Badge blog-user
Блог
Blog author
Анастасия Бубеева
Blog post category
Политика

Андрей Бубеев — что нового.

Очень долго вынашивала эту заметку. Сейчас уже эмоции несколько улеглись, и можно спокойно обо всём написать. О новостях Андрея, о «поселке строгого режима», об этапировании, о новых не получивших хода уголовных делах и еще немного о гнилых людях в системе, с энтузиазмом причиняющих вред тем, кто им так или иначе не нравится.

22 Февраля 2017, 23:06

Андрей Бубеев — что нового.

Очень долго вынашивала эту заметку. Сейчас уже эмоции несколько улеглись, и можно спокойно обо всём написать. О новостях Андрея, о «поселке строгого режима», об этапировании, о новых не получивших хода уголовных делах и еще немного о гнилых людях в системе, с энтузиазмом причиняющих вред тем, кто им так или иначе не нравится.

Статистика Постов 6
Перейти в профиль

Очень важно сейчас снова ненадолго обратиться к тому времени, когда уголовное преследование Андрея еще находилось на стадии судебных разбирательств. Уже много раз, в подробностях пересказывая на свой лад, СМИ писали о «двушечке за репост». Но число подобных дел в России день ото дня только растет, и подробности отдельных историй забываются.
Итоговый приговор по совокупности 2-х уголовных дел (1-е по 282 и 222, 2-е по 280 и 280.1 ст.УКРФ) составил 2г.3 мес. колонии-поселения. Предметом обвинения по первому делу стали несколько републикаций на личную страницу «вконтакте» (по теме военных действий на территории Украины и присутствия на территории страны солдат из РФ), а также хранение запрещенных армейских патронов вместе с обычными охотничьими (число которых чудесным образом увеличилось от найденных при обыске нескольких штук до нескольких десятков в итоговом тексте судебного решения). По второму делу обвинение предъявили за статью Б.Стомахина и плакат А.Мырзина с изображением зубной пасты цвета «триколор» и подписью, по вердикту эксперта, экстремистской направленности.
Андрей находится в заключении с 24 мая 2015 года. Именно в этот день в наш фанерный домик в тесно застроенном дачном кооперативе вломилась группа спецназа в полном вооружении, чтобы задержать (опасного преступника? Нет.) моего супруга, сделавшего репост. Один человек, читающий и думающий, пугает служителей системы настолько, что для его ареста вызывают мини-армию. Господа в форме и сами сначала не знали, за что заковали в наручники отца семейства. И сильно удивились, когда подоспевшие оперативники озвучили Андрею причину задержания.В полицию тогда позвонил кто-то из соседей (люди верили, что помогают остановить убийцу\вора\террориста или насильника — именно так всем знакомым, соседям и коллегам по работе сотрудники следственного комитета объясняли причину, по которой разыскивают Андрея). Итогом того страшного дня стал несчастный случай с нашим сыном, который упал в оставленный открытым после обыска дачный подпол и получил серьезную травму затылочной части головы. В результате падения серьезно пострадало зрение. Диагноз — посттравматическая атрофия зрительного нерва. Мне пришлось забрать документы из университета, чтобы иметь возможность работать и заниматься с сыном. Уже больше полутора лет я каждый день борюсь за то, чтобы сохранить ребенку зрение. И только благодаря моральной поддержке и финансовой помощи неравнодушных людей у нас получилось вовремя начать лечение и достигнуть относительно стабильного результата. Конечно, еще много лет нужно будет посещать физио процедуры и периодически делать уколы, но начало положено. Я уже благодарила многих адресно. И сейчас в очередной раз хочу подчеркнуть, что ваша помощь буквально спасла наши жизни!
