Badge blog-user
Блог
Blog author
Александр Кирлан

Великая Швеция

1 Января 2016, 07:53

Великая Швеция

Статистика Постов 18
Перейти в профиль
3cbf34b5a454.jpeg

Ситуация в стране угрожающая. Рубль уже дешевле, чем в девяносто восьмом, когда был объявлен дефолт, хотя нефть еще в два раза дороже. Разумеется, у современной России намного больше резервов, накопленных в тучные годы. Зато экономика в девяносто восьмом была разнообразнее. Не было санкций, не было врагов, мы не вели войну. Только благодаря пропаганде пока никто не осознаёт — насколько всё серьезно.

Если культ личности завершится внезапно и позорно — доверчивость обывателей, убежденных в реальности своей картины мира, будет уязвлена до глубины души. Получится шок для целого поколения. Но именно по этой причине, культ личности уже никогда не возродится в России, как исчез он в Японии и Германии.

Значит, не нужно бояться национального позора — он целебный. Если наш позор ограничится отступлением из Украины и Сирии — нам повезет. Хуже, если придется пережить реальную катастрофу, наподобие гражданской войны и распада страны. Обыватели убеждены, что на Западе только этого и ждут. На самом деле, никому не нужен хаос в стране с ядерными боеголовками. Но жить под угрозой атомной атаки России тоже никто не хочет. Когда мы перестанем угрожать и присоединять к себе чужие территории — нам начнут помогать.

Президент Владимир Путин продолжает войну против всего мира, надеясь только на чудо — на победу правых в Европе, нападение Китая на США, или на взрыв гигантского вулкана в Йеллоустонском парке. Без чуда его политика обречена на провал. Отставка Путина, к сожалению, неизбежна, поскольку Путин — это бренд, который уже не изменить, даже если Путин захочет. Остается только искать способ мирного решения проблемы. А потом Россию придется выводить из экономического, политического и духовного кризиса.

Наивно думать, будто достаточно вернуть реальную демократию, независимость судов, переловить жуликов с ворами — и страна расцветет. Ведь демократия уже была в девяностые годы, а процветания не было. Следовательно, были ошибки, которые нельзя повторять.

Пункт первый — здравый смысл. После Путина останется страна с культом ненависти и насилия, где у людей иррациональные идеалы, все друг друга ненавидят, и никто никому не верит. Мораль — это не «правила обращения с пиписьками». Если когда-нибудь прилетят инопланетяне, мы не будем беспокоиться о том, правильно ли они размножаются. Гораздо важнее — что они сделают с нами. Следовательно, реальная мораль — это отношение человека к насилию. И когда люди думают, будто все проблемы можно решить, если оскорбить, запугать, арестовать или убить врага — то эти люди глубоко аморальны.

Ведь на самом деле все хотят мира, благополучия, справедливости. Но у людей сложились разные представления о пути к благу. Чтобы найти реальный путь к процветанию — просто посмотрите вокруг. Найдите хотя бы один полезный предмет, который изобрел проповедник, политик или завоеватель. Они в лучшем случае лишь защищают и перераспределяют то, что создают интеллектуалы.

Мы не живем не в мире государств, наций и религий. Мы живем в мире технологий. Только они реально облегчают нашу жизнь. И так было всегда, даже в каменном веке. Мельница, деньги, книги и домострой были когда-то новыми технологиями. Мы не сможем облегчить нашу жизнь, пока не улучшим свои технологии. Причем различные формы государственной власти — тоже лишь технологии для оптимальной организации общества.

Пункт второй — адекватное самосознание. Пора определиться — кто мы на самом деле. Мы не Восток, который вечно сражается против Запада. Если жить на Камчатке, то Восток — это США. Есть более естественное деление государств на группы — это климат. Мы — Север. Это очевидно, если вместо проекции Меркатора, искажающей размеры северных государств, использовать проекцию Петерса, которая демонстрирует наш реальный размер и географические координаты.

На севере опаснее метаться из кризиса в кризис, как на юге. Менталитет канадцев и шведов наиболее адекватен для России. Хватит играть в Золотую Орду. Мы — Великая Швеция. Так называли Русь скандинавские летописцы до начала монгольского нашествия. В северном полушарии есть сплошное кольцо государств, жители которых даже выглядят одинаково, имея общую историю, близкую культуру и одну религию. Эти страны и являются нашими естественными союзниками.

Пункт третий — национальная ответственность. Национального суверенитета в современном мире уже нет. Кризис, начавшись в одной стране, через день становится мировым. Все добывается и перерабатывается на едином рынке. Поэтому нет смысла делить ископаемые — все равно их потом придется перерабатывать и продавать. От экономических санкций против соседей мы страдаем не меньше, чем они, и наоборот — то же самое. Никто не мечтает отобрать наши углеводороды — это давно не актуально. Нищая Венесуэла обладает весьма богатыми нефтяными месторождениями. Интеллект важнее полезных ископаемых.

