Автор поста
Badge blog-user
Блог
Blog author
Арсений Соболевский

Европа проигрывает Великую этническую войну

29 Декабря 2015, 00:39

Европа проигрывает Великую этническую войну

Статистика Постов 4
Перейти в профиль
История дает Европейской цивилизации последний шанс. Потомки нас не простят, если мы им не воспользуемся...


Нашествие старое и новое

Нет худа без добра... Главная заслуга Исламского государства в том, что оно открыло глаза Европе. Невиданные потоки пришельцев, наконец-то пробудили Старый свет. То, что десятилетиями не хотели замечать по соображениям политкорректности, теперь вдруг увидели и ужаснулись. В Германии заговорили о «национальной катастрофе». Паника охватила и другие страны Евросоюза.
Некоторые аналитики проводят параллели с Великим переселением народов, происходившим в Европе в IV-VII веках. Хотя то, что происходило тогда, правильней было бы называть не переселением, а вооруженным нашествием, то есть большой этнической войной. Скажем, угорские племена венгров, пришедшие на Дунай с Южного Урала местные жители встречали не цветами, а мечами. Там проливалась кровь. Венгры сокрушили Великую Моравию и захватили ее территорию. В официальной истории Венгрии тот период называется «Эпохой завоевания родины на Дунае».
Уже после Великого переселения народов турки завоевали православную Византию и ее столицу Константинополь, который cчитался Вторым Римом, поскольку изначально был частью Великой Римской империи. В XVI-XVII веках османы захватили чуть ли не пол Европы и дважды штурмовали Вену. Правда, безуспешно. Спустя три столетия миллионы их совершенно безоружных потомков добились в Европе такого, о чем турецкие султаны даже не мечтали. В середине XX века в Германии был всего три мечети. К концу века — более двух тысяч мечетей и мусульманских молельных домов(!!!)
Многие столицы Западной Европы уже почти наполовину заполнены пришельцами из Африки и Азии. Теперь к ним могут прибавиться новые миллионы. Многолетняя ползучая афро-азиатская экспансия в Европе вступает в новую фазу и грозит превратиться в Великую этническую войну.
Казалось бы, какая тут война? Внешне вполне мирное переселение. Очень политкорректная и безумно гуманная Европа встречает толпы пришельцев не мечами, как было когда-то, а бутербродами и горячим кофе. Не происходит никаких кровавых битв. А жертвы если и есть, то не от боевых действий, а только из-за совершенно диких способов переправы через море. Вся Европа ужаснулась, увидев фото утонувшего сирийского малыша, выброшенного на берег. Невинная жертва пробудила сострадание у многих европейцев.
Однако, те же самые европейцы почему-то не ужасаются и не проявляют никакого сострадания к своим крохотным невинным жертвам. Это кажется парадоксальным. Почему один погибший сирийский мальчик вызвал у европейцев море слез, а гибель многих тысяч европейских малюток мало кого волнует? Почему одно воспринимают как страшную трагедию, а другое — почти как норму? Неужели только потому, что одно раздувается прессой до глобальных масштабов, а другое не афишируется и фактически скрывается под ширмой лицемерия.