И все-таки, ближе к теме. Большую часть назначенного судом времени наказания Андрей пробыл в спецблоке СИЗО, на тюремном режиме. Уголовные дела шли одно за другим: едва в силу вступило решение суда по первому делу (его вёл Заволжский ск г.Твери), к Андрею пришли оперативники с материалами второго уголовного дела (его уже возбудила ФСБ). Только на этом этапе информацию об Андрее заметили правозащитные организации и независимые СМИ. Спас ситуацию пост музыканта А.Лебединского на его странице в «facebook». Буквально за 10 дней до первого судебного заседания в дело вступила С.Сидоркина, опытный адвокат и светлый человек чести, заменив достаточно посредственного гос.защитника (которому на первом этапе были заплачены огромные деньги за то, чтобы он делал хотя бы что-то). И вот то, о чем ранее я еще нигде не писала. Пока мы все внимательно следили за ходом суда по второму делу, сотрудники следственных органов времени зря не теряли и не бросали попыток дополнить биографию Андрея новыми статьями об экстремизме. Так приблизительно год назад Заволжским ск г.Твери было возбуждено очередное дело по 282-ой. Только теперь «унижение человеческого достоинства» обнаружили в статье Б.Стомахина. Впрочем, что-то у господина следователя в итоге не сошлось, и Андрею привезли на подпись документ о закрытии. Лично мне все это напоминает игру в «рулетку». Ведь таким образом совсем не нужно тратить силы на розыск преступников; можно просто раз за разом выбирать кусочки из длинного текста, по-разному трактовать их и стряпать экстремизм, не выходя из кабинета. Красота! Вы думаете, это конец истории? К сожалению, нет. Тверской областной суд подтвердил Андрею приговор 20-го июля 2016, и в начале августа мой супруг, наконец-то, прибыл в колонию-поселения.
Поселок, в котором в то время находился Андрей, располагается в тесной близости с зоной строгого режима, соответственно и сотрудники органов исполнительной системы работают сразу на двух участках. Как результат- часть режимных ограничений со строгих условий переносится и на поселение. Явно законные свободы не ограничивают, однако атмосфера здесь царит далеко не благоприятная. Осужденные там уже привыкли к тесному проживанию, регулярным личным досмотрам и присутствию надзирающего конвоя. Зато им позволено под форменным жилетом носить «вольную» одежду, иметь на пальце кольцо и держать при себе наличные денежные средств. Первые пару недель Андрей провел на новом месте на равных с другими поселенцами. Ему позволяли работать за периметром и выходить в магазин. Так было до тех пор, пока в деревню Михайловское не прибыли сотрудники ФСБ для... закрытия еще одного уголовного дела. Оказалось, что когда Заволжский ск закрыл его у себя, дело было передано на дорасследование в ФСБ. Тем не менее, и у них не нашлось достаточных оснований, чтобы обращаться в суд. После отъезда сотрудников службы с аббревиатурой из трех букв Андрея взяли на особый контроль и запретили перемещаться по территории участка без конвоя (для понимания: весь жилой участок колонии-поселения состоит из небольшого надела земли соток 30 и пары кирпичных зданий с пристройками) . За пределы периметра Андрей выходил только в баню, вместе с остальными осужденными, или на длительное свидание ко мне, в сопровождении дежурного и инспектора. Кроме того, на ежедневных проверках личные вещи Андрея досматривались гораздо тщательнее, чем вещи остальных: если к другим в тумбочки просто заглядывали, то с его полки и из рюкзака все высыпалось для внимательно изучения. Когда я приезжала на свидания, каждый сантиметр моих вещей и одежды так же был пристально изучен. На все 3-е суток нас запирали в блоке кдс (комнат длит.свидания) на ключ, не выпуская даже в магазин. И 3-4 раза в день в комнату приходил проверяющий, чтобы узнать — все ли у нас в порядке.
После визита сотрудников ФСБ Андрея перестали брать на работу (кроме внутренних починок на территории участка), продолжая все больше давить на психику постоянными замечаниями и все более длительными досмотрами личных вещей. В конечном итоге был создан прецедент, в результате которого Андрей заработал взыскание и был переведен в шизо (карцер). За то время, что мой супруг провел в СИЗО, в его личное дело уже было записано свыше 60-ти нарушений режима по надуманным поводам (сидел на кровати, стоял не в той части камеры и т.п.) и была добавлена полоса «дурное влияние на контингент» (сам Андрей пояснил, что эту метку ему внесли за то, что побуждал других заключенных читать книги). Очередное нарушение режима на новом месте стало критическим, и администрация колонии через суд добилась перевода «проблемного заключенного» в другое место.
