Badge blog-user
Блог
Blog author
Гарий Гликин

«Евгений Онегин» в Нюрнберге

19 Декабря 2015, 14:17

«Евгений Онегин» в Нюрнберге

Статистика Постов 64
Перейти в профиль
Это было летом 2008 г., я тогда ещё ходил, опираясь на колёсную тележку для инвалидов, сейчас, увы, могу только сидеть в кресле-каталке, т. н. Rollstühle.

— Я сегодня растратчица, — заявила тогда жена с порога, — я не смогла преодолеть искушение, не ругай меня сильно!
На пару часов она уходила «помагазинить» и, наверное, что-то себе «спромышляла».

Господи, да что она такое говорит, когда это было, чтоб я ругал за покупку?! Разве что для меня приобретёт такое, что мне и в голову не пришло бы! Купила небось себе какую-тошмотку или что-то косметическое «для чистки пёрышек», так это ж так редко бывает, мне аж стыдно, держит себя «в черном теле», практически ничем не балует!

— Купила — и в добрый час, носи на здоровье!

— Ну, положим носить это не надо, вот угадай, ради чего я преодолела «душившую меня жабу»?

— ???

— Два билета в Опернхауз, будет «Евгений Онегин» на РУССКОМ!

Я всё ожидал, но только не это!
— С ума сошла, на гастрольные спектакли даже эстрадных поп-звёзд бешеные цены! А тут опера! Мы что, никогда не слышали эту оперу и «живьём», и в записи?! Чьи это хоть гастроли?

— А вот и не гастроли! Спектакль Нюрнбергской труппы, но, как и положено каждому уважающему себя театру, либретто они поют на языке оригинала! «Кармен» — на французском, "Аида«— на итальянском, «Моя прекрасная леди» — на английском.

Русскоязычных солистов уровня Анны Нетребко, в этой труппе нет, хотя голоса прекрасные, собраны со всей Европы и не только!

— Да ведь все равно, билеты дорогущие, до 65 €!

— Ну, это в партер, а я взяла на второй ярус самые дешёвые, к тому же со скидкой 50 % для социальщиков; нам они обошлись по 4,5 € каждый, так что не дрефь, дырку в бюджете не заметим! Я даже узнала — на первый ярус есть лифт прямо с улицы, мы поднимемся вместе с твоей таратайкой (это моя инвалидная тележка-ходунки :-). Только на второй ярус придётся идти по лестнице, но там хорошие перила, сможешь себе руками помогать.

Несколько дней пролетели незаметно, отдохнул, хорошо выспался; я запомнил, как однажды уставший, «без задних ног», пришёл в Москве на органный концерт Гарри Гродберга. В течение первой части концерта я три раза просыпался ... от собственного храпа :-). После антракта благоразумно ушел, чтоб не мешать другим наслаждаться музыкой.

Станиславский, мне кажется, не совсем точно сказал, что «театр начинается с вешалки».

В Нюрнберге, по-моему, театр начинается с предтеатральной площади. С первого взгляда было видно, что публика пришла не шлягеры типа «муси-пуси» слушать. В основном были симпатичные люди 25-45 лет, одевшиеся, как на праздник, наш возраст (около 70) был явно в меньшинстве.



Нарядная публика заметна ещё на подходе. Половина мужчин в добротных серых или серо-голубых костюмах и при галстуках. Другая половина, в т. ч. и я, были в рубашках с короткими рукавами, некоторые при галстуках. Эффектно смотрелись на белоснежных рубашках светложёлтые галстуки с концом, заправленным под пояс.



Многие дамы в длинных лёгких платьях (10-15 см. от тротуара), орнаментированных крупными (25-30 см.) рисунками цветов и бабочек. Платья были с боковыми разрезами от верха бедра до низа, в которых мелькали дамские ножки.Может эти ножки были не столь уж и стройны, как хотелось бы их владелицам, но ... «притягивает взгляды пленительный разрез» — так поёт Маша Распутина.

У некоторых прическа «сооружена» явно по случаю посещения театра, другие, белокурые, как легендарные «лорелеи», с распущенными волосами. Много «каштанок», а вот брюнетки относительно редки. И все театралы немецкоговорящие, я специально прислушивался, проходя мимо. Заметил также несколько раскосых азиатских лиц, а вот «афрогерманских» — ни одного!



Уф-ф! Наконец мы добрались к нашим местам. Да, точна украинская пословица: "Дэшэва рыбка — погана юшка (похлёбка)!«.Мы на приставных стульях, места сбоку, за колонной, приходится отклоняться в сторону, чтоб видеть сцену. И партер, и три верхних яруса заполнены до отказа, а я ещё надеялся — если будут свободные места в партере, может там сяду. Болт!

Наконец свет погашен, занавес поднят, ровно в 20-00, немецкая точность.

Над сценой двухстрочное табло, на котором возникает на немецком перевод того, что поют на сцене. Это не бегущая строка, а именно сменные две строчки.

Акцент, конечно, неискореним, но вокальное исполнение настолько захватывающе, что он почти не замечается: «Паду ли йа, стрэлой пронзьёный, иль мымо пролэтыт она!»

Только месье Трике по-русски сказал всего несколько слов: Mesdames, я буду начинайт, прошу теперь мне не мешайт" :-), куплеты же пел по-французски, возможно те самые, где он смело вместо «белль Нина» поставил «белль Татиана»! Во всяком случае знаменитого «Ви роза! Ви роза!» не было.

