Автор поста
Badge blog-user
Блог
Blog author
азимбай гали

Демографические и миграционные феномены Казахстана (анализ проблемы) Демографические и миграционные феномены: старые и новые постулаты (аналитический опыт)

16 Декабря 2015, 19:31

Демографические и миграционные феномены Казахстана (анализ проблемы) Демографические и миграционные феномены: старые и новые постулаты (аналитический опыт)

Статистика Постов 109
Перейти в профиль
А.Гали — Демографические и миграционные феномены Казахстана (анализ проблемы)


Демографические и миграционные феномены: старые и новые постулаты (аналитический опыт)

Постулат первый. Демографические феномены в плане возможностей управления не должны быть переоценены. Демографические процессы относятся к самостоятельной сфере человеческой жизнедеятельности. Зависимость и автономность демографической сферы от экономического, социального, духовного и политического секторов человеческого и общественного бытия в значительной степени ограничена. Попытки администрирования приведут только к временному результату, поскольку демографические процессы развиваются в соответствии со своей внутренней логикой развития и не познаны до конца научным знанием.[1]

Постулат второй. Миграционные феномены более управляемы, но не управляемы абсолютно, эффективность управленческих действий, в случае несоответствия внутреннему вектору, иллюзорна. Миграционные процессы отличаются по своей природе от собственно демографических. Поэтому объединение разнородных и разнопорядковых явлений как демографического, так и миграционного плана возможно только аналитически, с известными оговорками, вызванными подобным «сожительством» разных областей антропологического знания. Считаем обязательной и другую оговорку: демографические процессы в обществе с либерально-демократическими ценностями не являются объектами для непосредственного прямого регулирования, что, несомненно, было бы расценено как наступление на права человека, как политика, противоречащая принципам гражданского общества.

Постулат третий. Миграционные процессы могут быть объектом косвенной регуляции и управления, хотя и под надзором правозащитных организаций. Демографические процессы имеют стадиальность и определенные параметры для каждого этапа. Условия объединения демографических и миграционных явлений мы рассматриваем в русле социально-демографических процессов. Мерами воздействия на социально-демографические процессы являются социально-экономические, культурологически-духовные, политико-правовые акты, которые могут благотворно на них воздействовать. Последнее предполагает научное определение параметров оптимальной динамичной модели коэффициентов рождаемости, смертности и естественного прироста, других социально-демографических событий: браков и разводов, внутренних и внешних миграций, изменения векторов миграционных потоков. Оценка результатов демографических и миграционных процессов не может быть однозначной — они являются производными взаимодействия сложных и разнонаправлено действующих факторов, их оценка должна быть свободна от политической и идеологической конъюнктуры.

Постулат четвертый. Исторический ракурс феноменов демографии и миграций населения показывает необратимость этих процессов, очевидно, невозможность второго издания в силу невозможности повторения постоянных и переменных составных, невозможности исторического движения вспять. Конец XX в. знаменовался резким снижением рождаемости, ростом как общего коэффициента, так и младенческого коэффициента смертности, уменьшением темпов естественного прироста населения. Одновременно происходило падение коэффициента брачности и разводимоcти. Длительное снижение рождаемости, рост продолжительности жизни привели к известному постарению населения, что выразилось и в повышении удельного веса средних и старших возрастов. Отмечены новые характеристики трансформации семьи: преобладание детей первой и второй очередности, повышение экономичности рождений в результате снижения смертности; нуклеаризация семей, вместо многопоколенных семей с раздельным проживанием прародителей (дедушек и бабушек), родителей и взрослых детей; увеличение удельного веса неполных семей, роста числа повторных бракосочетаний, паллиативных браков; воздействие миграций (отрицательно-миграционного сальдо) на рождаемость, смертность, естественный прирост, а также брачность и разводы было достаточно ощутимым. Так, несомненно «вымывание» молодых людей (первой брачности) европейского суперэтноса (по преимуществу восточных славян и немцев), выезжающих в Россию, Германию, Украину и др. страны, в первую очередь, из городов, возрастание удельного веса казахского населения (свыше 56%), а также тюрко-мусульманской этноконфессиональной доминанты (вместе с казахами 70%). В дальнейшем возможен рост брачности за счет отложенной брачности в конце 1990-х годов, а также за счет ранней брачности.

