Автор поста
Badge blog-user
Блог
Blog author
азимбай гали

АЗИМБАЙ Гали, доктор исторических наук. Исторический андеграунд историографии Казахстана и последний маргинал

22 July 2016, 08:09

АЗИМБАЙ Гали, доктор исторических наук. Исторический андеграунд историографии Казахстана и последний маргинал

Статистика Постов 109
Перейти в профиль
08.01.2009 http://www.spik.kz/

Признаться вначале я предвкушал серьезное чтиво исторического опуса и отвел в своем графике на это целую неделю. Но книгу одолел удивительно легко. Это не был монографический труд серьезных умственный занятий, а упражнение в антиказахских фобиях, эта вещь была явно составлена второпях, обычно такие книги выходят, когда отрабатывают очередной западный грант. Книга была спонсирована фондом Фридриха Эберта. Сей факт вовсе не означает, что уважаемый фонд солидарен с поспешными суждениями авторов книги. Кстати, вспоминается, что в свое время тот же фонд несколько лет тому назад этот же фонд спонсировал антисемитскую книгу В.Берденникова (ныне покойный — Ред.), тогда я выступил с рецензией против, но никто не прореагировал. Русский антисемитизм в Казахстане явление редкое, но имеет место, даже чаще, нежели приступы казахской фобии. Казахофобия — основной конек радикальных русских организаций. Разумеется, каждый антиказахский наскок должен получать отповедь, мы не должны позволять глумиться кому то ни было над казахскими ценностями.

Итак, о книге. Об исторических мифах. Авторы книги единодушно уже в предисловии безапелляционно раскритиковали «биологизаторские концепции Л.Н.Гумилева», должно быть авторы книги именно в нем увидели первопричину казахского мифотворчества. (Н.Э.Масанов, Ж.Б. Абылхожин, И.В. Ерофеева Научное знание и мифотворчество в современной историографии Казахстана. Алматы. 2007, с.54).Охота на Гумилевых, начатая чуть ли не в первый год советской власти самим Лениным, закончилась убийством известного в России поэта Николая Гумилева, гонения великую русскую поэтессу Анну Ахматову (мать Л.Н.Гумилева )продолжил Сталин, а затем с началом совершеннолетия преследователи перешли на Гумилева младшего. Это было еще при Сталине. Удивительно, но преследования Л.Н.Гумилева продолжилось и при Брежневе. В академических научных кругах продолжали громить Л.Н.Гумилева за якобы «антинаучные» научные прегрешения. Возможно, Л.Н.Гумилев был чуть ли не единственным русским ученым, который будучи идеологом русского патриотизма, оставался любим казахскими интеллектуальными кругами. Не случайно казахи назвали в его честь один из самых ведущих университетов в Казахстане. Мы все в свое время переболели идеями Гумилева, затем у каждого из нас был этап Б.Ф.Поршнева, Ю.В.Бромлея, Н.А.Симония, Олжаса Сулейменова, но после всего этого мы все стали совсем другими. Среди ярых поклонников Л.Н.Гумилева, к слову в свое время были замечены и уважаемые авторы книги. Но что то случилось такое, что последователи отреклись от своего Учителя. Я думаю, что любовь к Гумилеву не вписывался в их концепт казахофобии и некогда ярые поклонники теперь готовы распинать теперь и своего Учителя? В число мифологизаторов отечественной истории попал Олжас Сулейменов. Авторы злопамятно не могут простить поэту интересную интерпретацию «Слово о полку Игореве» и солидарны одиозно — нетерпимыми суждениями Д.Лихачева.

