях, стягивающихся в Москве, стали возникать заграждения. Организующие их сотрудники правоохранительных служб, по задумке, должны всеми правдами и неправдами препятствовать протестному движению. В подавляющем большинстве случаев — «неправдами», потому что действительных оснований на ограничение свободы передвижения (той самой, прописанной в конституции РФ — помните такую брошюрку с триколором на обложке?) у полиции, конечно, нет.

Поэтому и приходится призывать на выручку всю свою изобретательность: вот например, в смоленской области блюстители правопорядка изымают у дальнобойщиков грузовики под предлогом нетрезвости последних; на других участках с водителей берут расписку о неучастии в протестных акциях (почему бы не брать просто честное слово?); не обходится и без антитеррористических мероприятий; но чаще всего, видимо, из-за нехватки фантазии, фуры разворачивают без объяснения причины.

Москва как будто готовится к штурму. На дорогах вводится чрезвычайное положение: задействованы наряды полиции, сотрудники Центра по противодействию экстремизму, спецтехника. Кремль судорожно хватается за спасительную соломинку — законопроект об автопробегах — выискивается хоть какая-нибудь лазейка, чтобы объявить бастующих вне закона.

И это при том, что протест носит мирный характер, а основные требования, подвигнувшие водителей к активным действиям, исключительно экономические.

То есть на обратную связь рассчитывать не приходится. Да и в сложившейся модели внутриполитического устройства обратная связь предусмотрена только на этапе законотворчества: людям спускаются свыше некие непреложные заповеди, а дальше канал связи обрывается — до следующего законопроекта или новогоднего обращения.

Поэтому неудивительно, что разобщение правящей элиты и большинства граждан настолько велико; не могут и не хотят разуметь властители судеб, что дальнобойщики двинулись на Москву совсем не для того, чтобы смущать правоверные умы и жечь покрышки. Их марш — это единственный, за неимением других, способ обратить внимание на себя, в конце концов, реализовать своё законное право на информационную свободу: когда не признаётся даже факт твоего существования, очень трудно быть услышанным.

Не могут разуметь они и то, что протест в отдельно взятой стране — это не отклонение, не патология, требующая скорейшего хирургического вмешательства. Это неотъемлемая сторона здорового гражданского общества; признак, что у людей ещё не законсервировались умы, не отмерло чувство собственного достоинства; что перед нами именно народ, а не рыхлая народная масса, которой всё равно, что из неё вылепят на этот раз.

Государство, в котором не бывает альтернативной точки зрения, а если бывает, то высказывается лишь полушёпотом на кухне — мертво. Потому что основой и фундаментом любой государственности является народ; и если почва зыбка и податлива, то и дом, построенный на ней, рухнет.

Глеб Самойлов

02.12.2015
http://glebsamoilov.blogspot.ru/

util