Автор поста
Badge blog-user
Блог
Blog author
Фёдор Макухин

Менеджеры нужны, но не такие. Ответ Марии Бароновой.

23 Февраля 2016, 15:15

Менеджеры нужны, но не такие. Ответ Марии Бароновой.

Статистика Постов 8
Перейти в профиль
Прочитал статьи Кристины Потупчик «Мы точно знаем, что ничего не знаем»: М.Б. Ходорковскому" и Марии Бароновой «Стране нужны другие менеджеры. Мы знаем, какие». Главной ошибкой Бароновой является тезис о том,что мир прост. Современный мир как раз сложен, многообразен, запутан, и все менее доступен для понимания. Но, чем более сложен политический мир, тем больше его будут упрощать. Вообще-то говоря, задача любой пропаганды в том и состоит, чтобы сводить всю сложность происходящих процессов к легким и простым схемам. Но, увы... Чем проще схема, тем дальше она от реальной жизни. Схема Бароновой упрощена до предела: рост нулевых обусловлен успешными реформами 90-х, обвал 90-х вызван потерей управления в 80-е, потеря управления 80-е обусловлена неэффективностью советской плановой системы и т.д.Так, при желании, любой нынешний успех можно объяснить удачной политикой предшественников, и наоборот любые провалы списать на тяжелое наследие предыдущей эпохи. Экономика, конечно, инертна, но не до такой степени. Решения, принимаемые правительствами, дают эффект уже через несколько месяцев, а никак не через десятилетия. Директивная экономика СССР обеспечивала рост примерно на 2-3% в год и могла ещё очень долго функционировать в таком режиме. Вот, например, Куба уже четверть века существует без советских дотаций, и ничего, не развалилась... Во второй половине 80-х в СССР были проведены такие реформы, которые как раз и вызвали потерю управления, а затем и распад страны. Напомню лишь об основных составляющих этих реформ. Это печально известная антиалкогольная кампания, подорвавщая госбюджет, развитие кооперативов, которые в основной своей массе носили спекулятивный характер, масштабная эмиссия ничем не обеспеченных денег. Такая непродуманная (или наоборот, слишком хорошо продуманная?) политика и привела ко всеобщему товарному дефициту, бюджетному коллапсу и глубокой разбалансировке всей экономической системы. Жёсткие реформы 90-х не дали, да и не могли дать никакого позитивного эффекта. Сверхжёсткая бюджетная и денежно-кредитная политика в сочетании с открытыми границами и дешевым импортом обеспечивала лишь обвальное падение в промышленности и сельском хозяйстве, а также глубокую деградацию всей бюджетной сферы. Условия, выставляемые МВФ, требовали полного обескровливания, обезденежневания экономики. К середине 90-х почти весь реальный сектор был демонетаризован. Худо-бедно функционировали лишь сырьевые отрасли и банковская система. Такая модель была в принципе нежизнеспособна. Необходимость изменения экономического курса была очевидна уже к середине 90-х, однако элита была к этому совершенно не готова и сопротивлялась как могла. И только обвал 98-го сделал смену курса неизбежной. Нижняя точка 98-го стала нижней, поскольку тогда же в 98-м изменилась экономическая политика. Наряду с девальвацией, толкнувшей экономику вверх, вновь пришедшее правительство Е.М. Примакова приняло ряд стимулирующих мер, таких как смягчение бюджетной и денежно-кредитной политики, снижение налогов, а также поддержка производства и спроса. Фактически произошло изменение курса. Экономика отреагировала положительно, рост начался уже в 99-м году. Последующие путинские правительства по сути проводили эту же кейнсианскую линию, хотя и не столь последовательно как Примаков. Такая политика позволила уйти от навязываемых МВФ параметров деградации, а затем и добиться устойчивого роста экономики в нулевые годы. Экономический рост продолжался в течение 14 лет и позволил добиться успехов по целому ряду направлений: за это время Россия вышла на второе место в мире по экспорту оружия, на второе место в мире по экспорту зерна, значительно увеличила продажу за рубеж лекарств и сельхозпродукции. Существенно вырос не только уровень, но и качество жизни, а количество людей, живущих за чертой бедности сократилось более чем в два раза. Очередной перелом трендов произошел лишь в 2014-м году и был вызван западными санкциями, а также существенным снижением цен на нефть. Санкции не являются только личными, как это утверждает Баронова, они носят комплексный характер. Перекрыв российским компаниям доступ к зарубежным кредитам, Запад способствовал как падению инвестиций, так и росту курса доллара, а снижение цен на нефть привело к серьезным недоборам в бюджет. Но тогда необходимо сказать и о другом. Почему вообще были введены эти санкции? С какими целями? В рассуждениях Бароновой этот вопрос вообще не рассматривается. Если бы российская элита занималась обслуживанием чужих интересов, то никаких санкций никто бы никогда не наложил. «Своих» Запад не трогает. Коллизия как раз в том и заключается, что Россия больше не хочет и не может играть в навязываемые ей Западом «игры без правил», прекрасно понимая, какую роль ей отводят в этих играх. Заявляя о своих национальных интересах всё более чётко и последовательно, Россия неизбежно входит с Западом в режим конфронтации, поскольку точек соприкосновения почти нет. Россия не намерена сворачивать с выбранного пути, несмотря на все возникающие трудности. Твёрдо обозначив свои позиции в Крыму, на Украине, на Ближнем Востоке, было бы совсем уж странным разменивать эти позиции на какое-то снятие санкций. Альтернативой такому подходу является торг о возможной сдаче международных позиций в обмен на возможное снятие санкций. Только при этом не надо забывать, что добившись от России уступок по Сирии или Донбассу, Запад обязательно выдвинет новые условия. Вслед за Донбассом потребуют сдачи Крыма, затем Южная Осетия, Абхазия, Северный Кавказ... Это, как говорится, «коготок увяз, всей птичке пропасть». Предлагая Западу так называемую «мирную внешнюю политику», либеральная оппозиция фактически предлагает самоубийственную для России альтернативу. Задача всех патриотических сил сегодня заключается в том, чтобы блокировать такую альтернативу. И не альтернативу вообще, а именно такую.
util