Кто они враги исторической науки и как они потворствуют или даже сами сочиняют мифы? Почвой мифотворчества, как я понял из книги, являются маргиналы из казахских глубинок, которые имели наглость поселиться в городах. Это они приносят реакционное аграрное сознание и разрушают сложившуюся для городских насельников благодать. Приведу цитату. «Миграция село- город порождает именно такую социальную маргинализацию, при которой начинают ослабевать и подрываться нормы сельской субкультуры, но урбанизированная субкультура еще не освоена. Происходят процессы рурализации и кантрификации. На передний край выходят пауперы, сознание которых основано на иной системе ценностей». (Н.Э.Масанов, Ж.Б. Абылхожин, И.В. Ерофеева Научное знание.с.34).Да, действительно сельские казахи наплывают в города и превращают русскоязычную идиллию в казахский мир. Русская инфраструктура под давлением миграционной массы становится казахской. Да, на благополучную социализацию нужно время. Меняется не столько этническое лицо города, город приобретает некомфортный для авторов книги национальный облик, причем с антропологическим обликом они готовы как- то смириться, но с казахской речью, культурная ситуация уже иная. Как вы смогли догадаться всему виной пауперы и им приписывают агрессивность и ксенофобию. Очень часто сельские мигранты не были способны интегрироваться в одну из городских ниш, зато они(сельские казахи) «поражены гиперэтнизмом». Известно, что и колониальная российская да и советская колониальная администрация не впускали казахов в города. Только в 1970-е годы стало возможно для казахов сколь — нибудь масштабное приселение в города. Этот процесс шел вопреки воле Кремля. Особенно задевает авторов группоцентристский антогонизм (мы — патриоты, а вы -нет). Глубоко ущемленным в самолюбии авторам отказывают в праве быть патриотами, то приходится им «стриптизировать» (выражение из лексикона авторов книги) и пребывать в унизительном непатриотизме. Так вот в чем дело?!

Авторов называют в определенных кругах непатриотами. Ущемленные в самолюбии авторы разразились очередной книгой. Дескать настоящие патриоты это те, кто называет большую часть казахов маргиналами. Кстати, маргинальный путь прошли практически все казахи. Да и родители Жулдыза и Нурболата прошли этот тяжкий путь, ведь оно были и оставались настоящими казахами. Но на некоторых казахских отпрысках сказались негативные последствия маргинализации, но пресловутая стадия социализации в городе отняла у них этнополитическую идентификацию и родной язык. Они стали русскозычными казахами, вольно или невольно противопоставляя себя основной массе казахского народа, которых они не вполне осознавали своим. И они вместо того, чтобы быстро освоить государственный язык, третировали его.

Разумеется реакция казахской массы на нетрадиционное поведение была однозначно негативной. Как утверждают авторы книги, живя в Казахстане они серьезно страдали, так сказать, вербально: то выставят из троллейбуса за непатриотизм (так случилось с одним из них), то опубликуют статью с критикой манкуртизма почти всегда с перечислением таковых персон в прессе , а то и пройдутся критически по «казахским» аристократам русского духа на телевидении.

О профессионализме историка. Чрезвычайно смело звучит высказывание о том, что ученые первого поколения- А.Х.Маргулан, П.Г.Галузо, Е.Бекмаханов, Х.Аргынбаев, М.Муканов, В.Ф.Шахматов, которые «как правило еще не являлись профессионалами в полном смысле слова, потому что им самим нужно учиться у кого-то». Далее идет дидактическая сентенция дескать «нужно учиться постоянно.находиться в неустанном поиске».

