Badge blog-user
Блог
Blog author
Георгий Бородянский
Blog post category
Общество

«Чтобы стать гражданами, надо объединяться»

26 Сентября 2016, 02:33

«Чтобы стать гражданами, надо объединяться»

Статистика Постов 52
Перейти в профиль

На митинге против правоохранительного произвола омичи потребовали отставки прокурора области и председателя облсуда.

<anons>Около трех часов длилась в центре Омска акция протеста «против произвола судов и правоохранительных органов». Началась она с митинга у здания облпрокуратуры, продолжилась у областного суда, куда более полусотни омичей прошествовали около километра с плакатами, обвиняющими прокуроров и судей в беззаконии и коррупции, крышевании преступного бизнеса.</anons> Там протестующие выстроились с ними в ряд: многие проходившие мимо граждане, вчитываясь в надписи, останавливались, некоторые оставались, с открытыми ртами вслушиваясь в страшные (и бесстрашные) вылетавшие из мегафона слова, двое молодых людей попросили у организаторов акции плакат и простроились с ним к цепочке.

Выступали в основном женщины: они рассказывали истории семейных трагедий — как их мужья, сыновья попали под «каток правосудия».

Лали Хвачия:

— Я была предпринимателем. Правоохранительные органы начали вымогать у нас ежемесячную дань. И еще требовали отдать друзьям тогдашнего начальника УБОП прибыльный маршрут Омск — Азово. Один из них — бывший министр областногоздравоохранения Ерофеев, тот самый, которого сняли с должности за томограф, купленный на138 млн рублей дороже его настоящей стоимости, Судья Полищук прекратил это дело по истечению срока давности. Министрам можно воровать и строить коттедж в заповедной зоне Азово.

Когда мы отказались отдать маршрут, моего мужа похитили, привезли в УБОП и держали там трое суток: угрожали, избивали. Потом привезли в Первомайское РОВД избитого бомжа и обвинили моего мужа-предпринимателя в том, что он его избил, ограбил, снял ботинки, забрал сотовый телефон. Свидетелями взяли семью наркоманов из нашего микрорайона, заставили подписать протоколы. После они пришли ко мне и рассказали об этом. Я повезла их в прокуратуру, где они написали заявление о том, что из них выбили показания. В тот же вечер женщину забрали в РОВД, через два дня отпустили сильно избитую , а наутро ее обнаружили повешенной. Моего мужа осудили на 3,5 года, а сына — на 10 лет «за организацию ОПГ». С ним осудили и других парней, перешедших дорогу наркоторговцам и полицейским, крышующим наркотрафик.

Анастасия Крайзер:

— Моего мужа, бывшего майора ФСКН, приговорили к 19 годам лишения свободы, не приняв во внимание, что он участник боевых действий, что у него пятеро детей.Он мне рассказал, что его избивали, выбивая признание... Он, по версии следствия, обменял «Тойоту Камри» на 1,5 килограмма героина. Наша машина исчезла и была продана 10 июля 2015 года по левому договору купли-продажи, где неправильно указаны возраст моего супруга и паспортные данные, а подпись его подделана: он в это находился уже в следственном изоляторе и никак не могего продать. Суд отказал нам в ходатайствах о вызове свидетелей о проведении экспертизы.

Надежда Кузнецова:

— На моего сына повесили убийство. Он работал в МЧС. Три года длилось следствие; у них не было никаких доказательств, и суд его оправдал. Но прокуратура добилась пересмотра дела, и в апреле его осудили на 8 лет.

Надежда Добробавина:

— Мой муж Олег Мартынов осужден за распространение наркотиков, которые ему подбросили. В деле нет ни его отпечатков пальцев, ни каких-либо других доказательств того, что они принадлежали ему. Все обвинение основано на показаниях женщины, признавшейся в суде, что она наркоманка. Понятые сказали в суде, что их подписи подделаны. Еще один свидетель, тоже наркоман, сказал, что у моего мужа наркотики не приобретал. В итоге мужа осудили на 9 лет колонии особого режима.

Юлия Глазова:

— Моего мужа осудили 9 лет колонии строгого режима. Судья при рассмотрения дела не учла ни одного доказательства со стороны защиты. Оперативные сотрудники привозили понятых и заводили к ней в кабинет. Все это я писала в жалобах, заявлениях на имя председателя областного суда, приходила к нему на прием. Он как-то сказал на пресс-конференции, что ранее судимые понятые не могут быть свидетелями, но моего мужа осудили по показаниям именно таких понятых и на суде не позволили задать им ни одного вопроса.

Наталья Воронович:

— Здесь присутствует инвалид первой группы Галина Глинская. Он а, к своему несчастью, вступила в кооператив «Мир Новосела». Ей, как и еще двумстам его участников, некоторых из них уже нет в живых, обещали золотые горы — переезд в новую квартиру. Они, доверившись аферистам, позволили оформить в залог свое жилье под ипотечный кредит: сначала процент по нему был маленький, потом резко вырастал в 10 раз — до 60% годовых, — и люди лишались квартир. Как только они подавали иски, кооператив ликвидировался. Так ликвидировался он в течение года и снова образовывался 5 раз.Мы выяснили, что крышует эту организацию, оставляющую людей без жилья, управление ФСБ по Омской области. Из кабинета следователя потерялись два тома дела. Галина Глинская девятый год ютится по углам у друзей и знакомых.

Историй о том, как «правоохранительная система уничтожает людей», на митинге прозвучало много. Одна из его организаторов — правозащитница Ирина Зайцева — рассказала о процветании в этих структурах семейных кланов: в судах работают дети прокуроров и наоборот; такая же ситуация — с мужьями и женами. Проблема в том, что люди в погонах и мантиях, говорили ее коллеги Дмитрий Шадрин, имеющий статус узника совести, и Валентин Кузнецов, возглавляющий областной комитет по правам человека, превратили государеву службу в корпоративный бизнес, образовав мафиозные группировки, конкурирующие между собой, — до простых граждан им дела нет.

— Но можем ли мы считать себя гражданами, если не приходим на выборы? Пока мы не объединимся, пока на такие митинги не будут выходить тысячи людей, ничего не изменится. Потому что все, о чем сегодня люди здесь говорят, — только следствие. Против системы можно бороться только системой, — заметил депутат горсовета от компартии Геннадий Дроздов.

Собравшиеся скандировали: «Требуем отставкиСпиридонова! Требуем отставки Яркового!» (первый — прокурор области, второй — председатель облсуда).

Как сказала нашему корреспонденту Ирина Зайцева, следующая протестная акция с такой же повесткой пройдет воктябре: «Это будет наш „марш несогласных“ — мы соберем на него не меньше двух тысяч человек».

Видео с прошедшего митинга будет отправлено президенту РФ.

util