Постулат пятый. Феномен сокращения численности населения Казахстана не катастрофичен, имеет исторические прецеденты, как общественное явление имеет сложную природу и его социально-экономические составные оцениваются как положительно, так и отрицательно. В настоящее время сокращение численности населения прекратилось. Устойчивое снижение численности населения, начавшееся с 1993 г. — 42,7тыс., в 1994 г. — 192, в 1995 г. — 207, в 1996 г. −200, в 1997 г. — 188,9 тыс., в 2001 году наконец сократилось до 22 тыс. человек. Наблюдаемое уменьшение численности населения Казахстана сойдет на нет, к 2005 году начнется небольшой рост населения.

Постулат шестой. Феномен сокращения рождаемости. Сокращение рождаемости неотвратимо, возможны структурные эффекты, в результате которого могут происходить «всплески» рождаемости. Меры по стимулированию рождаемости являются социальными мерами, нежели собственно демографическим стимулированием рождаемости. Депопуляция для русских, украинцев, белорусов, татар неотвратима. Депопуляция казахов невозможна в долгосрочной перспективе. Приток оралманов сделает невозможным это явление. Рождаемость сократилась: если в 1989 г. родилось 382,3 тыс., то в 2001г. — 220,7тыс. человек. Смертность в 1989 г. составила 126,4, а в 2001 г. — 147,6 тыс. человек. Это обстоятельство привело к юпоказателей воспроизводства населения. За 1989-2001 гг. естественный прирост населения снизился с 255,9 до 73,1тыс. чел. Рождаемость казахов в 1989 г. достигла 203,5, в 2001г.-148,1 тыс. человек. Смертность казахов в 1989 г. составила 40,9, в 2001г. — 52,2 тыс. человек. Естественный прирост казахов в 1989 г. исчислялся в 162,6 тыс., в 2001г.- 95,9 тыс. человек. Рождаемость русских сократилась с 99,3 тыс. в 1989 г. и до 37,9 тыс. чел. — в 2000 году. Смертность возросла с 53,7 тыс. — в 1989 г. и 62,2 тыс. — в 2001 году. Естественный прирост русских составил в 1989 г. плюс 45,6 тыс., в 2001 г. — минус 24,3 тыс. человек. С 1993 г. по 2001 г. наблюдалась депопуляция русских, украинцев, белорусов и татар. У казахского населения рождаемость снижалась, росла смертность, наблюдалось падение естественного прироста со 158,8 тыс. человек в 1991 г. до 95,0 тыс.- в 2001 году. На динамику рождаемости оказала влияние иммиграция казахов. Сложившееся миграционное сальдо, как правило, вызывает в первые два-три года эффект «отложенной» рождаемости, когда семьи переселенцев вплоть до полного обустройства на новом месте не планируют рождение детей. Это же касается немцев, русских, украинцев и белорусов, которые с момента подготовки к отъезду перестают планировать рождение детей, хотя возможно расторжение прежних и заключение новых браков, раздел нажитого имущества.[2]

Постулат седьмой. Феномен младенческой смертности в Казахстане. Младенческая смертность имеет устойчивую тенденцию к снижению. Это объясняется относительным улучшением социального благополучия в Казахстане. Эффектом низкой рождаемости. Экономия рождений приводит к аккумуляции социальных и личностных усилий на сохранение жизни младенца. Этому же способствует известная разгрузка родильных домов в результате общего снижения количества рождений. Динамика младенческой смертности имела следующую характеристику: наибольший подъем наблюдался в 1993 и 1995годах — соответственно 27,7 и 28,2 промилле, затем происходит снижение- до 20,6 промилле в 1999 году. В начале 1990-х годов наблюдается трансформация института семьи, брачности и разводов. Резко упало количество регистрируемых браков, а несколько позднее — и разводов. На наш взгляд, этот процесс объясняется тем, что рыночные отношения негативно сказались на социально-экономическом положении женщин: увольнения чаще касались женщин, чем мужчин, при приеме на работу мужчинам отдавали предпочтение. В результате среди безработных удельный вес женщин составляет 60-70%.