Поверьте мне на слово, А.Х.Маргулан, П.Г.Галузо, Е.Бекмаханов, Х.Аргынбаев, М.Муканов, В.Ф.Шахматов были и останутся величайшими учеными! Только коротко скажу о Алькее Хакановиче Маргулане. Он закончил Археологический институт в Ленинграде. Позже этот институт был закрыт. Одновременно учился в двух вузах. В летнее время пребывал в полевых экпедициях. А.Х.Маргулан был знатоком не только археологии, но и устного народного творчества, а также казахской литературы. Аспирантуру проходил вместе М.О.Ауэзовым. Возьму на себя смелость сказать, что Маргулан ни в чем не уступал своему другу — классику казахской литературы, только выбрал он другую стезю. То что сказано монографическом труде о А.Х.Маргулане кощунственно. Отдельно хочу сказать о Петре Григорьевиче Галузо. Примерно два года он руководил моей научной работой. Я был в то время стажером-исследователем. Помню он немало времени отводил беседам по общим проблемам истории Казахстана. В советское время он, пожалуй, чуть ли единственным поборником независимого Казахстана. Он утверждал, что колония это всегда плохо и был удивлен тому, что я не во всем был солидарен с ним. К идее независимого государства как самозначимой цели я пришел много позже своего Учителя. Утверждать такое публично как научную истину было рискованно, а сказавший неминуемо подвергал себя научному остракизму и преследованиям. Помню однажды горела дверь профессора, подожженная бензиновой паклей. Не знаю ошибался ли седой метр исторической науки, но сказал мне, что дверь подожгли сотрудники КГБ. Тогда я не поверил. Через некоторое время меня передали к другому научному руководителю. Петр Григорьевич не должен был иметь учеников. Несгибаемый Петр Григорьевич был образцом казахского патриотизма, казахским государственником с большой буквы. Мир праху Его.

Как я отношусь к мифологизации истории. Нельзя изучать Историю Казахстана без изустных преданий. Но и нельзя их абсолютизировать. Если мифы превращаются в самодосточное явление, тогда умирает собственно само научное исследование. Поэтому нужен комплекс исторических источников, нужно добротное источниковедение. Исследователь имеет право на самое смелое оперирование источниками. Иногда слишком смелый интерпретатор сведений исторического источника превращается беллетриста. Только и всего. Разгулявшася фантазия исследователя часто приводит в таком случае только к смене научного жанра на историко-познавательную, художественную новеллу. Такая новелла нужна, потому что историки часто пишут скучно и не привлекают читателя, а наоборот отвращают его от стези Клио.

Авторы считают еретической мысль о том, что история Казахской государственности начинается с 3 тыс. до нашей эры и имеет не менее чем пятитысялетнюю историю. (Н.Э.Масанов, Ж.Б. Абылхожин, И.В. Ерофеева "Научное знание«.с.62).Думаю согласится со мной известный археолог Жакен Таймагамбетов , если я скажу что дописьменная история Казахстана как часть мировой истории начинается с самой первой древнекаменной стоянки на территории Казахстана.

Мы не согласны с утверждением авторов книги о том, что ошибочно идентифицировать древних усуней и казахских уйсуней, средневековых кипчаков, найманов и кераитов со сходными им по звучанию названиями составных частей современного казахского этноса. (Н.Э.Масанов, Ж.Б. Абылхожин, И.В. Ерофеева Научное знание.с.75).Да древние усуни, средневековые кипчаки, найманы и кераиты участвовали в этногенезе современных татар, башкир, узбеков, кыргызов и даже украинцев, венгров и др. Но эти же компоненты были важнейшими в формировании современной казахской нации.

Ошибочным является утверждение об изначальном родовом и жузовом неравенстве среди казахов. (Н.Э.Масанов, Ж.Б. Абылхожин, И.В. Ерофеева Научное знание.с.79).Только человек, не знающий исторической природы казахов, генезиса его духа, а возможно просто злонамеренный человек, желающий разжечь огонь среди разных компонентов казахского народа может утверждать такое. Казахи — народ любящий и ценящий юмор.

Чтобы понять казахский юмор нужно долго жить среди казахов и как минимум знать и любить их язык. Похоже этих качеств не среди авторов книги не нашлось. Из своих 57 лет большую часть (34 года)я прожил здесь, в Алматы на традиционной территории казахов Старшего Жуза. Как казах из найманов, да и как всякий другой казах, я позволял по отношению к своим друзьям хлесткие шутки, но всегда это были шутки в духе казахских традиций и этикета.

