Автор поста
Badge blog-user
Блог
Blog author
Max Kammerer

Народ контрамот

19 May 2016, 17:37

Народ контрамот

Статистика Постов 5
Перейти в профиль
Почему ошибается Игорь Яковенко

С каждым годом все громче к 9 мая гремят русские барабаны, литавры и бубны, надрываются фанфары и телевизоры, но толку от всего этого многошумия мало. Увы, титанические усилия Путина и прочих реконструкторов истории возымели обратный эффект, они привели к тому, что День победы в России стал символом прогрессирующей деградации страны и народа, убедительным симптомом исторического поражения.

Еще Герцен подметил специфику российской истории, точнее, историосозидания: «Русское правительство, как обратное провидение, устраивает к лучшему не будущее, а прошлое», — писал он. Сейчас его лаконизированная до гранита максима стала классическим афоризмом: Россия — страна с непредсказуемым прошлым, вечно верящая в светлое будущее. Но разве с таким прошлым можно в него верить?

Судя по всему, Игорь Яковенко понимает это, но не окончательно. Иначе, критикуя Аркадия Бабченко, сделал бы логические выводы из своих аргументов, довел бы рассуждения до конца. 6 мая он поставил в Фейсбуке пост со ссылкой на свой блог, на текст «Нравы и элита национальной катастрофы». В ссылке он пишет: «Почему ошибается Аркадий Бабченко, когда говорит, что если 24 часа в сутки россиянам крутить Дискавери вместо НТВ, то за два месяца Россия станет нормальной страной. Не станет. Яд, которым нас травили 16 лет, выводится из сознания народа за период, больший, чем период отравления».

А в блоге уточняет: «Это иллюзия, что если сейчас вместо НТВ, России-1, Первого канала и РЕН ТВ круглые сутки крутить BBC, Дискавери и Анимал Планет, то страна через полгода станет другой. Не станет. Замечательный журналист Аркадий Бабченко ошибается, когда утверждает обратное. Период очищения организма нации от наркотика фашистской пропаганды намного дольше периода заражения. Немцев травили 12 лет, а процесс очищения, причем принудительного занял как минимум втрое больший период».

Что ж, Фейсбук на то и социальная сеть, чтобы обсуждать и комментировать, вот и я не удержался, вступил в полемику, поэтому дальнейшее повествование построю в форме диалога, недаром эту форму любили в свое время эллины. Да, утверждение Бабченко явно из области прекраснодушных мечтаний, но и тезисы критикующего его мэтра не слишком основательны, если не весьма сомнительны и я прокомментировал их соответствующе:

«В чем вслед за Бабченко ошибается Игорь Яковенко? Он чрезмерно оптимистичен. Путин не травит пропагандой неразумных россиян. Наоборот, его пропаганда прямо и громко заявляет то, что давно было на уме большей, подавляющей части народа. Что составляет менталитет нации. Просто раньше подобное самовыражение не поощрялось, а сейчас — пожалуйста. Не надо искать некую загадочную национальную идею — вот она, во всем блеске!»

Мэтр не согласился и попенял: «...всегда бываю рад признать ошибки. Но тут не смогу. Мешает введенное вами понятие „менталитет нации“. Вот какой „менталитет“ у корейцев? У тех, что южнее 38-й параллели один, а у тех, что севернее — прямо противоположный? Народ один, а менталитеты, получается, разные. Беда любого такого обсуждения — упрощение».

Я продолжал настаивать: «В данном случае речь именно о менталитете и пример Кореи тут не работает, это стандартное упрощение ситуации. Как Россию ни дели, как на нее ни влияй, а на выходе получится та же Россия, она перманентно реплицирует саму себя. Как слесарь тульского завода ни складывал украденные детали, а получался у него всегда пулемет, а не швейная машинка».

Игорь мой пулемет проигнорировал и вернулся к главной теме, к тому, что выздоровление нации после длительного и тотального пропагандистского оболванивания занимает еще более длительное время:

«Вот есть наглядный, очевидный с цифрами и фактами пример. Германия. Минус 7 млн. убитых и 11 млн. пленных. Потом Нюрнберг и денацификация, то есть жесткая люстрация (5 категорий люстрируемых, включая „попутчиков“), запрет самим выпускать СМИ, учить и жесткий запрет на нацистскую идеологию. Лицензии на выпуск СМИ немцам выдавались только годы спустя и под строжайшим контролем. И только через 4 (четыре!) года жесточайшей денацификации немцам впервые разрешили гулять без пов... пардон, выбирать себе власть. И то под дулом танков и автоматов».

И в блоге добавляет, что лишь к началу 70-х Германию можно было считать полностью очищенной от наркотика фашистской пропаганды.