Постулат восьмой. Феномен отрицательного сальдо в Казахстане. За 1991-2000 годы отрицательное сальдо международной миграции составило 1 млн. 990,0 тыс. человек. Наибольшие миграционные потери произошли в 1994 году (410,0 тыс. чел.), позднее отрицательное сальдо миграции снижается: в 1995 г. — 238,6 тыс., в 1996 г. — 175,5 тыс., в 1997 г. — новый всплеск — 261,4 тыс. и новое снижение в 1998 г. — 203,0тыс., в 1999 г. — 128,4 , в 2000 году — 123,2 тыс., в 2001 г. — 94,2 тыс. человек. Причем в 1991-1996 гг. Казахстан потерял 1259,4 тыс. человек, в 1997-1999 гг. — еще 592,8 тыс. человек. Таким образом, идет неуклонное снижение миграционных потерь населения Казахстана. Произошла качественная перестройка эмиграционных настроений. На нынешнем этапе сальдо оттока на уровне советской поры. Примерно 30-34% эмигрантов в 1991- 1996 гг. уезжали в дальнее зарубежье, остальные — в ближнее. Разумеется, среди выезжающих преобладали уезжающие в Россию. Так, в 1990 г. — 74%, в 1992 г. — 81%, в 1995 г. — 90 %. Среди выбывших в 1990-1993 гг. преобладали русские — 51-52%, их представленность росла и в дальнейшем (55-59%). Удельный вес выезжающих немцев упал с 26% до 20%, а представителей других национальностей — с 9,4 до 4,9%. Отметим, что иммиграция в Казахстан падает: в 1999 году в Казахстан прибыло в 5,6 раза меньше человек, чем в 1991 году (206,1 тыс. чел.). Масштабы эмиграции из Казахстана до 1994 года росли : с 255,0 тыс. чел. в 1991 г. до 480,8 тыс. чел. в 1994 г. (увеличение в 1,9 раза). Далее наблюдается спад: в 1995 г. — 309,7 тыс. чел, в 1996 г. — 229,4 тыс., в 1997 г. — 299,5 тыс., в 1998 г. — 243,7 тыс., в 1999 г. — 165,5 тыс., в 2000 г — 156,8 тыс., в 2001 году — 143,6 тыс. человек.

Постулат девятый. Феномен казахизации и мусульманизации Казахстана через демографические и миграционные ресурсы. Хотя абсолютные показатели оттока уменьшаются, сокращается базовая численность ряда этносов (выезжающих славян, немцев), растет тюрко-язычный и мусульманский массив. Этот процесс привел к уменьшению доли европейского компонента в Казахстане. Динамика этнодемографического состава населения Казахстана за 1989-1999 годы показывает изменения в этнических пропорциях: казахи увеличили удельный вес с 40,1 % до 53,4%, другие этносы, наоборот- уменьшили: русские — с 37,4% до 30,0%, украинцы — с 5,4% до 3,7%, немцы — с 5,8% до 2,4%, татары — с 2,0% до 1,7%, белорусы — с 1,1% до 0,7%. Вместе с тем прогрессирует численность и удельный вес турок и азербайджанцев, курдов и дунган. Если учесть, что европейское население Казахстана по преимуществу городское, то ее абсолютное сокращение привело к ее замещению казахским населением. Динамика межреспубликанской и международной миграции имела тенденцию к собиранию казахского этноса в одноименной республике и возвращению других этносов чаще всего в места первоначального выхода. Наблюдалось сокращение иммиграционного притока в Казахстан и интенсификация оттока населения из Казахстана. В результате сложилось значительное отрицательное сальдо, т.е. происходило увеличение масштабов выбытия из республики. Таким образом, за 1970-1995 гг. Казахстан потерял 2,6 млн. человек за счет превышения оттока над притоком. Пик отрицательного сальдо в указанные 25 лет пришелся на 1994 год. С 1995 г. эмиграция пошла на спад. Иммиграция в Казахстан имела также тенденцию к сокращению, что объяснялось снижением иммиграции из России, Узбекистана и Туркмении. Некоторый рост репатриантов в Казахстане наблюдался в 1991-1993 гг. за счет казахов из дальнего зарубежья — из Монголии, Китая, Ирана и Афганистана. Изменилось соотношение этносов среди прибывающих в Казахстан иммигрантов. Этот процесс происходит по механизмам регулирования и саморегулирования трудоизбыточности и трудонедостаточности. Поменялись принципы регулирования и перераспределения рабочей силы от административно-принудительных перемещений и идеологических мобилизаций на «великие» стройки пятилетки в прошлом, до либеральных объявлений биржевых вестников — в настоящем.