Самоистребление

Первая и самая важная составляющая часть Великой этнической войны — это самоистребление коренных европейских этносов. По существу на этой первой стадии Великой этнической войны Европа воюет сама с собой и своими руками освобождает жизненное пространство для других. Ведь не пришельцы, а сами европейцы уничтожают своих детей. Происходит то, что знаменитая мать Тереза называла «войной против ребенка». Право женщины иметь столько детей, сколько она хочет или вообще не иметь, нынешние феминистки-«гуманистки» ставят выше права ребенка на жизнь.
То, что еще сто лет назад считалось в Европе и во всем христианском мире убийством близкого родственника и каралось тюрьмой, сейчас деликатно называется «планированием семьи» и зачастую финансируется государством. Адольф Гитлер примерно так же «планировал» численность евреев в Европе, как сейчас многие европейцы «планируют» численность своих семей...
Быть может, кто-то скажет, что сравнение весьма не корректно, ибо речь идет о зачатых, но еще не рожденных детях. На самом деле для тех, кого лишают жизни, не так уж важно на какой стадии их существования это делается. Весьма показательно, что в древности во многих странах Востока возраст человека исчислялся от зачатия, а не от его выхода из вагины. И это правильно, потому что уже через 20 дней после зачатия у малыша начинает биться сердце.
Современная Европа считает себя самой просвещенной и гуманной. Но правильней было бы назвать наше общество самым лицемерным и жестоким в истории человечества. В Древней Спарте неполноценных младенцев сбрасывали со скалы. Царь Ирод приказал перебить всех младенцев в Вифлееме. Но по масштабам жертвоприношений мы намного опередили всех тиранов. Самые потрясающие цифры в России: за полвека уничтожено около 300 миллионов! В 60-80 годы из четырех зачатых убивали троих(!!!) Нигде и никогда новые жизни не уничтожались в таких чудовищных масштабах. И сегодня по-прежнему убивают больше, чем рожают... Счет идет на миллионы...
Чего этим добились? Демографической катастрофы! Сто лет назад в России на каждую семью приходилось в среднем по 5 детей, а теперь — только один с четвертью, то есть в четыре раза меньше. Коэффициент суммарной рождаемости в Восточной Европе — всего 1,2 рождения на одну женщину. Это на 0,9 меньше границы замещения поколений — 2,1. То есть мы уже не просто не воспроизводим коренное население, мы уже почти вдвое превысили предел, за которым начинается вырождение.
«Умирающими обычно называют нации уровень рождаемости которых упал до отметки 1.5 и ниже. Если так, то 30 европейских стран сегодня умирают или, как во Франции, их культура и население глубочайшим образом трансформируется растущими этническими и религиозными меньшинствами» — написал в своей статье в «Wall Street Journal» профессор Бременского университета, историк и социолог Гуннар Хайнсон.
Это удивительно: когда один человек кончает самоубийством, все ужасаются, а когда целый народ — никто, кажется, не замечает. Демографический кризис малозаметен как радиация и растянут во времени. Поэтому большая часть населения и даже правительства не осознают масштабов катастрофы.


Нет стратегического мышления

Такая ситуация, угрожающая самому существованию европейских этносов, их религии и культуре сложилась из-за отсутствия стратегического мышления у правителей. Они
руководствуются давно устаревшими стереотипами и часто принимают заведомо провальные решения только потому, что им так удобней и понятней. Мы делаем фундаментальные ошибки в восприятии и изучении действительности. У нас нет цельного взгляда на мир. Все разбивается на формальные фрагменты. Ситуация напоминает анекдот, когда три человека в полной темноте изучают корову. Один нащупал хвост, другой рога, а третий — вымя. У каждого сложилось свое впечатление, которое совершенно противоположно мнению других. При этом ни у кого из этих исследователей нет полного и реального представления о животном.
Примерно так и у нас. Демографы изучают падение рождаемости, пугают цифрами, но никому почему-то не страшно. Медики по существу оказывают техническое содействие в самоистреблении. Власти, в свою очередь, вольно или невольно создают условия для этого. В одних случаях они до предела сокращают социальную поддержку семьям с детьми и толкают их в нищету, как это происходит в России. В других случаях в богатых европейских странах власти тратят огромные деньги на помощь всем без разбора, но из соображений политкорректности не делают разницы между представителями вымирающего европейского этноса и многодетными семьями пришельцев с юга. В результате ситуация только усугубляется.
Невозможно найти решение проблемы, если оно лежит вне поля научного изучения и понимания. В сфере, которая искусственно вынесена за скобки и практически не изучается. На исследования связанные с экономическим кризисом брошены тысячи ученых, сотни научных центров и десятки миллионов долларов. В то же время изучением потенциально гораздо более опасного для Европы кризиса семьи почти никто не занимается. В России сейчас более половины женщин одиноки. В Европе 40 процентов взрослых людей не имеют ни супруга, ни постоянного партнера. Это можно назвать эпидемией одиночества. Но власти почему-то не видят в ней национальной угрозы.
Очевидно, что для решения демографических проблем простого вливания средств не достаточно. Нужен переворот в общественном сознании. Необходима радикальная реформа семейных отношений. Но кто и как ее подготовит, если в Европе нет ни одного серьезного научного центра, специализирующегося на этой теме?
У Европы есть исторический опыт решения демографических проблем, но успех в каждом случае достигался только очень нестандартными решениями, к которым нынешние правители Старого света вряд ли готовы.


