Автор поста
Badge blog-user
Блог
Blog author
азимбай гали

Азимбай Гали Кое-что о Кунаеве и о нас

10 Марта 2016, 13:06

Азимбай Гали Кое-что о Кунаеве и о нас

Статистика Постов 109
Перейти в профиль
Азимбай Гали Кое-что о Кунаеве и о нас

В архиве Президента РК есть не мало интересного из политической биографии Кунаева. Отец Динмухамеда Кунаева 13 летним мальчиком начал работу в Торговом доме купца Габдулвалиева. Вначале помогал на конном дворе, затем на кухне, потом трудился по торговой части в магазине Габдулвалиева (возможно приказчиком) и проработал там до 1918 года.[1] В советское время работал в советских и хозяйственных учреждениях. Для социализма была характерна нехватка всего и вся- всеобщий дефицит самых необходимых вещей и продуктов. У Кунаевых всегда была полная чаша. Для советского режима были характерны репрессии. Но репрессии сталинского режима не затронули ни отца, ни сына Кунаевых и мобилизация на фронт их также чудно миновала. К слову скажу, дед и отец автора этих строк — отсидели и отработали бесплатно на благо того режима, из остальных моих родственников — кто расстрелян, кто -погиб на фронте. Итак, Кунаевы не имели судимости. Ну слава богу, что хоть эту семью миновала лихая .

И в Советском Союзе, да и в современном Казахстане национальность не имела и не имеет особого значения. Все этносы и этничности- суть равны перед законом. И Кунаев не исключение: происхождение Кунаева было «микс» — казахско-татарское. Но его национальное сознание довольно долго было татарским. Я об этом узнал от И. Юсупова. Мне удалось узнать ряд деталей, хотя они местами спорны, но все же заслуживают публикации. Первое, оба — и Кунаев, и Юсупов учились в уйгурской школе. Для Кунаева это мог быть русский класс в той же школе. Кунаев писал по-русски безупречно, без ошибок. Юсупов, учившийся на уйгурском, писал по-русски с ошибками. Тем не менее, он был секретарем комсомольской организации. В школе хранилась учетная комсомольская документация, в т. ч. комсомольца Кунаева. Исмаил Юсупов утверждал, что по комсомольским документам в графе национальность у Кунаева значилось — «татарин». Всегда, когда я приходил домой к Кунаевым,- отмечал Юсупов, в доме у них слышалась татарская музыка. И. Юсупов и Д. Кунаев долго поддерживали по жизни друг друга: во-первых, оба были критиками Шаяхметова (Кунаев был выдвиженцем Шаяхметова), обоим благоволил вначале Пономаренко, а затем Хрущев. С Хрущевым отношения Кунаева впоследствии разладились. Тандем Кунаев —Юсупов действовал до тех пор, пока карьерная конкуренция не сделала их врагами. Позднее Кунаев добился доверия Брежнева, а Юсупов —нет. Возможно они подсиживали друг друга. [2] В книге Абдукерима Ганиева «Исмаил Юсупов: «С чистотой помыслов» говорится: «Когда я пришел к руководству республикой, „мои черноглазые друзья“ говорили, что к вершине Казахстана поднялся уйгур. Если это так, то почему этого не сказали о Кунаеве. Он же по национальности татарин. Об этом я, как бывший руководитель Казахстана, заявляю с полной ответственностью. Кунаева и его родителей никто лучше меня не знает. Потому что ....вместе учились в уйгурской средней школе имени Сопи Зарвата. Когда встал вопрос о выдвижении руководителя Казахстана из числа национальных кадров, Кунаев в одну ночь уничтожил свой паспорт и получил новый с подтверждением его национальности, как казах. О его хитроумном лукавстве я хорошо знал».