Постулат десятый. Новые брачные, внебрачные и добрачные феномены. Оживились повторные и ранние браки. Высокая коммунальная оплата за жилье затруднила существование женщин-одиночек в городе. Воспитание и обучение детей в неполной семье в условиях низкой доходности весьма затруднительно, поэтому в 1991-1993 гг. наблюдалось снижение разводов по инициативе женщин. В 1994-1997 гг. положение с браками и разводами несколько стабилизировалось. Однако мы предполагаем увеличение роли паллиативных браков, вне- и добрачных половых связей. Если в советское время сексуальные отношения замыкались внутри определенных социально-демографических групп (чаще среди молодежи: старшеклассников, студентов, молодых сотрудников и т.д.), то в постсоветскую эпоху брачные классы часто игнорируются в силу придания этим отношениям свойств товара. Половые связи становятся социально и этнически-гетерогенными. Вместе с тем уменьшился удельный вес межэтнических и межконфессиональных юридических браков. Этому способствуют не только рыночные отношения, но и региональная и половозрастная диспропорция по восточнославянским этносам в результате значительного отрицательного сальдо. Образование негосударственного (частнособственнического) сектора привело к экзистенцианальной свободе, произошло усиление значимости либеральных ценностей, возник приоритет прав человека над правами государства и коллектива. Экзистенцианальная свобода означала не боязнь простого человека перед авторитетом чиновника, министерства, преклонения только перед законом. Другой значительный феномен — омоложение брачности среди казахов — принял устойчивый характер, что будет способствовать стабилизации абсолютной численности рождений. Омоложение брачности у казахов началось вначале в городах, затронув в основном обеспеченные слои населения, а в последующем этот процесс затронет и сельское население. Межэтнические браки в России, Узбекистане приводят к ассимиляции части казахов, в Казахстане же межэтнические браки не имеют значительного влияния на темпы воспроизводства казахов.

Постулат одиннадцатый. Феномен снижения демографической емкости. Этим индикатором является показатель приживаемости эмигрантов и иммигрантов. В 1993 г. на каждого иммигранта приходилось 3 эмигранта, в 1994 г — почти 7, в 1995-1996 гг. — более 4 и в 1997 г. — свыше 8 эмигрантов. В этническом разрезе: казахи в 1991-1992 гг. усилили репатриацию, в 1993-1996 гг. этот процесс замедлился, в 1997 г. — сложилось отрицательное сальдо, в 1998-2002гг. — годы эскалации репатриации. Снижение притягательности Казахстана для иммиграции при повышении приживаемости наблюдается у русских, украинцев и немцев. Казахстан, как и любая другая страна, имеет экономическую, экологическую и демографическую емкость. Резкий спад производства в промышленности и в сельском хозяйстве, рационализация сферы применения наемного труда привели к высвобождению труда и снижению занятости рабочей силы. Мы склонны считать, что эконом-демографическая емкость Казахстана снижается с 1993 г. и по настоящее время. В дальнейшем этот процесс прекратится и перейдет к новому росту населения. Ресурсами роста населения являются возвращение оралманов — иммигрантов на историческую родину.

Постулат двенадцатый. Возрастание роли внутренней миграции населения перед внешней. Для Казахстана в 90-е годы был характерен большой объем внутренней миграции.

Республиканская миграция населения за 1991-1999 гг. (тыс. человек)

1991 | 1992 | 1993 | 1994 | 1995 | 1996 | 1997 | 1998 | 1999
Республиканская 431,2 | 361,3 | 347,7 | 327,3 | 305,0 | 237,0 | 204,6 | 228,6 | 173,4
Межобластная 155,7 | 136,1 | 134,5 | 131,0 | 123,4 | 97,5 | 81,0 | 97,0 | 78,5
Областная 275,5 | 225,2 | 213,2 | 196,3 | 181,6 | 139,5 | 123,6 | 131,6 | 94,9

Внутренняя миграция в 1993-1995 годах составила 980 тыс. человек. Всего за период 1991-1999 годов внутренняя миграция составила не менее 2 млн. 616 тыс. человек. По экспертным оценкам около 70% внутренней миграции приходилось на поток «село-город». Таким образом, численность сельских мигрантов, переселившихся в 1991-1999 годах в города, составила около 1,8 млн. человек. Основными «центрами притяжения» сельских и городских мигрантов являлись города Алматы и Астана.

Постулат тринадцатый. Феномен казахской урбанизации и маргинализм. Cледует обратить внимание на то обстоятельство, что казахская урбанизация первоначально маргинализировала казахов, однако через некоторое время происходило освоение городской ниши, вчерашние маргиналы переходят в средний и высший классы, некоторая их часть все же деградирует и опускается в низшие группы населения. Казахский социальный контроль и взаимопомощь сыграли патронажную роль и не привели к пауперизации этноса. Тем не менее в последние годы пригороды Алматы, Астаны осваиваются массами маргиналов. В начале 1990-х годов было развито казахское скваттерство — самовольный захват государственных земель, а также стихийное и самовольное строительство и образование «незаконных» населенных пунктов. В 1990-е годы усилилась социальная дифференциация: доходы одних (высокообеспеченных) в 30 и более раз стали превышать доходы других (малоимущих). Возникла категория «новые» казахи. Это была неэтническая категория. «Новые» казахи были социальной группой населения. Наиболее зажиточные группы населения — бизнесмены и коррумпированные чиновники и члены их семей вошли в эту группу. Однако позже всю городскую молодежь стали относить к этой группе. Таким образом, «новые» казахи стали олицетворять не столько социальный, сколько «образ жизни», тем самым они стали представлять социально-демографическую группу. Тем не менее вызывает тревогу быстрая ценностная трансформация целых групп населения, ориентирующихся на вестерн-сознание и вестерн — образ жизни, в то время как большая часть населения настроена на традиционалистские ценности. Например, в России «новые» русские предпочитают себя называть «старыми» русскими, идентифицируя себя больше дворянско-помещичьей социальной группой, чем нуворишами. Возможно, «новые» казахи — казахские нувориши — предпочтут себя считать некоей казахской буржуазией, легитимизируя себя в «старых» казахов.

