Badge blog-user
Блог
Blog author
Ivan Aksenov

Как соцопросы стали новой формой автократии

10 Февраля 2016, 17:23

Как соцопросы стали новой формой автократии

Статистика Постов 1
Перейти в профиль

c9c7b374ce1a.png

Четверть россиян, по данным свежего исследования Левада-центра, боится говорить правду в социологических опросах, а ровно половина просто привирает. Именно на этом фоне ВЦИОМ, по поручению президента, проводит опасный опыт, которые ставит с ног на голову математику, статистику и демократию, превращая мнение рафинированного меньшинства в инструмент принятия решений о судьбах миллионов. И именно Крым стал чашкой Петри для этого уникального эксперимента, успех которого обязательно применят ко всей России.

В декабре 2015 года президент России Владимир Путин попросил провести соцопрос среди жителей Крыма. У крымчан спрашивали, поддерживают ли они энергетический контракт с Украиной, если в нем укажут, что Крым принадлежит Украине. Второй вопрос, очевидно с прицелом на получение отрицательного ответа в первом, касался готовности потерпеть временные энергетические трудности. Ни у кого не возникало сомнений, что статистические результаты этого соцопроса будут близки к знакомым по крымскому референдуму «более 90%». Но есть нюанс, для понимания которого нужно вернуться на два года назад.

Демонизация крымского референдума в рядах либеральной общественности за пару лет сошла на нет. Сегодня мало кто сомневается, что процент пророссийски настроенных крымчан в марте 2014 года был близок к официальному. Референдум, обращаясь к определению, действительно стал «актом волеизъявления путём всеобщего голосования». Можно спорить с цифрами явки (около 80%), но плебисцит состоялся статистически и фактически — большинство решило судьбу большинства. Голосующие искренне поверили, что в стабильной России жить лучше, чем в охваченной революцией Украине. Крым де-факто стал российским, а крымчане — плодородной почвой для экспериментов.

Опрос про электроэнергию, напротив, впервые в истории современной России, преследовал цель принятия политического решения, при котором жить станет объективно хуже. Не референдум, а опрос! Крымчанам предложили терпеть темноту в обмен на знание. Знание условия договора с Украиной. Причём предложили не всем крымчанам, а только чистой выборке из 3000 человек. В отличие от референдума 2014 года, когда оптимистически настроенное большинство выбирало для себя лучшую жизнь, опрос определил худшую жизнь большинства путём опроса меньшинства. Политтехнологи понимают, что сдобрив электорат соусом патриотизма и поиска врагов, можно вить верёвки из миллионов слабовольных избирателей. Но здесь они пошли ещё дальше, скукожив электорат до трёх тысяч избранных жителей многострадального полуострова. Да, три тысячи человек по просьбе Владимира Путина, решили судьбу двух миллионов.

Этот исторический соцопрос, кроме всего прочего, отличается выборкой — в 150 раз больше обычного. Чаще всего опросы ВЦИОМа включают 1600 человек со всей России, то есть примерно одного из 100 000 жителей. Так мы узнаём о рейтинге президента и о других «настроениях» россиян, которых считаем статистическим большинством. Крымский же опрос про электроэнергию проводился среди трёх тысяч крымчан, то есть, усреднённо, опросили одного из 650 жителей полуострова. При такой выборке и довольно простых вопросах можно ожидать, что полученные данные будут почти без изъяна. Но нет, ВЦИОМ признаётся в огромной погрешности 2,5% по Крыму и 4,5% по традиционно лояльному Севастополю.

Окей, допустим, что предыдущего абзаца не существует и у нас нет сомнений в достоверности результата — 93% крымчан ватные терпилы. Тогда получается, что оставшиеся 7% готовы наплевать на условия контракта с Украиной и просто хотят жить при свете. Семь процентов от двух миллионов жителей полуострова это 140 000 жителей. Это люди, которые точно и без всякой статистики должны искренне ненавидеть тех, кто обрёк их на тьму. А обрекли те самые 3 000 участников опроса. Три тысячи — это всего два процента от ста сорока тысяч и мы вновь приходим к достаточно точному выводу о влиянии абсолютного меньшинства на абсолютное большинство. Как и в любом опросе.

Рассуждения эти можно было бы завершить подборкой претензий к опросникам, если бы не уникальный статус опроса. Опрос инициирован президентом Российской Федерации и официально объявлен таким, который приводит к конкретному решению — отказу от украинской электроэнергии в наиболее холодное время года. Президент позволил себе наплевать на подтверждённое мнение 140 000 человек и решил руководствоваться температурой 3 000 респондентов. Это страшное событие для российской демократии. Это даже не ленинские лозунги о власти кухарок, это автократия в слепящей блестящей обёртке из псевдопатриотических условий и избыточной информации.

Впрочем, предпосылки-то были. В середине 2015 года базовый уровень пирамиды физиологических потребностей типичного крымчанина покосился. В ответ на транспортную и продуктовую блокаду Крыма многие стали сознательно отказываться от украинских продуктов в пользу российских, даже в ущерб экономии. Однако выбирать поставщика электроэнергии крымчане не могли и особо не стремились — как по причине монополии Украины, так и в отсутствии проблем со светом. Но две волны блэкаута, поддержанные поставками генераторов, нитками энергомоста и федеральными СМИ, внесли в массовое сознание пункт о полном отказе от энергоресурсов вражеской Украины. Опять же в ущерб удобствам.

Именно эту идеологическую работу должен был закрепить опрос ВЦИОМа и он, по статистике, закрепил. Новые россияне, казалось бы, выразили готовность терпеть камни с тёмного неба, лишь бы небо было русское. Разумеется, ни в одной развитой стране мира подобные опросы не могут служить поводом для принятия политических и уже тем более внешнеполитических решений. Однако, судя по успеху затеи, они будут таковыми в России. Власть, оценившая простоту хода, скорее всего применит его ко всей стране. ВЦИОМ охотно проведёт опросы среди 1600 человек, а результаты этого опроса превратятся в инициативы, которые ударят по карману, здоровью или свободе десятков миллионов россиян. Ведь опросы дешевле референдумов, их гораздо легче тасовать играя выборкой. Опросы гораздо ярче они в новостях, ведь «большинство россиян поддерживает» что угодно, а методы получения данных уже никого не тревожат.

P.S. На днях ВЦИОМ опубликовал данные по свежему внешнеполитическому опросу. На этот раз 1600 россиян высказывались об отношении к «народным» республикам востока Украины. Вне зависимости от ответов респондентов, любой новый опрос нужно рассматривать с точки зрения самого факта выноса проблемы в народ. Здесь власть действует одним из трёх способов — или корректирует сценарий при неуверенности в исходе (что же делать с ДНР/ЛНР), или получает дополнительное разрешение от аудитории (как в случае со светом в Крыму), или, что хуже, тестирует радикальные решения. Ведь «большинство россиян» при правильной выборке, охотно поддержат урезание социальных выплат или, например, расстрелы оппозиционеров.
util