Гражданские войны неизбежно расползаются, угрожая соседям. Наше государство — не территория нашей власти, а территория нашей ответственности. Мы обязаны быть мирными и благополучными, иначе начнем всем мешать. Чем раньше мы это поймем, тем скорее потеряем интерес к чужим землям. Ведь в современном мире завоеватель обязан создавать для завоеванных комфортные условия жизни, иначе они пожалуются в ООН. Кому нужна лишняя ответственность?

Пункт четвертый — коллективная оборона. Россия имеет самую длинную границу с чужими государствами, поэтому вынуждена тратить много средств на оборону. Чтобы сократить расходы, нужны союзники, поддерживающие принцип нерушимости государственных границ. Россия — самое большое государство в мире, поэтому нерушимость границ для нас предпочтительнее соблазна что-нибудь еще присоединить. Следовательно, наш естественный союзник — NATO. Поддерживая Северо-Атлантический Альянс, или присоединившись к нему, можно быть спокойнее за наши южные рубежи.

Реальность такова, что США присвоили себе роль международной полиции. Эта полиция, как и любая другая, несовершенна. Однако, она избавляет более мирные государства от необходимости самостоятельно себя защищать. Лишь по этой причине европейцы редко вмешиваются в военные операции США, радуясь, что кто-то другой вместо них поддерживает порядок. Так и следует понимать деятельность США. Если мы захотим изменить ситуацию, тогда роль международной полиции достанется нам, что обернется ростом наших расходов, чего не выдержит российская экономика, в отличие от американской.

Пункт пятый — модернизация на основе экономической интеграции. После Путина останется страна с нищим населением. У российского государства не будет возможности всех содержать и дать всем работу. Есть лишь один способ избежать социальных конфликтов — быстро привлечь в страну иностранный капитал для создания новых промышленных предприятий. У современных капиталистов нет национальности. Сегодня это наш миллиардер, завтра — живет и работает в Лондоне. Поэтому совершенно неважно, кому принадлежит предприятие, на котором работают российские граждане. Лишь бы они работали, получали зарплату и тратили ее в собственной стране, создавая новые рабочие места.

Пункт шестой — социальная справедливость. Гражданская война начинается c налоговой политики. Бунт это всего лишь попытка перераспределения общих доходов. Для установления гражданского мира государство должно быть социальным. В современном мире и пяти минут не прожить без использования чужого труда в виде пищи, домов, электричества, водопровода, транспорта, медицины, образования. Тогда почему люди, без которых нельзя обойтись, работают за гроши, а люди, без которых легко обойтись — получают миллиарды? Опасно, если кучка людей накапливает финансовый потенциал, способный превратиться в корпоративную политику.

Необходимо как можно быстрее изменить соотношение доходов разных групп населения, сделав его более справедливым. Никто не должен работать за гроши, это аморально. В идеале должно получиться как в Швеции и Канаде. Разумеется, поначалу наши доходы будут меньше, чем у них, но справедливая экономическая модель постепенно поднимет их до европейского уровня.

Социальная справедливость это не заповеди, возникшие две тысячи лет назад, а гармоничный компромисс между интересами всех общественных сил, который государство должно искать и поддерживать.

Пункт седьмой — реальная демократия. Если оппозицию подавлять, она не исчезает, а радикализируется и в удобный момент развязывает гражданскую войну. Фактически, радикалы подражают диктатору, который их прежде угнетал. Они не знают другого способа прийти к власти. Поэтому каждое общественное движение должно иметь легальный способ борьбы за власть.

Демократические выборы это мирная гражданская война, которая повторяется каждые четыре года. Партия, победившая на выборах, пытается реальными делами доказать свою правоту. Если этого не случается — ее так же мирно переизбирают. И постепенно у людей возникает понимание — каким партиям лучше сразу не доверять. Только в стране, лишенной реального демократического опыта, торжествует то одна иррациональная идеология, то другая.

Технические недостатки демократии это дороговизна и фальсификация. Их легко устранить, изменив технологию голосования. Фундаментальный недостаток демократии заключается в том, что выдающиеся мыслители разбираются в ситуации лучше, чем большинство обычных людей. Поэтому в будущем чиновники и политики начнут сдавать экзамен на право занимать ключевые посты в государстве.

Пункт восьмой — научно-технический прогресс. Современная наука превратилась в главную движущую силу развития общества. Любые капиталовложения в науку оправданы. Неудачные научные проекты делают нас умнее, а удачные значительно усиливают наши возможности. Поэтому наука способна создать много новых рабочих мест.

В результате мы получим новые технологии. Однажды они приведут к сингулярности и независимости человека от государства. Даже безработный сможет жить в уютном доме, имея бесплатную энергию, пищу, транспорт и связь. Но это не приведет к деградации, просто работать начнут лишь те, для кого это — норма жизни. Возможно, тогда отношение к работе изменится, и в ней начнут искать способ самовыражения. Фактически, начнется коммунизм, о котором всегда мечтали марксисты. Просто его невозможно построить, гипнотизируя людей. Коммунизм — это уровень научно-технического прогресса, а не идеология.

Но глупо заглядывать в будущее так далеко. И вовсе не обязательно эпоха процветания начнется с России. Но давайте хотя бы не мешать человечеству к ней стремиться.

Первый вариант статьи






util