А как вы посмотрите на следующий тезис авторов: ќ.сам казахский народ не имеет никакого отношения к древним насельникам региона и ведет свое просхождение от индо иранского субстрата. (Н.Э.Масанов, Ж.Б. Абылхожин, И.В. Ерофеева Научное знание.с.87). По этой методологии можно лишить русских их исконной территории (на большей части Московского и Новгородского княжеств), потому что там де жили финно-угры задолго до прихода предков русских да сейчас живут. То же самое можно доказать в отношении венгров и да и любого другого народа. В жилах современного уйсуна, кыпчака, адайца течет кровь древних усуней, аланов,даков, куманов их гены идентичны древним генам человека бронзового века, да это доказано многократно великолепным ученым, работающим на стыке генетики и антропологии — Оразаком Исмагуловым. Я не намерен доказывать далее уже доказанное несколькими поколениями казахстанских историков, довольно странно читать подобную галиматью, жаль, что все это называется исторической наукой, получается что излагаю тезисы докторов и кандидатов наук. Странно, если отойти от политической составляющей.

И последний тезис авторов. В Казахстана не было голодомора, если и был, то был локальным, классовым. Это тезис отрицания казахской трагедии. Вот как это звучит в устах авторов: «если голод на национальных окраинах (Казахстан, Украина) был организован искусственно, то почему режим не осуществил то же самое, например, в Средней Азии или в Закавказье» (Н.Э.Масанов, Ж.Б. Абылхожин, И.В. Ерофеева

Научное знание.с.250).В конце 1920-х наиболее актуальными были два вопроса для Казахстана, Украины — это вопрос о земле и природных и природных ресурсах. Оба эти вопроса были связаны с состоянием национальной элиты. И украинская и казахская элиты были на подъеме, но они же раздиралась внутренними противоречиями. Можно было нанести эффективный удар и покончить раз и навсегда с национал — уклонизмом.

И тогда колониальная политика в Казахстане не встретила бы сопротивления. Ставилась задача расчистить площадку для масштабных экономических и социальных экспериментов: индустриализации, коллективизации, урбанизации, культурной революции, освоением целины, вперемешку с массовыми репрессиями и идеологическими компаниями. Голодомор на Украине позволял деморализовать элиту и народ. Украинцы нужны были как колонизационный материал для русификации окраин. Что касается Средней Азии и Закавказья то их ждали другие технологии покорения, не менее жестокие, чем прямое истребление. Москва расценивала ситуацию адекватно и выбрала объекты. Итак, погибло от 1,7 млн. до 2,2 млн. казахов. Был нанесен непоправимый урон казахам. Если не этот голодомор и этноцид казахов не было масштабной угрозы казахскому языку как происходит сейчас.

Итак, в чем системность ошибки авторов книги? Ошибок и заблуждений я не вижу. Такова пародоксальность вывода. Они(авторы книги) знают, где лежит историческая истина. Но они сознательно идут на своего рода политический пиар. Для чего это нужно? Это нужно для того чтобы научно обосновать неспособность казахской нации к самостоятельному продуктивному историческому творчеству. Позволю себе упростить трактовку их выводов:

1. Казахи не являются «исторической нацией». Они не способны в силу недостаточности сохранить и отстоять государственность. Они не способны к самостоятельному продуктивному историческому творчеству.

«Норманская теория» происхождения русской государственности отрицала способность русских к самостоятельному строительству национального государства. Немцы при русском дворе писали о том, что Русское государство было крепким и могучим только при норманах и при немцах. Именно они писали о порочных комплексах русской элиты и народа. Факт образования и 17 летнюю историю нашей независимости они объясняют стечением случайных обстоятельств. Все достижение прошлого и настоящего Казахстана они считают историческим нонсенсом.

2. Другой предлагаемый тезис. Никакого колониального прошлого не было. Казахстан, по сути, был спасен от истребления. Никакой позитивной альтернативы у Казахстана не было. Поэтому уверовавшие в это представители русскоязычной элиты должны определиться в пользу нового подданства Казахстана в лоне России. Этот тезис противоречит Конституции РК, концепции многовекторной политики Казахстана на современном этапе.

