Badge blog-user
Блог
Blog author
Александр Кирлан

Наша психология

1 Января 2016, 08:48

Наша психология

Статистика Постов 18
Перейти в профиль
2e332cbd1c76.jpg

Современные эксперименты психологов помогают узнавать о себе очень интересные факты, которые полезно учитывать не только социологам и политикам.

Например, группе испытуемых давали пилюли, которые якобы вызывают у человека сильную эмоцию. Причем, никто не знал заранее — какая это эмоция? На самом деле пилюли были с водой. Люди проглатывали их и начинают наблюдать друг за другом. Когда замаскированный под испытуемого артист изображал внезапный гнев или беспричинное счастье, приблизительно шестьдесят процентов других людей начинали ощущать то же самое.

Возможно и более необычное поведение. Испытывался один человек, остальные его разыгрывали. Группа уверенно соглашалась с заведомо ложным утверждением. Шестьдесят процентов людей, чья реакция проверялась в такой ситуации, после недолгого колебания соглашались с ложью, лишь бы не отрываться от коллектива.

Но самый шокирующий эксперимент провел Стэнли Милгрэм в 1963 году. Психолог захотел узнать — откуда в добропорядочной прежде Германии нашлось множество людей, готовых к варварской жестокости по отношению к другим людям?

Испытуемым сообщали, что они должны включать электрический ток для наказания человека, сидящего в соседней комнате, если он неправильно отвечал на вопрос. Причем, после каждой ошибки, электрическое напряжение увеличивалось. Испытуемые были уверенны, что они участвуют в эксперименте над другим человеком, хотя на самом деле проверяли их. Даже электрический ток не включался — артист за стеной только изображал крик от боли. Как ни печально, шестьдесят процентов испытуемых продолжали повышать напряжение за пределы, опасные для человеческой жизни. Естественно они предлагали остановить эксперимент, но властный голос психолога, берущего ответственность на себя, заставлял их делать то, что приказано. Причем, результат не зависел от религии, политических убеждений или национальности испытуемых.

Все эти эксперименты объясняют поведение людей, которых классики называли мещанами, большевики — болотом, а психологи называют социальными индивидами.

Когда мы не знаем заранее, как реагировать на ситуацию, большинство из нас подражает эмоциям, которые им продемонстрировали. Чем чаще люди наблюдают соответствующие эмоции по телевизору, тем охотнее им подражают. Аналогично, две трети из нас соглашаются с заведомой ложью ради принадлежности к наиболее влиятельной группе. Не удивительно, что главный прием политической пропаганды, это доказать, будто за нужное мнение — большинство. И наконец, шестьдесят процентов жителей любой страны нетрудно сделать жестокими, если ответственность за последствия возьмет на себя авторитетный лидер.

Однако, не спешите проклинать несовершенную человеческую природу. Там, где нет послушного большинства — нет государства. Иначе человеческое общество постоянно раздирали бы конфликты противоположных мнений.

Тем более, что выгоду социального конформизма нетрудно понять. Жить как все — это оптимальная стратегия выживания. Никто и никогда не накажет гражданина за то, что он жил как все, даже если в результате его конформизма возник сталинский террор или Третий Рейх.

Теперь поговорим о культуре. Привычное представление о национальной культуре связывает ее с неким духовным эгрегором, которому все должны служить. На самом деле культура служит нам, имея практическое значение.

Психологи обучали шимпанзе и детей открывать ящик, чтобы достать наклейку или банан. Ритуал открывания ящика содержал несколько лишних действий. Дети и шимпанзе одинаково повторяли их, не понимая, что они лишние. Но потом точно так же использовали прозрачный ящик, и стало очевидно, что открыть его можно проще.

Произошла удивительная вещь — шимпанзе сразу полезли за бананом, а дети продолжили повторять ритуал, которому их обучали психологи. Неужели дети глупее шимпанзе? Конечно, нет. Просто общение с психологом оказалось для детей важнее наклейки.

Культура возникает аналогично. Мы копируем чужие действия и повадки, желая понравиться друг другу. Не удивительно, что люди иногда обожествляют бессмысленные ритуалы. Демонстрация единства важнее реальной пользы.

Любая группа людей обязательно обзаводится уникальными символами, которые нужны только для того, чтобы обозначать принадлежность к группе. Надругательство над этими символами воспринимается как нападение на группу. Ритуалы футбольных клубов, в сущности, не отличаются от национальных обычаев.

Разумеется, в любой национальные культуре возникают еще объективные ценности в качестве практических навыков и шедевров искусства. Условны лишь те черты культуры, которые не подходят для других наций. Но именно их национал-патриоты выдают за уникальный культурный код.

Напоследок обсудим наши идеалы. Почему люди готовы убивать других и жертвовать собой, лишь бы их идеалы воплощались в жизнь?

Сканирование мозга методом фМРТ доказало удивительный факт. Мы беззаветно влюблены в свои идеалы. Демонстрация идеальных ситуаций с точки зрения разных социальных групп, вызывало возбуждение в хвостатом ядре центра головного мозга, прочно связанном с чувством любви. Мы обожаем свои представления о справедливости.

Еще точнее сравнить эту реакцию с ощущением красоты. Этика возникает аналогично эстетике — красота поступков подобна красоте форм. Не менее красивым может показаться доказательство теоремы. По крайней мере, математики точно возбуждались, созерцая формулы на экране. Все эти сведения были получены недавно и получили название — нейроэстетика.

А теперь вспомним, насколько необычными бывают человеческие представления о красоте.

Индейцы майя привязывали ко лбу девочек яркие шарики, чтобы они косили, а черепа мальчиков сдавливали дощечками, добиваясь аристократичного, покатого лба. Аналогичная практика удлинения черепа существовала у египтян и гуннов.

Мужчины из африканского племени вавира заостряли зубы, привлекая женскую любовь. А женщинам из народности мьянауна в Бирме до сих пор вытягивают шеи до полуметра при помощи колец, чем они чрезвычайно гордятся. Хотя наиболее известным примером извращенного представления о красоте считается китайский обычай деформировать ножки девочек при помощи тесных туфелек до такой степени, что, будучи взрослыми, они еле ходят. Этот обычай исчез лишь в начале XX века.

Представление об уродстве как о красоте чаще всего возникает под влиянием социальных амбиций. Длинная шея в Бирме и маленькая ножка в Китае считались признаками элиты. Когда простые женщины добивались подобия, аристократки восстанавливали превосходство, выходя за пределы физиологической нормы.

В наше время по той же причине возникла анорексия. Видя в модных журналах фотографии худых манекенщиц, современные девочки отождествляют манекенщиц с элитой, начинают им подражать и доводят себя до истощения или смерти.

Эксперименты психологов давно опровергли мнение, что глас народа — глас Божий. Человеку нетрудно внушить любые представления о красоте, морали, политике, здравом смысле, включая самые противоестественные. Особенно эффективно внушение в детстве. Чем сильнее человек ориентируется на мнение большинства, тем ужаснее может оказаться его идеал.

Все это не отменяет демократию, а только осложняет ее. Все равно нельзя тратить бюджетные деньги без разрешения законных владельцев. Просто надо учитывать нашу психологию. Реальную политику государства определяет не мнение большинства, а самое активное из меньшинств.

Когда-нибудь на смену демократии придет меритократия — власть достойных. Теоретически, руководящие посты должны занимать наиболее способные люди. Но пока не очень понятно — по каким критериям их определять. Даже в средневековом Китае чиновников заставляли сдавать экзамены на право занимать руководящие должности, хотя тогда не придумали ничего лучше, как проверять чиновников на знание трудов Конфуция.







util