Другой факт -жена Динмухамеда Ахметовича, Зухра Шариповна была дочерью купца Ялымова, за которым тянулся ещё и «контрреволюционный» след. Кто был купец Ялымов из Атбасара? Так, в 1973 году на кладбище в Атбасаре появился памятник из черного и розового мрамора родителям его супруги — Зухры Шарифовны. В заметке в «Комсомольской правде» под названием «Антипамятник» за 3 марта 1990 года В. Комарова читаем: "В 1919 году в Акмолинске, ныне Целинограде, колчаковская администрация проводила выборы городской гласной думы. От купцов, именитых граждан в ее состав вошел Шариф Ялымов — тот самый, что громил Советы, лично расправлялся с борцами за новую власть. Как известно, от папаши Зухры пострадал и Сейфуллин — классик и гордость нашей литературы и один из первых руководителей правительства Советского Казахстана... Этот акмолинский купец, ненавидя большевиков, ... содействовал аресту Сейфуллина... бил писателя. Но следователь Сулеймен Хажи без ведома Ялымова отпустил Сакена через черный ход на волю. Оказывается, Сейфуллин когда-то помог этому следователю: и тот на добро ответил добром«.[3]

Кунаев был первым руководителем Казахстана, имевший высшее образование и склонность к научной работе. Побывав руководителем Коунрадского и Риддерского рудоуправлений он защитил кандидатскую по профильной теме, свою докторскую диссертацию он защитил в 1968г. в весьма комфортных условиях, будучи Первым секретарем ЦК КП Казахстана.

Враги- коллеги Кунаева. Первый удар Кунаев получил от своих коллег, с которыми он работал в Коунраде. Коллеги написали коллективное письмо в ЦК, указывая на недостатки в его работе. Кунаева сняли с работы в связи «со слабостью руководства в должности управляющего». Он вернулся в Алматы, женился. Его снова направили начальником, но Риддерского рудоуправления. Его крышей был Шаяхметов. В прежней статье я писал о неком «татарском следе», указывая на происхождение мамы и жены Кунаева и жены Шаяхметова- они татарки. Я также писал о женах татарках как о параллельном отделе кадров по подбору и расстановке кадров в этот период в Казахстане. Но эти сведения односторонни и не верифицированы. Шаяхметов «вышел» на Скворцова. Тот обратился «выше». И все получилось. [4]Несомненно Кунаев приобрел административный талант руководителя. И он становится начальником Восточно-Казахстанского рудоуправления. Теперь его покровителями становятся и Скворцов, и Шаяхметов. Скворцов и Шаяхметов назначают его Зампред Совнаркома КазССР. О своем непосредственном покровителе Шаяхметове Кунаев в своих воспоминаниях практически упоминает только вскользь.

Шаяхметов покровительствовал Кунаеву. Впервые Кунаев- студент познакомился с ним, по моим предположениям, в Москве, когда Шаяхметов был послан на учебу, где Шаяхметов проучился всего один семестр, но не успел сдать экзамены, а был отозван в Алматы. Позднее, когда Шаяхметова сняли, Кунаев был в числе критиков Шаяхметова.

«Враги» Кунаева не дремлют.(Степень враждебности последних не установлена). Таковыми оказываются Н.Ундасынов, Председатель Совмина Каз ССР, другой — Зампред Совмина Каз ССР А.Заговельев. Они указывают, что Кунаев «в практической работе недостаточно внимателен в подготовке материалов и оформлении документов, нуждается в подсказывании по оперативным вопросам, входящим в его обязанности». Замечен и другой грех Кунаева- «недостаточная требовательность к подчиненным». Коллеги добиваются его понижения- Кунаев уходит с должности зампред Совмина Каз ССР Президентом АН Каз ССР. Ситуация резко меняется, когда только что вновь назначенный первый секретарь ЦК КП Казахстана П.К. Понамаренко убирает Тайбекова и Ундасынова и ставит, «пострадавшего от Шаяхметова» Кунаева и он, Кунаев возвращается в Совмин Каз ССР в качестве Председателя. [5]Шаяхметов проявил себя как «скрытый националист, противник освоения целинных и залежных земель». И в Москве зареклись националов на первые должности в Казахстане не ставить. Разве что полукровок или уйгуров. Если уж Шаяхметов проявил национализм, чьи руки по локоть в крови от истребления «байско-мульских группировок». То, кому доверять? И все же с доверием к националам не нужно спешить.

С начала 20 века в казахском истеблишменте и элите было много казахов северного и центрального Казахстана- казахов — аргынов, выходцев из одного из многочисленных племен. Они же комплектовали значительную часть просветительской интеллигенции. Немалая часть алаш-ординцев были тоже аргыны. Сталинские репрессии 1930-х существенно сократили их численность, дальнейшее развитие образования среди казахов в значительной степени выровняли представительство этнических трайбов казахов по регионам и в Алматы. После ухода Шаяхметова казахские интеллектуалы и истеблишмент стали больше ориентироваться на науку. А после «свержения Кунаева» у казахской образованной молодежи появился новый интерес к журналистике и публичной политике и общественной деятельности, связанной с политикой.