Среди основных причин значительных масштабов миграций «село-город» — отсутствие работы, низкая обеспеченность объектами социальной сферы в сельской местности. По данным Министерства труда и социальной защиты, в 1999 году по республике на одно вакантное место приходилось 36 безработных. На селе на одно вакантное место приходилось в восемь раз больше претендентов — 285 безработных. Качество образования в сельских школах значительно ниже, чем в городских. Большая часть сельских мигрантов, наряду с большими возможностями получить работу, в качестве мотива миграции в город выдвигают возможность получить самим и своим детям качественное образование. Отсутствие прописки у части сельских мигрантов в городах затрудняло их социализацию. С проблемами адаптации сталкивались также иммигранты. За пять лет, иммиграция снизилась вдвое: с 71 137 человек в 1995 году — до 35 425 человек в 1999 году. Урбанизация Казахстана сопровождалась массовым притоком в города. Происходит обезлюдение ряда сельских населенных пунктов, а также некоторых малых городах. Последнее обстоятельство привело к накоплению маргинальных элементов в городах.

Постулат четырнадцатый. Феномен иммиграции в Казахстан и незаконной миграции показывает нарастание незаконной иммиграции, при снижении законной.

Иммиграция в Казахстан (человек)

1995 | 1996 | 1997 | 1998 | 1999 | 2000
из стран СНГ 68 022 | 51 236 | 35 530 | 38 340 | 33 785 | 31500
из стран вне СНГ 3 115 | 2 638 | 2 537 | 2 284 | 1 640 | 2100
Всего 71 137 | 53 874 | 38 067 | 40 624 | 35 425 | 33600

Основные иммиграционные потоки в Казахстан составляли иммигранты из России, Узбекистана, Туркменистана и Кыргызстана. Значительные масштабы приобрела и нелегальная иммиграция. Хотя законодательство РК ограничивает ввоз рабочей силы в Казахстан, масштабы нелегальной рабочей силы огромны. Основной поток незаконной рабочей силы идет из Узбекистана, Киргизии и Таджикистана. Выращивание хлопка, табака и других технических трудоемких культур в теперешних масштабах, строительные и погрузочно-разгрузочные работы стали обеспечиваться благодаря притоку дешевой иностранной рабочей силы. Массовые депортации незаконных иммигрантов из Казахстана не привели к заметному росту занятости местного населения. Вместе с тем происходит высвобождение местной рабочей силы из рутинных сфер занятости. Особенно это касается хлопковых, виноградных, табачных культур. Если при планово-директивной экономике в сельское хозяйство организовывались силовые мобилизации студентов, колхозников и сельхозрабочих, а также домохозяек и школьников, то привлечение иностранной рабочей силы имеет не только отрицательный аспект, но и положительную сторону. Это задействование в отраслях с «грязной» технологией, тяжелым физическим, ручным монотонным трудом сезонной рабочей силы из близлежащих стран. Свободный наем дешевой рабочей силы не только высвобождает из этих сфер местных рабочих, но и способствует ускорению урбанизации сельских жителей. Происходит перелив местной рабочей силы в индустриальные отрасли, в сферу образования, науки, квалифицированного бытового обслуживания, в информационно-технологические и творческие ниши. Часть сельской молодежи уезжает учиться в города. Такое решение проблем вовсе не внове для постиндустриальных стран — США, Западной Европы, которые оставили всю грязную и неквалифицированную работу иммигрантам и нелегальной рабочей силе. Вместе с тем следует всячески ограничивать наплыв нелегальной рабочей силы в города, последнее обстоятельство приведет к оседанию нелегалов в городах и созданию среднеазиатских колоний в Казахстане. Возникает серьезная миграционная экспансия Узбекистана, Таджикистана и Киргизии в Казахстан, могжет серьезно ухудшиться качество рабочей силы, социально-гигиеническая и криминальная обстановка.