3. Ни один из авторов не владеет казахским языком. Недостаток вполне простимый в межличностном общении абсолютно неприемлем в ремесле историка. Быть обществоведом и не владеть казахским это значит

обречь себя на монолингвизм. Мы часто говорим о том, что историк должен владеть иностранным. Но забываем о государственном языке. На этом языке большой массив научной литературы и источников. Ни американцы, ни западно -европейские ученые не признают ученого таковым, если они вдруг выяснят, что их коллега не владеет языком народа, историю которого они изучают. Поэтому авторы книги спешат уверить, что ни научной литературы, ни источников на этом языке нет. Зарубежные коллеги такие претензии даже и не предъявляют, потому что это было бы очевидным отрицанием профессионализма части казахстанских историков.

Казахи — комплиментарная нация по отношению к себе и другим, но нельзя думать, что это свойство слабости, а не силы и благородства этого народа. Исследователю нужно быть хотя бы толерантным, быть объективным и честным к своим коллегам, народу и к себе.

Теперь о судьбе маргинализма в Казахстане, потому что не будь маргинализма, не было бы этих баталий. Колониальная политика царизма и советской империи предполагала тотальную ассимиляцию. Это могло происходить в форме насаждения православия (до революции было крещено порядка 1, 5 % казахов), русификации в форме ликвидации казахского языка коммуникации и культуры казахов, массовых изъятий земель и,наконец, и устройства голодоморов и изгнания казахов за пределы Казахстана.

Однако казахи как этнос очередной раз подтвердили себя как жизнеспособная нация. В конце 1950-х в начале 1960-х гг., несмотря на испытания ядерного оружия в Казахстане, сегрегацию в селах казахи осуществили «демографический взрыв», побив мировой рекорд рождаемости при весьма высокой детской смертности. Восстановилось и национальное сознание и национально-мыслящая элита. В 1970-е гг. начался отток русских в Россию, а приток в города получил новый импульс. Теперь уже было сложно сдерживать приток казахов в города, где ощущался дефицит рабочей силы на стройках, заводах и фабриках.

Начало 1990-х привел масштабному оттоку населения в Россию, Украину, Германию, Израиль, Грецию. Подешевевшие квартиры и либеральные правила въезда в города создали в ряде регионов казахские города, по всему Казахстану были созданы казахские прогороды, которые обычно застраивались стихийными часто незаконными или вполне законными застройками. Это был пик маргинализма. В эти годы появились две модели социализации: казахская и русская. События в Шаныраке в Алматы были крестьянским бунтом — реакцией в форме социального конфликта. В конце концов власть смогла найти выход из положения и более того пошла навстречу пригородам. Решено было канализировать внутреннюю миграцию и внешнюю иммиграцию казахов направить в созидательное русло. Города стали обрастать аграрно-индустриальными казахскими пригородами с казахской инфраструктурой. Это означал конец маргинального существования в городах. В настоящее время город стал спасением для казахского аула. Город становится казахским и открывает второе дыхание казахской школе, университетам, театру и газетам. Уже половина казахов, а возможно больше живет в городах. Казахи стали индустриальной, активно урбанизирующейся нацией. Маргинализм становится вчерашним днем казахской нации. Уходящему маргинальному сознанию приходит обновленное урбанистическое постиндустриальное сознание. Не оправдались два опасения: раскол казахов на субэтнические группы — казахоязычных сельских и русскоязычных городских. Большинство русскоязычных казахов, которые 1994 году выступили с заявлением о своей политической приверженности русскому языку, сейчас — двуязычны и лояльны казахским ценностям и приоритетам. Маргинализации положен конец. Где последний маргинал? Но спорить на эту тему я с тобой не хочу. Пусть рассудит тебя твоя совесть, последний маргинал.

P.S. Когда последний маргинал вернется к родным пенатам закончится старая предыстория и начнется сама суверенная история независимого Казахстана.

util