Идем не тем путем

По мнению известного американского политолога Патрика Бьюкенена решающую роль в создании катастрофической демографической ситуации сыграла система широкого пенсионного обеспечения, созданная социалистами в ХХ столетии. Раньше во все предыдущие века такого не было и «живой пенсией» были дети, которые обеспечивали своих родителей в старости. Не удивительно поэтому, что по мере расширения системы пенсионного обеспечения рождаемость падала.
Аналитики ЦРУ еще лет десять назад предсказали неизбежный крах европейской пенсионной системы именно в силу катастрофической демографической ситуации. Молодых европейцев становится все меньше, а пенсионеров все больше. К примеру, предполагается, что в Германии к 2050 году соотношение между пожилыми людьми и молодежью будет превышать два к одному в пользу первых. Поэтому бесконечное латание пенсионных дыр и повышение пенсионного возраста уже не спасет. Необходимо радикальное стратегическое решение, нужен плавный переход на принципиально новую пенсионную систему, по которой людей в старости должны обеспечивать их дети. Все отчисления должны идти не в какие-то фонды, а напрямую родителям. Чем больше детей — тем выше пенсия в старости. Просто и понятно. Это само по себе может стать хорошим стимулом для повышения рождаемости.
Перед Европой сейчас два пути: губительный и спасительный. Пока политики ведут нас по первому. Потому что им так привычней и удобней. Потому что думают не столько о судьбе Европы, сколько о победе на ближайших выборах. У них нет стратегического видения! Чтобы продлить агонию уже обреченной пенсионной системы они готовы принять миллионы иноземцев с юга. Но что будет, когда уйдет из жизни огромная армия нынешних пенсионеров? Катастрофа! Сегодняшнее немногочисленное молодое поколение коренных европейцев окажется этническим меньшинством в своей собственной стране. Потомки нам этого не простят! Надо понимать, что речь сейчас идет о выживании нашей цивилизации, ее культуры и веры.


Идеология сильнее оружия

Наивные надежды победить Исламское государство только силой оружия обречены на провал. Удивительно, но печальный опыт Афганистана так ничему и не научил ни русских, ни американцев. Они наступают на те же самые грабли и не хотят понять, что высокоточные ракеты бессильны против привлекательной идеологии, спекулирующей на реальных пороках современного европейского общества. Не случайно ведь тысячи молодых европейцев из разных стран вливаются в ряды ИГИЛ. Весьма показательно и то, что почти 90 процентов отряда, прошедшего специальную подготовку у американцев, вместе с оружием перешла на сторону тех, с кем они должны были сражаться. Сила идеологии Исламского государства явно недооценивается.
Даже если случится чудо и коалиции сумеет невероятными усилиями выдавить Исламское государство из Ирака и Сирии, это не будет означать полной победы. Потому что невозможно успешно контролировать территории, где население поддерживает ИГИЛ. Опыт Афганистана это очень наглядно показал. Кроме того, пламя радикального исламизма в любой момент может вновь вспыхнуть где угодно: в Узбекистане, на Кавказе и даже в центре Европы, которая уже приняла на свою территорию сотни тысяч потенциальных террористов.
Что может ждать Европу уже в ближайшие годы? Какие новые стадии Великой этнической войны? Возможно все. Даже то, что сейчас кажется совершенно невероятным. Скажем, массовые теракты, которые поставят Старый свет на колени, и будут содействовать захвату радикальными исламистами политической власти в некоторых странах уже в обозримом будущем. Не надо забывать, что Исламское государство видит свою главную цель в создании Всемирного халифата.
Что может противопоставить этому Европа кроме авиационных ударов и высокоточных ракет? Прежде всего, чрезвычайные меры по резкому увеличению рождаемости. Европейскому союзу надо устанавливать квоты не на прием пришельцев с юга, а квоты на рождение младенцев коренной национальности! И не должно быть вопросов, как нам это сделать. Когда шла мировая война, никто не спрашивал, каким образом мы сделаем столько танков. Люди ограничивали себя во всем и ничего не жалели во имя победы. Вся экономика была мобилизована на войну. Так должно быть и сейчас! Только вместо танков мы должны делать детей. Любой ценой и в огромных количествах!
Но самое главное, что нужно для полной победы над Исламским государством — это противопоставить ему более привлекательную идеологию. И такую идеологию не надо искать — она уже есть у Европы! Но пока она завалена слоями векового хлама, искажающего главную суть. Надо очистить ее лжи и вернуть к первоистокам! Надо вспомнить, что главная заповедь Христа — это любовь, а суть христианства — это школа любви. Любви не только к богу, но и ко всем окружающим. И, прежде всего, к своим даже не вовремя зачатым детям...