Если в первой половине 1990-х годов среди нелегальных иммигрантов преобладали граждане КНР, то во второй половине 1990-х годов — граждане Турции. В 1999-2000 годах отмечен особенно резкий рост нелегальной иммиграции (транзит) из Афганистана и Шри-Ланки, что было связано с обострением политической ситуации в этих странах. Сложности адаптации испытывали и беженцы, прибывавшие из «горячих точек». Учет лиц, желающих принять официальный статус, ведет Агентство РК по миграции и демографии. В 2001 году в Казахстане было официально зарегистрировано свыше 900 беженцев, реальная цифра около 20 тысяч.

Постулат шестнадцатый. Феномен эмиграции показывает ее угасание.

Динамика внешней миграции: 1990-2000 гг. (человек)

Годы |Эмигранты|Иммигранты|Сальдо чистой миграции (+, -)
1991 | 228 473 | 170 887 | −57 686
1992 | 317 760 | 161 499 | −156 261
1993 | 331 007 | 111 082 | −219 925
1994 | 477 068 | 70 389 | −406 679
1995 | 309 632 | 71 137 | −238 495
1996 | 229 412 | 53 874 | −175 538
1997 | 299 455 | 38 067 | −261 388
1998 | 243 663 | 40 624 | −203 039
1999 | 162 064 | 35 425 | −126 639
2000 | 156 800 | 33 600 | −123 200
2001 | 143600 | 49300 | −94300

Примечание: сведения за 1991-1994 годы уточнены.

С 1990 года Республика Казахстан де-факто выступает субъектом международного права, осуществляет независимую миграционную политику. В 1990-1999 годах отмечалось отрицательное сальдо миграции: наименьшие показатели — 1991 год (-57 686 человек), наибольшие — 1994 год (-406 679 человек). Легальная иммиграция в постсоветский период постоянно снижалась: со 170 887 человек — в 1991 году до 33 600 человек — в 2000 году, т.е. в 5 раз. По данным Агентства РК по статистике, в 1991-1999 годах в Казахстан иммигрировало 957 836 человек из стран ближнего и дальнего зарубежья. Эмиграция за десять лет составила 3 716 710 человек. В 1990-1994 годах наблюдался рост масштабов эмиграции и снижение иммиграции. В 1995-1999 отмечено постепенное снижение как эмиграционных, так и иммиграционных потоков. Пик эмиграции приходится на 1994 год, что во многом было связано с пиком экономического кризиса (1994-1995 гг.).

Постулат семнадцатый. Феномен старения в Казахстане показывает, что этот процесс временно приостановлен. Уменьшение численности пожилого населения произошло за счет их эмиграции. Опережение пенсионной реформы в Казахстане в сравнении с российской создало возможность части предпенсионеров и пенсионеров выехать из Казахстана в Россию. Сокращение пенсионеров позволило бюджету Казахстана высвободить часть средств бюджета для финансирования социальных программ.

Динамика населения старше трудоспособного возраста (в тыс. чел.)

Категория населения | 1991 | 1992 | 1993 | 1995 | 1996 | 1997 | 1998 | 1999 | 2000
Пожилые люди | 1922,7 | 1958,0 | 1975,2 | 1944,7 | 1935,8 | 1794,5 | 1782,4 | 1859,4 | 1836,0

Тем не менее в Казахстане четко обозначились тенденции старения населения. За последнее десятилетие рождаемость уменьшилась вдвое. В 1999 году отмечен самый низкий за весь послевоенный период коэффициент рождаемости — 14,0 на 1 000 человек населения. Количество заключаемых браков также сократилось вдвое: в 1990 году заключено 164 тысячи браков, в 1999 г. — 85 тысяч браков. Высоким остается число разводов. Естественный прирост населения за последнее десятилетие снизился в 4 раза. За десять лет доля населения старше 60 лет возросла с 9,2% до 10,5%, возрастной группы 30-59 лет с 32,5% до 35,1%. В то же время снизилась доля детей, подростков и молодежи. Доля когорты 65 лет и старше возросла с 5,5% от численности всего населения в 1989 году — до 6,7% в 1999 году. По классификации демографов ООН, при соотношении ниже 4% населения 65 лет и старше оно считается молодым; при 4-7% — на грани старости; более 7% -постаревшим. Исходя из международной классификации, Казахстан находится на начальной стадии демографического старения. Демографическое старение населения сопровождается деформацией структуры населения, разрывом нормальных межпоколенческих связей, нарушением баланса рабочей силы (снижение удельного веса трудоспособных), возрастанием нагрузки на социальную сферу. Развитие накопительной системы пенсионного обеспечения может решить проблемы социального обеспечения людей «третьего» возраста, в том числе проблемы раннего и сверхраннего выхода на пенсию, если в пенсионном фонде будет достаточно средств для этого шага. Другая, более сложная проблема — вопросы социально-психологического порядка. Это решение вопроса о самореализации пенсионеров после выхода на пенсию. Процесс повышения продолжительности жизни при практически здоровом состоянии организма выдвигает проблему заполнения досуга и дальнейших жизненных планов. Это вопросы вторичной занятости и реализации продолжающейся сексуальности. В отдаленной перспективе старики, по крайней мере их часть, могут оказаться классическими представителями среднего класса как относительно обеспеченная часть населения по причине накопленных сумм в пенсионных фондах.

