Badge blog-user
Блог
Blog author
Александр Кирлан

Национальная идеология

2 Января 2016, 09:48

Национальная идеология

Статистика Постов 18
Перейти в профиль
65471269e00f.jpg

Национализм возник в XVIII веке.
Ранее ни одно государство не обладало общностью генетики, языка и культуры. Современные нации являются продуктом индустриализации, стандартного образования и средств массовой коммуникации. А прежде люди делились по принадлежности к местности, монархам, сословиям и религиям.

Многие нации, которые сегодня кажутся монолитными, еще недавно были объединением разных народов. Например, на юге Франции долго процветала культура Окситании, говорящая на собственном языке и чуждая северным франкам. А в более древние времена, в набегах на богатые страны целую группу племен часто возглавляли инородцы. Так было в Киевской Руси, и так же произошло намного раньше — в эпоху вторжения гиксосов в Египет. Тогда семитские племена возглавили колесничие из Южного Урала и Средней Азии, где были изобретены первые конные колесницы с облегченными колесами на деревянных спицах. Не удивительно, что совершенно одинаковые могилы колесничих XVIII века до н.э. появились от Амударьи от Нила, а древнесемитская мифология обогатилась арийскими концепциями.

Глобализация — современный термин. Поэтому многие убеждены, будто глобализация началась только в XX веке. На самом деле, она происходила всегда. Сначала была глобализация пещер, чьи жители, оказавшиеся по соседству, начали считать себя одним племенем. Потом состоялась глобализация деревень и городов. Отдельные княжества тоже исчезли в результате глобализации. И однажды перестал быть актуальным лозунг: древляне, поляне, вятичи, родимичи, все в поход на кривичей! Все оказались русскими.

Каждый раз, когда завершался очередной этап глобализации, его объявляли благом, в отличие от нового этапа, который считался злом. Сегодня та же глобализация, которая породила нации, стирает уже различия между нациями, раздражая националистов.

Ни один генетический анализ не позволяет идентифицировать этнос как нечто ограниченное. Генетика этноса является лишь статистикой, которую легко модифицировать, изменив исходный набор людей. И тогда у русских неожиданно возникает много общего, например, с таджиками, хотя, казалось бы, внешнего сходства нет.

Поэтому нация — это идеология. Люди сами определяют — кем себя считать. Многие инородцы, отождествляя себя с избранной культурой, становятся более фанатичными националистами, чем этнически безупречные обыватели.

Но поскольку нация — это идеология, существует много разных идеологий по поводу одной нации. Каждый национал-патриот выдает за национальные интересы сугубо личную картину мира, с легкостью жертвуя инакомыслящими соотечественниками и развязывая кровавые гражданские войны против «национал-предателей».

Следовательно, на самом деле нам дорога не нация, а образ жизни. Мы защищаем не этнос, а законы, обычаи и правила поведения, в которых нам комфортно существовать.

Поэтому национальность иммигрантов, переселяющихся в нашу страну, не имеет решающего значения. Важнее законы, обычаи и правила поведения, к которым иммигранты привыкли. Если их культура совместима с нашей, она не представляет угрозы. Но если несовместима, тогда чужая культура начинает разрушать сложившийся у нас образ жизни, а вслед за ним и благополучие, которое он поддерживал.

Ведь отношение государства к религии, нормы морали, роль женщины в обществе и даже приличная одежда — это не абстрактные философские концепции, а предпосылки для ускорения или замедления научно-технического прогресса. У клерикалов было две тысячи лет, чтобы создать совершенное общество на основе религии. Наивно верить, будто у них все получится, если дать им еще пару десятилетий. Национал-патриоты тоже не могут похвастаться идеальным государством, которому можно подражать. Гармоничного национального государства никогда не существовало, хотя существует множество псевдоисторических фантазий, которые национал-патриоты выдают за реальность.

Когда нам навязывают устаревшую идеологию, наши технологии тоже незаметно возвращаются в прошлое. Не удивительно, что прогресс приходится защищать. Не нужно этого стесняться. Хотя конфликт между разными цивилизациями не является национальным — он идейный.
util