Оркестр, на мой неискушённый вкус, заполнял волшебной музыкой Чайковского весь громадный зал. Немыслимо даже сопоставить с постановками провинциальных театров(а в Большой или на оперные спектакли во Дворец Съездов я попадал редко).

Смазывали впечатление скудость декораций, небрежность в костюмах и кое-где «развесистая клюква». Например:
1. У Онегина скуластое узкоглазое лицо, артист — кореец с прекрасным сильным голосом и великолепно им владеющий, но грима на лице практически нет.
2. Ленский без парика, с залысинами, с прической отнюдь не «Геттингенской»
3. Онегин и Ленский одеты не в старинные костюмы двухвековой давности, а просто в
старомодные, предвоенных лет.

4. Мундиры русских молодых офицеров на балу у Лариных до боли напоминают серую солдатскую амуницию Швейка времён Австро-Венгрии.

5. Татьяна в белоснежных шелковых брюках, с широченными расклёшенными штанинами так, что когда она стоит, они кажутся длинным до пола платьем.

6. На балу у Лариных не графинчики с «брусничной водой», а ящик пластиковых бутылок с желтым соком.

7. В хороводе крестьянских девушек, одетых в сарафаны и с головными платочками мелькает лицо привлекательной негритянки.

И, тем не менее, это только цветочки!

Вот когда Татьяна, чтобы написать своё письмо Онегину, вставляет лист бумаги в пишущую машинку и печатает — ЭТО УЖЕ АПОФЕГЕЙ!

В Германии вообще, считается, что искусство певца, если он настоящий, настолько увлекает, что несуразности просто не замечаешь (как в концертном исполнении).

По какому-то немецкому каналу шла опера «Борисе Годунов» и там дочь Годунова, царевна Ксения, одета в элегантный современный брючный костюм.

Для солистки с незаурядным голосом это вроде как «мелочи», подобно «нестильности» в одежде хорошенькой девушки, она как бы говорит: «Я могу себе это позволить, я не следую моде, я сама её создаю!».
На следующий день узнал впечатления нескольких русскоязычных человек с любительских курсов немецкого языка. Они отметили не только то, о чём я писал, но и пьяного, валяющегося на полу Ленского, и то, как Онегин протолкался через толпу гостей бала, сел на пол и снял обувь (жала она ему ноги, что-ли).

А один «наш» недоумевал, почему в финальной сцене Онегин повалил Татьяну на пол и стал её душить? Бедняжка еле вырвалась, всё-же успев ПРЕКРАСНО пропеть своё незабвенное «... и буду век ему верна!» Все присутствующие стали наперебой объяснять, что Онегин вовсе не душил Татьяну, что так он, гмм ... как бы это сказать .. так он её сексуально домогался, во!

Особенно впечатлили слова одной дамы, рассказавшей своей немецкой соседке, как Татьяна печатала письмо на машинке. Соседка среагировала: «Естественно! Тогда компьютеров ещё не было!».

Я думаю, что соседка просто ошибочно представляет время этих событий, когда уже появились «Ундервуды», но дуэли ещё не отошли в прошлое. Ничего удивительного: а многие ли из нас знают, когда происходит действие оперы Вагнера «Лоэнгрин»?

В общем, как сказала на немецком фрау-преподаватель, «Пушкин и Чайковский в могиле перевернулись» (у немцев, оказывается, тоже есть такая поговорка, но у нас, по пословице, переворачиваются в гробу).

Некоторые из моих знакомых, более искушенных в искусстве, плевались и чертыхались: поют-де они прекрасно, но оркестр (особенно духовые), звучит чудовищно.
Тогда же в русскоязычной Нюрнбергской газете появилась статья двух сестричек искусствоведов-критикесс, они практически отметили всё то же, что и я, но решительно высказались в том духе, что оркестр звучал великолепно (и мне так же показалось!). Почему мои знакомые считают его ужасным — не пойму!
Впрочем, я передаю только личное впечатление.

Но «осовременивание» русской классики на мой взгляд просто чудовищно!

Этого якобы «осовременивания» не избежал даже Большой театр, в котором тоже появилась тенденция к абсурдизации, хотя и не в такой идиотской степени. Татьяна своё письмо не печатает на машинке, а пишет ручкой, но не гусиным пером. Возможно, авторучкой или шариковой, т. к. чернильницы нет.
Барышни на балу одеты в длинных платьях, м. б. и не по моде времён Пушкина, но где-то около того, сойдёт.
Мужчины в старомодных, НО СОВРЕМЕННЫХ костюмах, у Ленского под пиджаком даже свитер с высоким горлом. Самой заметный мне ляп был с электрическими бра и люстрой, включаемыми настенным выключателем.
Постановщики Большого театра хотя и не впали в беспредел, но явно пошли на поводу у представлений западных зрителей,.
....................................................................
P. S.
УВЛЕКАЯСЬ БЛАГОДУШНО ДРУГИМИ ТЕМАМИ, мы ни в коем случае не должны забывать об узниках, находящихся в заключении по политическим мотивам.
Ходорковский и Лебедев, а также Тимошенко наконец освобождены, есть шанс, что даже пропутинская Фемида вынуждена будет оправдать и освободить Надежду Савченко, а также освободят всех политзаключенных и в Украине, и в России.
Тем не менее и кукловоды, и исполнители преследований по политическим мотивам должны нести за это ответственность. Надеюсь,что это будет скорее, чем они думают.
Будь проклята та сволочь, которая попытается столкнуть братские народы России и Украины.
Они будут СОВМЕСТНО бороться против преступников и преступных режимов.

util