Постулат восемнадцатый. Феномен молодежи в Казахстане будет актуальным в силу заложенного в ней политического и экономического потенциала.

Возрастная структура этнического состава населения Казахстана (в процентах)

Все население | 0-9 лет | 10-19 лет | 20-29 лет | 30-39 лет | 40-49 лет | 50-59 лет | 60 лет и старше
Всего | 100 | 17,8 | 20,0 | 16,0 | 15,4 | 12,7 | 7,3 | 10,8
Казахи | 100 | 22,0 | 21,9 | 17,6 | 16,3 | 10,7 | 5,4 | 6,1
Русские | 100 | 11,6 | 17,8 | 14,4 | 13,7 | 15,7 | 9,8 | 17,0
Украинцы | 100 | 8,3 | 12,0 | 12,1 | 14,6 | 14,8 | 13,5 | 24,7
Узбеки | 100 | 25,6 | 21,8 | 16,9 | 15,1 | 9,3 | 5,0 | 6,3
Немцы | 100 | 14,2 | 22,9 | 16,1 | 13,2 | 16,0 | 6,0 | 11,6
Татары | 100 | 11,5 | 16,6 | 13,4 | 16,1 | 15,2 | 9,5 | 17,7
Уйгуры | 100 | 20,5 | 20,8 | 17,1 | 17,0 | 11,1 | 6,0 | 7,5
Белорусы | 100 | 8,4 | 11,3 | 11,5 | 16,7 | 13,3 | 15,0 | 23,8
Корейцы | 100 | 12,4 | 18,9 | 15,3 | 12,7 | 18,4 | 10,1 | 12,2
Азербайджанцы | 100 | 22,5 | 21,5 | 15,6 | 18,9 | 11,0 | 4,3 | 6,2
Турки | 100 | 22,6 | 22,3 | 15,8 | 16,8 | 11,0 | 3,6 | 7,9

Рост удельного веса молодежи в 1995-1999 годах происходил в основном за счет роста численности «младшей» возрастной группы в составе молодежи. «Младшая» возрастная группа (15-19 лет) составляет 36,4%, «средняя» (20-24 лет) — 33,6%, «старшая» (25-29 лет) — 30,0% от всей численности молодежи. Преобладание «младшей» возрастной группы обусловлено некоторым повышением рождаемости в Казахстане в 1984-1988 годах как следствие (демографическое «эхо») демографического «взрыва» 1958-1962 гг. в результате движения возрастных когорт. Обращаем внимание на то, что период от 18-25 лет характеризуется гиперсексуальностью. Этот период у молодых мужчин приходится на службу в армии и учебу в высших и средних специальных учебных заведениях. Часть проблем суицида и неуставных взаимоотношений в воинском коллективе, а также сексуальный криминал среди студентов вызывается именно этим фактором. Возможны три выхода из этой ситуации: первый — либерализация устава переменного состава Вооруженных сил, что существенно может снизить воинскую дисциплину среди призывного контингента, второй — переход на контрактную систему. Третий выход — либерализация и смягчение уголовного законодательства по части преступлений на почве сексуальных прецедентов. На наш взгляд, появляется еще один убедительный довод в пользу контрактной армии и либерализации уголовного законодательства.