Пока Андрей пребывал в шизо, я приезжала в ту деревню, чтобы узнать о судьбе любимого человека и попытаться добиться свидания с ним (не получилось). Мой визит был изначально неудачным: т.к. по телефону информацию о сроках содержания в шизо не сообщают, я промахнулась на 2 дня и приехала раньше, чем Андрея выпустили. Возвращаться обратно домой, а потом снова ехать в поселок не было возможности, поэтому пришлось искать пристанище тут же в деревне. На помощь пришли ребята из не очень благополучной многодетной семьи. На улице в те дни был жуткий мороз, и меня пустили в дом. Пока взрослые занимались своими разборками, я развлекала детей (мальчишки настолько бедно живут, что радуются, как диковинке, нарисованной карандашами машинке, наклеенной на кусок картонки). Когда подошел день освобождения Андрея из шизо, свидания мне не дали, т.к. его в тот же вечер снова закрыли на 15 суток. В очень расстроенных чувствах пришлось ехать домой. От других поселенцев узнала, что в карцере тепло, мужа выводят в баню и даже приносят ему книги (но вот письма не отдают). Андрей так и пробыл в шизо до вступления в силу судебного решения и 29 декабря 2016-го был направлен на этап до г.Торжка. Прежде чем попасть в ИК-4, он снова оказался в Тверском СИЗО-1, где летом 2016-го сменился начальник, и "началась полная жесть«©. Сотрудники теперь вместо прямых обязанностей ходят строем по плацу, а заключенные регулярно подвергаются побоям.
После отъезда Андрея мне пришлось снова доехать в поселок, чтобы получить справку и информацию о местонахождении супруга. Зная, что поеду туда, заранее собрала мешок одежды, конфет и часть старых еще не розданных игрушек сына для добрых мальчишек, что помогли мне в прошлый раз. После того, как передала «подарки» хозяйке, узнала крайне неприятную вещь. Оказывается новость, что эта семья меня приютила, долетела до начальника сельской администрации. И он лично им сделал выговор за то, что они "помогают террористам«©. И смешно, и грустно до боли: почему из-за чужих сплетен, неправильных выводов и абсурдных домыслов страдают простые люди? Впрочем, ответа я не жду.
С 12-го января Андрей находится в ИК-4 г.Торжка Тверской области. К сожалению, как это часто бывает во время этапа, в пути у него пропали все вещи (кроме тех, что были на себе). Кроме одежды и банальных бритвенно-мыльных принадлежностей, были украдены все наличные деньги, что были у Андрея в посёлке, дорогие наручные часы и хороший новый рюкзак. Кто-то может сказать, что сами виноваты: не нужно было вести дорогие вещи в колонию. Но когда находишься по ту сторону, поводов для радости весьма мало можно отыскать. Поэтому часы и удобный рюкзак были своего рода отдушиной и позволяли чувствовать себя более живым и уверенным. Ситуацию осложняет то, что при всей строгости внутренних порядков, в колонии-поселении не велись списки тех вещей, которые по факту были на руках у осужденных. Точно также и деньги никто у них не пересчитывал. Увы, виновных искать даже не пытались, по очевидной бесперспективности расследования.
На сегодня я уже успела доехать в ИК-4 г.Торжка и отвезла Андрею одежду, средства гигиены и продукты. Теперь у него есть минимальный набор для выживания в застенках. Бытовые условия на новом месте немного лучше, чем были в поселении. А вот воды горячей нет. Душ доступен только 1 раз в неделю. Андрей пишет, что в комнате такая плотность народу, что можно жить даже без отопления. Минус в том, что многие простужены и такая неприятная вещь, как орз, циркулирует от одного к другому. На свидания в этом учреждении громадная очередь (некоторые до полугода ждут встречи с родными). Поэтому пока для Андрея единственное доступное общение — письма. Последняя новость из очередного письма — работы в новой колонии Андрею не дадут. Причина все та же: обильный послужной список нарушений и полоса «дурного влияния». Таким образом, даже на сахар в чай заработать не дают возможности.
Сейчас Андрей и его адвокат С.Сидоркина ожидают ответа из Тверского обл. суда по кассационной жалобе. Кроме того, жалоба на необоснованность наказания была направлена представителями «Агоры» в ЕСПЧ. Всегда хочется надеяться на положительный результат. Поэтому я тоже жду новостей.

util