Автор поста
Badge blog-user
Блог
Blog author
Фёдор Макухин
Blog post category
Политика

Тоска по Западу и диктатуре.

(К портрету социального меньшинства).

4 August 2017, 15:04

Тоска по Западу и диктатуре.

(К портрету социального меньшинства).

Статистика Постов 8
Перейти в профиль
Шествие оппозиции в Москве.

Шествие оппозиции в Москве.

Шествие оппозиции в Москве.

Возобновившиеся социально-политические протесты, прошедшие в ряде городов России весной — летом текущего года, вновь делают актуальным вопрос о том, что представляет из себя так называемое активное меньшинство. В данной статье рассматривается данная часть российского общества, его характерные черты, политические взгляды, моральные и ценностные установки.

Цифры 86 и 14 прочно вошли в наше сознание. В 2014-м, когда всё только начиналось, в либеральной среде было принято рассуждать о том, что цифра, мол, дутая, что нет и не может быть такой поддержки, что соцопросы при авторитарных режимах ничего не стоят и пр. Через некоторое время стали говорить, что рейтинги вот-вот поедут вниз, вслед за ценами на нефть, и от былой поддержки скоро не останется и следа. И вот, спустя три года все, наконец, согласились, что общество наше расколото и расколото именно так. Расколото оно уже очень давно и не только по вопросу о Крыме, но Крым оформил этот раскол явно, окончательно, фатально. Мы уже не договоримся, не согласимся, не придём к консенсусу.

Воссоединение с Крымом — важнейшее историческое событие. Прежде всего — это твёрдый и адекватный ответ России на нарастающие геополитические вызовы. Любой вызов (частный, исторический или геополитический) всегда требует ответа. Если ответа не возникает, то вызовы нарастают. Если на нарастающие вызовы опять не возникает ответа, то страна погибает. Страна, не способная отвечать на вызовы обрекает себя на гибель. В последнее время Россия наконец-то стала проявлять жизненно необходимую для неё рефлексию. Но дело не только в этом. Крым — не просто событие, это — стратегический поворот. Воссоединившись с Крымом, Россия восстановила свою субъектность на международной арене, вернула себе роль мировой державы, а по большому счёту вернулась к самой себе, к своей Истории, Судьбе и Смыслу.

Почему на этот поворот 86 и 14 откликнулись по-разному, противоположным образом? Иногда говорят о пропаганде, на которую, якобы, подсажен средний российский обыватель. Но пропаганда ведётся со всех сторон, а 14 подсажены на пропагандистские каналы в не меньшей степени, чем 86. Да и свободу воли никто не отменял. Каждый волен сам выбирать себе каналы информации, тем более в эпоху всемирной паутины. Значит, дело не в пропаганде, а в мировосприятии. Мир воспринимается абсолютно по-разному.

Народное большинство откликается поддержкой на новый имперский курс. Помню, как ещё в 90-е годы говорил мой бывший коллега по РЖД: «Россия может быть либо империей, либо колонией, третьего не дано». «Либо не быть вообще», — добавлял я. Большинство чувствует, что для России быть Империей — это судьба и способ выживания одновременно. А даже, если не понимает, то чувствует. А меньшинство чувствует совсем по-другому.

Как и любое сообщество, либерально-прозападное социальное меньшинство имеет свою довольно сложную структуру. Есть жрецы, обладающие экспертным знанием, — это такое интеллектуальное ядро, разрабатывающее основные направления оппозиционной политики; есть журналисты, освещающие события в «нужном» ключе; есть активисты, участвующие в политических мероприятиях; есть паства, подсаженная на соответствующие информационно-пропагандистские каналы. У каждой из этих социальных групп есть своя мотивация, своя степень включённости в политические процессы, свои взгляды и настроения. Но есть и нечто общее — то, что их объединяет. А объединяет вполне определённое мировосприятие. Какое?

Для меньшинства Россия всю жизнь развивалась неправильно, ошибочно, по-дурацки. Не умели жить правильно наши отцы, деды, прадеды... Вот Европа всегда развивалась успешно, стремилась к свободе, закону, частной собственности, уважению к личности. А у нас? У нас-то в нашей истории что хорошего? Кроме постоянных войн, репрессий, доносов и тайной полиции?

Сочинил ли нас царский указ?

Потопить ли нас шведы забыли?

Вместо сказки в прошедшем у нас

Только камни да страшные были.

