Badge blog-user
Блог
Blog author
Георгий Бородянский

Полный улет, или Полеты с Летовым

1 Апреля 2016, 06:27

Полный улет, или Полеты с Летовым

Статистика Постов 53
Перейти в профиль
Современные омские легенды стали реальностью в ледовом городке.


В Омске в последние 30 лет появились три сказочных сюжета: метро, международный аэропорт (мультимодальный центр) и Егор Летов.

Метрополитен омичам обещали еще в советские времена: в 86 году началось финансирование его проекта. А в 90-е в местных газетах публиковались развесистые схемы — линии, станции с датами запуска: сначала до 2000 года, потом до 2010, последний раз пять лет назад тогдашний губернатор назвал окончательную дату — 7 ноября 2015. Но введена к сему дню в эксплуатацию только одна станция, от которой мнимые поезда из ниоткуда следуют в никуда. На недострой этот израсходовано много миллиардов рублей, и как минимум полмиллиарда требуется на его консервацию.

С аэропортом история схожая. Начал он строиться в 89-ом. В начале нулевых лет бывший губернатор уверенно предсказал: «7 ноября 2008 года мы полетим с Федоровки» (Википедия). По всей вероятности, Леониду Полежаеву мечталось испортить омским коммунистам «протестный праздник», или, может, наоборот, придать ему популярности и новый поворот — от революционности к созидательности. Но не случилось. Ко дню сегодняшнему ситуация такова: (из Википедии): «В результате бетонирования огромных площадей (3 км только взлетно-посадочной полосы, а также перрон, рулежные дорожки, внутрипортовые дороги и т. д.) при отсутствии дренажа и сбросного коллектора везде, где нет бетона, образовалось болото. Чтобы начать строительство аэропорта, необходимо осушить болото и снести всё, построенное на данный момент».

Еще одна омская легенда — поэт и музыкант Егор Летов. В отличие от двух названных объектов он — настоящий и состоявшийся, хотя правители омские при жизни его и после старались его не замечать. Недавно его коллега Иван Алексеев (Noize MC), выступая на радио «Сибирь» сказал, что если бы он стал вдруг мэром Омска, то первым делом поставил бы в самом центре его памятник Летову. Идея эта кажется еще более сказочной, чем метро и аэропорт: ведь для ее осуществления должно случиться какое-то глобальное потепление — не только в Омске, но и во всей стране. И, тем не менее, памятник патриарху русского панк-рока возник в центре города. Правда, временный — в ледовом городке «Беловодье» (что, по народным преданиям, означает «страна свободы»), открывшемся под одним из главных омских мостов — Ленинградским.

Он сидит незаметно на скамейке с гитарой невдалеке от аэропорта, где светится нереальная надпись «OMSK FEDOROVKA». Таким он и был, по свидетельствам очевидцев, при жизни — к славе своей относился пренебрежительно. Ни одного концерта в Омске не дал. Жил на окраине — в Чкаловском поселке в хрущобе, где даже его соседи не знали, кто он такой, и это Егора вполне устраивало (как он сам говорил, потому и не выступал в родном городе, чтобы «не привлекать праздно любопытствующих, которых и так немало»), переехал на новую квартиру за три месяца до кончины. Сообщили о ней пара местных газет, после было два новостных сюжета. Наталья Чумакова, его вдова вспоминает на сайте группы «Гражданская оборона», что он «больше всего не хотел ажиотажа вокруг своей персоны: желал быть похороненным так, чтобы никто этого места не знал». И мало кто знает. Но за те минут пять, что простоял я около его памятника три девчонки с ним сфоткались — такие, что позавидовал бы любой: в минус 25 с сильным ветром присаживались на ледяную скамейку, приникали к невозмутимому рокеру, положив руку ему на плечо. Егор много говорил и писал о смерти, временами искал встречи с нею. А смерти нет. Ближе к сумеркам его фигура кажется тенью: он, возможно, здесь сейчас и сидит — почему бы не наведаться ему на свой единственный памятник.

Рядом, метрах в двадцати — веселье и драйв. Нескончаемые очереди к терминалам с утра до вечера. Пропускают на взлетную полосу бесплатно, конечно, но по одному, чтоб не сшибли друг друга. Грохочущие ледянки вот-вот, кажется, разгонятся и воспарят: это круче полетов в мягких салонах. «Ну как?» — спрашивает бабушка мальчугана лет семи, закрывая ему шарфиком рот. «Полный улет» — отвечает тот, отдышавшись. «Ну что, домой уже? — Нет, на метро еще покатаюсь».

В метро тоже очередь. Вагончики заполняет краснолицая малышня. Поезд следует по кольцевой от единственной станции Беловодье. Организаторы городка говорят, что они воплотили мечту разных поколений местного населения, как минимум трех. В городке полторы сотни фигур: тут можно встретить героев басен Крылова (слон на воеводстве, свинья под дубом и др.), скоморохи-снеговиков, хоровод зверушек у елки, за крепостной стеной — представление: битва добрых молодцев — защитников Беловодья с Кощеевым войском. Но наиболее популярен все же в городке современный омский фольклор: ребятишки в восторге, да и взрослые тоже. Мы, похоже, действительно сказочная страна: нас мифическое завораживает больше, чем настоящее. К весне мифы эти растают, и не факт, что в Омске появятся в обозримой исторической перспективе взаправдашние метро и международный аэропорт. К 300-летию города (отмечается в августе сего года) их точно не будет. Да и фиг с ними, с этими мультимодальными комплексами — проживем и без них: были б сказки и песни. А они будут — куда они денутся.

Георгий Бородянский
util