С этим трудно не согласиться. Точно так американские оккупационные власти санировали Японию, вплоть до того, что написали для нее конституцию. Но почему же Игорь некорректно продолжил свои рассуждения, переходя к своей стране? Почему он неаккуратно экстраполировал цифры и старательно избегает ключевого вопроса — проблемы менталитета? Не потому ли что чувствует, но не хочет себе в этом признаться, что последовательный анализ покажет невозможность выздоровления России?

Он надеется, он верит в будущее! «Никто не говорит, что менталитет — фикция, — пишет он. — Просто то, как это слово используется, превращает его в некий религиозный предмет, после упоминания которого надо заканчивать дискуссию: а, ну раз менталитет, тады ой. Тут уж ничего не поделаешь. Смысл моей колонки в том, что изменение массового сознания, промытого 16-ю годами невиданной в истории пропаганды это долгая и трудная работа, а не веселая прогулка. Но и не полная безнадега».

И его можно понять, как и остальных россиян — кому хочется жить в обреченной стране? Но мне будущее России представляется мрачным, что я констатировал: «Пример Германии показателен! В России же у власти остались фашисты (будем уж называть вещи своими именами), потомки энкавэдэшников и гэпэушников, вертухаев и заградотрядовцев и никакое самое жесткое внешнее управление ей уже не поможет. Да и где взять желающих на это?»

Нет, господа, в отношении России Игорь Яковенко ошибается! Да, нацизм, правивший в Германии 12 лет, затем изживался едва ли не до начала 70-х, причем под жесточайшим внешним и внутренним присмотром. Но в России свирепый фашизм правит кровавый бал уже 99 лет и за это время, в отличие от Германии, успело смениться четыре поколения, причем отрицательный характер отбора давно уже стал общим местом. Сто лет подряд массово гибли и уезжали самые смелые и талантливые, но ведь именно так и формируется менталитет народа!

Упоминание которого Игорю не нравится — мол, тогда борьба безнадежна. Да, она безнадежна. Во-первых, бороться некому. Во-вторых, согласно самому Игорю на очищение понадобится «как минимум втрое больший период». То есть, лет триста. Причем при непременном наличии жесткого внешнего управления! А без него (ибо где взять дураков, согласных возиться с токсичной Россией?) сколько веков уйдет?

Яковенко апеллирует к Корее, но и тут он неправ. За 60 лет раздела страны менталитеты Юга и Севера изменились основательно — и разновекторно. На Юге это прекрасно понимают и вовсе не горят желанием воссоединиться как можно скорее. Потому что переделать менталитет 25 млн. оболваненных северян задача колоссальной трудности, требующая огромных затрат и очень долгого времени, несущая немалые опасности. В ГДР коммунисты хозяйничали всего лишь сорок лет и то последствия сказываются до сих пор — и это после массированной западной терапии!

А теперь поставьте на место Северной Кореи 140-миллионную Россию, да еще гигантских размеров, да к тому же недоразвалившуюся империю, в которую никто триллионы всаживать не будет и никто управлять ею, санировать ее не поедет. Оккупировать ее, чем так любят пугать друг друга россияне, желающих не найдется. Разве что Китай займет то, что у него отняли и что он считает своим. Ну, может, с запасом. Да Япония вернет себе Курилы и Сахалин. Нет, как говорил в таких случаях Станиславский: «Не верю!»

Один лишь просматривается вариант — распад России. Это, пожалуй, единственное, что может спасти нацию (не страну). Если на месте России возникнут отдельные независимые (или слабо зависимые) государственные образования, то некоторые, возможно, смогут пойти по пути демократии и модернизации. Другие, видя этот пример, потянутся за ними, и глядишь, лет так через 50-100 возникнет система более-менее нормальных государств.

Но гораздо вероятнее появление на месте нынешней централизованной ОПГ конгломерата криминальных автократических образований, ожесточенно дерущихся за ресурсы и зоны влияния, огороженных колючей проволокой от цивилизованного мира, быстро деградирующих до уровня Зимбабве и Гаити. И вымирающих. В глубине души россияне, включая Путина, осознают обреченность своей страны и страх небытия пытаются заглушить громом парадов, агрессией и ложью. Или уходом от трезвого анализа реальности, как Игорь Яковенко.

В замечательной повести Стругацких «Понедельник начинается в субботу» директором знаменитого НИИЧАВО были А и У-Янусы Полуэктовичи. Один из них был контрамотом, то есть двигался против стрелы времени. Когда герои повести поняли это, завидующих этому лику Януса не нашлось. Вот и русские — это классический народ-контрамот, на наших глазах погружающийся в трясину прошлого, во тьму невежества былого. Каждый их понедельник завершается не вторником, как у нормальных наций, но провалом в прошедшую субботу.


util