Интересно складываются взаимоотношения между Кунаевым и Ж. Ташеновым. Д. Кунаев участвовал в продвижении Ташенова на должность Председателя Совмина Каз ССР. Это произошло 1960 году 26 января. Ташенов пришел на место Кунаева. Несколько дней ранее Кунаев «избран» Первым секретарем ЦК КП Казахстана. 26-26 декабря 1962 года Кунаев освобожден от должности Первого секретаря ЦК КП Казахстана и уходит в Председателем Совмина Каз ССР. Первым секретарем «избирают» Юсупова. И наконец,7 декабря 1964 года Кунаева снова «избирают» первым секретарем ЦК КП Казахстана. Постановление ЦК КП Казахстана гласит: освободить Кунаева в связи с уходом на пенсию. Летом 1987 года Кунаева выводят из состава ЦК КП Казахстана за "серьезные недостатки, допущенные республиканской партийной организацией в бытность Первым секретарем ЦК КП Казахстана«.[6]

Сразу же после избрания Колбина в Алматы начались Декабрьские События 1986 г. Автор этих слов, в силу своего малодушия, не принял участия в событиях на площади в Алматы. Но тем не менее я едва не был уволен с работы. Сокращали преподавателей вузов — казахов, решили начать увольнять молодых преподавателей, я попал в этот список. Но меня спас мой заведующий кафедры, ныне покойный Сыргабай Закирович Нарматов, который заявил: отдам под увольнение любого, кроме Азимбая. И я был спасен. В период предзащиты докторской диссертации я имел много препятствий. Мою защиту поддержал Кенес Нурпеисович Нурпеисов. И это стало решающим словом. По значимости эти события главные для меня : дважды меня выручали казахи Старшего, Великого жуза. Я не был им ни земляком, ни родственником, я даже не додумался обратиться к ним со слезной просьбой.

Декабрьские выступления казахов в Алматы не были выступлением в поддержку Кунаева, это не было и сепаратизмом, а это было статусным восстанием. Это означало: Мы хотим равенства, мы хотим уважения как нация. Словом, это была революция достоинства. Недавно демократическая общественность России отметила 85 летие Горбачева, как «великого демократа». Именно Горбачев решал вопрос о мерах против декабрьских активистов и вообще в специальном партийном документе гласно и негласно решались вопросы реализации ущемления казахов по национальному признаку. Позже Горбачев высказал идею отторжения северных территорий Казахстана. «Великого демократа», так почитаемого на Западе, Алматы встретит градом камней как это произошло в Декабре 1986 года. Горбачев об этом знает, и он никогда не сможет приехать в Город Яблок.

У казахов исчез трайбализм, как дескриптив. Исчезает вчерашний день. Исчезает живая этнография. Казахи стали урбанизированной нацией и теперь мы будем иметь новые напасти. И будет нам нелегко. Да здравствует завтрашний день, мы не боимся тебя!

.....................................................................

1.Архив Президента РК (Далее- АПРК), фонд 708, опись 131, дело 234, лист 11

2. Мадат АККОЗИН Динмухамед Кунаев. Как был фальсифицирован его образ еще при жизни 30.11.2009 http://rus.azattyq.org/content/dinmukhamed_kunaev_/1875988.html; Азимбай ГАЛИ Исмаил Юсупов в руководстве Казахстана: сокрытое и не сокрытое http://www.altyn-orda.kz/14 февраля, 2016; Қазақстанның кеңес дәуіріндегі бірінші басшылары (Первые руководители Казахстана советской поры) Академия государственной службы при Президенте РК. Астана. Научно-информационный центр.Астана.2001.67с.-На казахском языке.

3. Алипа Утешева, «Юридическая газета», 08.11.2010 http://www.nomad.su/?a=15-201011080011

4. АПРК, д.708, оп.131, д. 234, лл.23-25

5. АПРК, д.708, оп.131, д. 234, лл.46-48

6. АПРК, д.708, оп. 131, д.234,л.70

util