Однако мы предполагаем увеличение роли паллиативных браков, вне- и добрачной сексуальной жизни с предполагаемыми брачными или ситуативными партнерами. Если в советское время сексуальные отношения замыкались внутри определенных социально-демографических групп (чаще среди молодежи: старшеклассников, студентов, молодых сотрудников и т.д.), то в постсоветскую эпоху брачные классы часто игнорируются в силу придания этим отношениям свойств товара. Половые связи становятся социально и этнически гетерогенными. Этому способствуют не только рыночные отношения, но и либеральная сексуальная мораль, усугубляемая региональной и половозрастной диспропорцией по восточнославянским этносам в результате их значительного отрицательного сальдо. В результате обвальной эмиграции произошла миксация брачных и сексуальных партнеров, разрыв социальных связей для налаживания личностного партнерства.

Трансформация семейно-брачных отношений привела к реализации форм паллиативных браков, возможно, что для определенных групп населения снижается роль утилитарного и собственно сексуального фактора в брачном партнерстве мужчины и женщины. Более определяющим становится чувство «владения» партнером. В таком случае более очевидной становится мотивация нетрадиционных партнерских групп. Экзистенционализация личной жизни при финансовой сверхобеспеченности некоторых социальных групп создала возможности самореализации «причуд» подсознательного уровня. Безусловно, духовная жизнь человека стала если не богаче, то разнообразней. Правовая и стереотипная толерантность подчас превращает все эти новации едва ли не в публичные институты. Требуют подробного описания новые сексуально-социальные феномены: бобыльничество, «соломенная вдова», «дракон, поедающий своих детей», «псевдомуж». Ускоренная социализация в условиях города создает подобные феномены. Бобыльничество, «соломенная вдова» — скорее часть явлений подобного типа

Первое, бобыльничество — значительно долгое временное и пространственное отвлечение членов семьи на отходные промыслы: торговля, задействование на сезонные работы и др. Второе, возможно, последствия подобного социально-сексуального феномена — бытование реального вдовства при живом муже или жене со всеми вытекающими отсюда последствиями: будь-то моральные, материальные, социально-гигиенические «издержки» такого брачного поведения. «Дракон, поедающий своих детей» — состояние нетерпимого отношения к семейным узам собственных детей. Когда один из родителей семейства, первоначально благославив брачные узы свох чад, через определенный промежуток времени разрушает семьи детей из «благих» побуждений. «Псевдомуж» — паллиатив к традиционным семейным узам. Характерно замещение сексуальных отношений чувством «владения», при сохранении внешних признаков семьи. В роли «псевдомужа» выступает доминирующий член семьи, взявший распорядительные и контрольные функции.

Другой значительный феномен — омоложение брачности среди казахов, русских — принял устойчивый характер, что будет способствовать стабилизации абсолютной численности рождений. Омоложение брачности у казахов началось вначале в городах, затронув в основном обеспеченные слои населения, а в последующем этот процесс затронет и сельское население. Омоложение русской брачности началось несколько раньше. Как мы полагаем, ранняя брачность — феномен крупных городов и является следствием определенного этапа социализированности.

Дети, подростки и молодежь в структуре населения Казахстана составляют 53,8%. У наиболее «молодых» этносов: узбеков — 64,3%, казахов — 61,5%, турок — 60,7%, азербайджанцев — 59%, уйгур — 58,4%. В среднесрочной перспективе в составе молодежи Казахстана будет возрастать численность узбеков, казахов, турок, азербайджанцев и уйгур. В то же время, численность европейских этносов в составе молодежи будет снижаться. Естественный прирост населения за период с 1990 по 1998 годы составил в совокупности 1 млн. 296,4 тыс. человек. Естественный прирост сельского населения весь этот период значительно превосходил показатели городского населения: на 20-30% -в 1990-1992 гг., на 100-400% -в 1993-1997 гг.

Постулат девятнадцатый. Феномен Астаны— результат сверхнапряжения бюджета, сверхусилий государства, рабочих и чиновничества. Численность населения Алматы в 1998-1999 гг. выросла с 1071,9 тыс.чел., до 1129,7 тыс.чел. Численность жителей г. Астаны выросла с 281 тыс.чел. в 1989 г. до 318,1 тыс.чел. в 1999 г. В 1997-1999 гг. в г. Астане наблюдается наиболее значительный прирост горожан. В общем приросте численности населения городов наблюдаются заметные изменения. За 1989-1999 гг. в г. Алматы и Астане наблюдается значительный прирост численности по этносам: в г. Алматы численность казахов выросла с 24 до 39 %, тогда как в Астане она составила в 1999 гг. 41%, против 17,7 в 1989 году. Появление новой столицы показало, что цивилизационная инициатива движется с юга на север, а основной субъект — казахи. [3] Перенос столицы — один из эффективных и значительных шагов по обеспечению суверенитета Казахстана, на севере страны образовался крупный казахский город.



Источник — Навигатор
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1039772400

util