Badge blog-user
Блог
Blog author
Sergey Lyapunov

Так прокляты мы или нет?

10 December 2015, 14:52

Так прокляты мы или нет?

Статистика Постов 6
Перейти в профиль

Пока нефть и рубль покоряют рекордные глубины, самое время поговорить о «ресурсном проклятии». Суть термина в том, что страны, обладающие значительными запасами природных ресурсов, часто отстают в своем экономическом развитии и качестве государственного управления от стран, располагающих меньшими ресурсами.

Открыли месторождение нефти? Не радуйтесь, оно встанет вам поперек горла: будете иметь однобокую экономику, колебание доходов, «голландскую болезнь», избыточные заимствования, коррупцию, засилье чиновников, профанацию институтов демократии, деградацию образовательной системы, социальные конфликты и тридцать три прочих напасти.

Феномен ресурсного проклятия, синтезированный в 90-е экономическими умами Европы и Америки, оказался чертовски удобной для всех штукой. Западным политикам, впустую угробившим деньги налогоплательщиков на эксперименты по приобщению России к демократии и рынку, он помог оправдать свои неудачи на одной шестой части суши. Нашим чиновникам феномен служит вечной отмазкой, ведь на черномырдинское «всё имеем, а жить не можем» они отвечают черномырдинским же «здесь вам не тут!».

Я открою маленькую тайну: никакого ресурсного проклятия не существует. <anons>Воровское проклятие есть, проклятие лжи тоже есть, как и целый набор других проклятий: имперское, коленоподъемное, раболепское, патерналистское, проклятие дураков и плохих дорог. А вот ресурсного — нет.</anons> Потому что ресурсы в умелых и чистых руках — это благо. Давайте посмотрим на факты и цифры.

В списке 25-ти основных стран-экспортеров нефти Россия по итогам 2015 года займет третье снизу место по динамике ВВП — минус 3,8% (здесь и далее — данные МВФ и Всемирного банка). Хуже только в разрушенной войной и межнациональными конфликтами Ливии (—6,1%) и в преддефолтной Венесуэле (—10%). Если учесть также, что, несмотря на обвал нефтяных цен, двадцать стран из этого списка покажут по итогам года рост ВВП, возникает вопрос: что с нами не так?

Вы полагаете, причина в том, что российская экономика больше других зависит от нефти? Нет. У нас доля нефтяной ренты в ВВП составляет лишь 13,7% (9-й снизу показатель в списке). У Саудовской Аравии, например, эта доля — 43,6%, однако при этом саудиты достигнут 3,4% роста ВВП за год.

Может, причина в международных санкциях против России? Тоже нет. Персональные санкции вообще не затронули экономику страны. Запрет на поставки технологий и оборудования для добычи шельфовой и трудноизвлекаемой нефти неактуален при сегодняшнем уровне нефтяных цен. Финансовые санкции оказались наиболее болезненными, но и их негативный эффект не стоит переоценивать: вклад этих санкций в падение отечественного ВВП, по оценке Citigroup, составил не более 10%: то есть при сохранении прежнего доступа на мировые финансовые рынки наш ВВП упал бы не на 3,8%, а на 3,4% — весьма слабое утешение. Тем более слабым оно выглядит на фоне того, что находившийся под куда более суровыми санкциями Иран покажет в этом году 0,8% роста ВВП.

Так чем же тогда объяснить такой провал России? Неужели пресловутое ресурсное проклятие избирательно действует лишь на одну страну во всем мире? Естественно, нет.

Причины в другом, и я бы разделил их на две группы. Временно непреодолимые — те, которые при существующей парадигме развития страны никуда не денутся. И преодолимые — те, которые в свое время (которое уже прошло) вполне могли бы быть устранены даже нынешним руководством.

К первой группе причин относится, прежде всего, недостаточная диверсификация российской экономики. Посмотрите на Канаду, образец нефтедобывающей державы со сбалансированной экономикой. Страну ровно по середине (по прериям) можно разделить на две части: сырьевой запад (с центрами в Эдмонтоне и Калгари) и индустриальный восток (с центрами в Торонто и Монреале). В период высоких цен на нефть канадский запад поддерживает канадский восток, в период низких — наоборот. Вы думаете, почему с 2006 по 2015 год страну возглавлял консерватор Стивен Харпер, а сейчас его сменил либерал Джастин Трюдо? Считаете, что причина только в харизме и хорошей наследственности Джастина (как-никак, его отец 15 лет возглавлял Канаду)? Не без этого, конечно, но главное в другом: Харпер и его партия консерваторов представляют интересы сырьевого запада, Трюдо и либералы — индустриального востока. Время прихода к власти в Канаде консерваторов и либералов четко совпадает со временем взлета и падения нефтяных цен: кто платит, тот и заказывает музыку.

К сожалению, для нас сегодня пример Канады — несбыточная мечта. Российский частный бизнес не будет инвестировать в диверсификацию при таком уровне налогов (никаких налоговых стимулов даже в тучные нулевые предложено не было) и при отсутствии гарантий защиты инвестиций и собственности (лучшая гарантия — независимый суд). А государственные инвестиции в диверсификацию, как правило, неэффективны (пример — Роснано). Про коррупцию, разрастание госсектора и прочие временно непреодолимые причины наших экономических факапов говорить вообще не будем, поскольку подобные разговоры сейчас — пустые.

Другое дело — обесценение рубля. Мы вполне могли бы обойтись без этой базисной причины российского экономического спада, если бы либо жили по средствам (как, скажем, не менее зависимый от нефти Азербайджан), либо гораздо агрессивнее формировали из нефтяной выручки валютные резервы (по аналогии, например, с Норвегией или Саудовской Аравией, где под налоги попадает до 85% нефтяной прибыли). Но ничего этого сделано не было.

По данным британского Barclays, в текущем году темп роста свободного денежного потока Роснефти и Лукойла был почти в два раза выше аналогичного показателя Shell и BP. Американский Goldman Sachs подсчитал, что российские нефтекомпании в этом году зарабатывали так, будто цена барреля находилась у отметки 100 долларов, а не вдвое ниже. И все это, по мнению Fitch Ratings, благодаря щадящей налоговой нагрузке на отечественную нефтянку, из-за чего основной удар от падающего барреля брала на себя российская казна. Чемпионом же по налоговым послаблениям, причем с огромным отрывом, стал Газпром, налоговая нагрузка к выручке которого была вдвое меньше, чем у Роснефти (данные по 2014 году). Как результат, валютные резервы государства в нужном объеме не формировались. А про такую непозволительную бюджетную роскошь, как АТЭС-2012, Сочи-2014 и ЧМ-2018, не сказал только ленивый.

В итоге, когда из-за падения нефтяных цен начались бюджетные проблемы, тощие валютные резервы трогать не стали, а заплатить за все заставили российское население.

Как? Да очень просто: за год девальвировали рубль в два раза, сохранив тем самым бюджетный баланс усохших валютных доходов и прежних рублевых расходов. В результате население приняло на себя всю тяжесть подстегнутой ослабевшим рублем годовой инфляции в 13,5% (цифра продовольственной инфляции еще выше).

Под гнетом такого роста цен россияне героически затянули пояса и... обрушили уровень потребительского спроса. Следом потянулись рекордное за 20 лет падение розницы (данные Минэкономразвития), рекордное за 16 лет снижение реальных зарплат (данные Росстата), рост безработицы на 1,6% в неделю (данные Минтруда), далее везде.

Как тут опять не вспомнить Виктора Степановича: «Мы до сих пор пытаемся доить тех, кто и так лежит».

util