Последний шанс

Многие воспринимают армию пенсионеров как тяжкий балласт для страны. Но, имея мудрость, этот балласт можно использовать для рычага, который поможет нам преодолеть демографическую катастрофу. Традиционными методами ничего не добьемся. Если старые механизмы не работают, надо искать новые!
«Этот процесс еще не завершен, он идет по всему миру, люди ищут новые формы отношений, брака. Но уже очевидный факт — к семье традиционного типа возврата никогда не будет. Как в Японии, так и в Америке, и в России организация семейной жизни требует новых подходов, и они неизбежны», — говорит директор Института демографии Анатолий Вишневский.
Правда, сам он ничего нового не предлагает.
А что можно предложить? Какие шаги необходимы для спасения Европы? Прежде всего, надо принять законы о вымирающих этносах и дифференцировать поддержку семьям с детьми. Скажем, если вымирают белые медведи, то надо, прежде всего, помогать именно им, а не всем медведям вообще.
Надо радикально изменить общественное сознание и создать все условия для демографического взрыва. Во все времена половую жизнь люди начинали вместе половым созреванием, то есть согласно богу и природе. Теперь же целомудренные законодатели корректируют бога и поднимают возраст любви (возраст согласия) все выше и выше, связывая его почему-то не с половой, а с социальной зрелостью. Надо прекратить сексуальную дискриминацию молодежи и предоставить ей все возможности для любви.
Надо материально стимулировать молодых рожать как можно больше. Необходимо создать «Европейский фонд будущих поколений», из которого выплачивать молодым европейским матерям по 10-20 тысяч евро за каждого здорового ребенка вне зависимости от того, кто будет его содержать и воспитывать: она сама, ее родители или государство. Труд по вынашиванию ребенка должен оплачиваться.
Репродуктивная модель современной европейской семьи противоестественна. По мнению ученых биологически оптимальный возраст для первых родов — 16 лет. Сейчас средний возраст впервые рожающей европейской женщины вдвое выше. То, что сейчас называется «ранней беременностью», на протяжении всей истории человечества было нормой, установленной само природой. А первые роды после 30 лет на четвертом десятке жизни считались ненормальными во все иные времена, кроме наших. Активныый детородный возраст, наиболее благоприятный для зачатия и рождения здорового ребенка, ограничивается 25 годами. После этого рубежа способность женщины к зачатию стремительно падает. При этом увеличивается риск врожденных заболеваний и осложнений беременности. Синдром Дауна у детей во многом определяется возрастом матери. Если в возрасте до 25 лет один такой случай приходится на полторы тысячи родов, то у женщин, рожающих после 40 — каждый двадцатый ребенок даун! Поздние браки и поздние роды привели к тому, что за последние десятилетия число олигофренов в Европе выросло в 30 раз! На здоровье детей влияет возраст не только матери, но и отца. Исследования английских ученых доказали, что смертность потомков зависит от возраста отцов. Чем отцы моложе — тем лучше!
Согласно статистике сейчас половина европейской молодежи не собирается вступать в брак в лучшем детородном возрасте. Потому что им надо учиться, делать карьеру, зарабатывать на свое жилье. Рожать и воспитывать детей им просто некогда. Эту, казалось бы, неразрешимую и фатальную для будущего Европы проблему можно разрешить с помощью пенсионеров. Пусть молодое поколение только рожает, а воспитывает — старшее. Известно, что дети часто больше понимания находят у бабушек и дедушек, чем у своих родителей. Родители вечно заняты и у них не хватает времени на детей. А пенсионеры, напротив, скучают и всегда найдут время для внуков. Организовать можно самые разнообразные формы и модели, как в рамках семьи, так и в виде общественных центров. Было бы финансирование. Было бы желание правителей и законодателей...
Конечно, радикально реформировать систему воспитания подрастающего поколения намного сложней, чем просто взять и послать военные самолеты на бомбежку Исламского государства. Применение вооруженных сил для политиков привычно и понятно. Но в Великой этнической войне танки и ракеты бесполезны. Здесь нужен принципиально иной подход! Надо воспользоваться пока еще существующей армией пенсионеров, как стратегическим резервом победы. Мы все должны понять, что история дает европейской цивилизации последний шанс. Другого уже не будет...

Арсений Соболевский,
публицист, автор книги «Самоликвидация Европы»



util