Только камни нам дал чародей,

Да Неву буро-жёлтого цвета,

Да пустыни немых площадей,

Где казнили людей до рассвета...

...Ни кремлей, ни чудес, ни святынь,

Ни миражей, ни слёз, ни улыбки...

Только камни из мёрзлых пустынь

Да сознанье проклятой ошибки.

Если так смотреть на российский исторический опыт, то вся история России — и впрямь одна сплошная ошибка.

Шествие оппозиции в Москве.

Шествие оппозиции в Москве.

Шествие оппозиции в Москве.

Меньшинство ментально, эмоционально, внутренне ориентировано на Запад. Запад манит, он кажется свободным, привлекательным, комфортным. Тихая спокойная жизнь, безопасная и комфортная, по закону и в достатке. Чем не мечта? Почему Россия — не Голландия, не Англия, не Швейцария? Почему нужно вечно изобретать велосипед? Почему Россия никак не может усвоить опыт развития цивилизованных стран? Такие вопросы постоянно звучат из уст российского либерала-западника. Но даже не это главное. Главное, что в сознании меньшинства напрочь отсутствует вызов. А кто нам угрожает? Какое дело далёкой Америке до нашей лапотной России? Для Америки Россия out of agenda. В современном мире нет никаких сфер влияния, это понятие из прошлого... Либералы-западники живут в наборе этих мифологем. И, хотя мифологемы легко опровергаются фактами, факты сознанием не воспринимаются. А коллективный Запад не воспринимается как противник. И это главная ошибка либерально-прозападного сознания. Можно любить или не любить европейскую жизнь, но нельзя не видеть очевидного. Нельзя не обращать внимания на экспансию НАТО, на чинимые Западом расправы над суверенными государствами, на полное пренебрежение нормами международного права, на процветающие двойные стандарты. Впрочем, почему нельзя? Можно! Только это уже полный отрыв от реальности.

Западники считают себя патриотами, и постоянно говорят о том, что Россию надо менять, преобразовывать, реформировать. Но уже на втором такте разговора вдруг оказывается, что настоящая мечта в том, чтобы из России уехать. Сижу как-то в кафе в центре Москвы, слышу, как за соседним столиком одна дама средних лет довольно громко рассуждает о политике. Подсаживаюсь, спрашиваю, а чего Вы хотите? «Система, в которой мы живём просто ужасна, нам надо срочно менять всю систему», — заявляет дама, — воры и взяточники процветают, а честных людей убивают!" «Впрочем, — продолжает она через две минуты разговора, — по-хорошему надо отсюда уезжать. Этот народ посадил себе на шею 70-летнее иго, рабски всё это терпел и так ни за что и не покаялся! Чего тут можно ждать?» Помню, как в годы учебы в Университете, одна моя сокурсница с большой увлечённостью и энтузиазмом работала в «Союзе правых сил». Цель провозглашалась всё та же: демонтаж политического режима и достижение демократии. Потом, уже после окончания института, когда с «СПС» ничего не вышло, она вдруг сказала: «может быть сбудется моя мечта, наконец-то свалить из этой страны!» Столь же откровенно высказывался и другой крупный деятель из СПС Борис Надеждин: "Надо ставить задачу просто валить президента. Этим заниматься надо конкретно. Если эту задачу решать страшно — надо валить из страны«[1].

Во время уличного шествия в память о Немцове пожилой дядя вручает мне листы с отпечатанным на них текстом: «Почитайте мой памфлет, — говорит, — сам писал, это моё, личное, наболело...» Открываю листы, читаю:

«Я русский по отцу и по матери, я русский патриот по воспитанию и образованию. Я достаточно хорошо знаю русскую историю, воспитан на русской литературе и поэзии, люблю русскую классическую музыку, знаю наизусть много русских песен и романсов, песни Окуджавы и Высоцкого. Играю их на классической гитаре.

Я ненавижу РОССИЮ за то, что она поддалась изнасилованию ленинской банды, влипла в коммунистическую трясину, а сейчас в путинское болото».

Русский патриот, ненавидящий Россию, — это что-то совсем уже извращённое. Патриотизм и ненависть к родине — понятия взаимоисключающие, а тут, в одной голове — и то и другое сразу! Мои многочисленные контакты с представителями меньшинства приводят к неизбежному выводу о том, что у меньшинства отсутствует национальная идентичность. Любовь к Западу у них есть, а идентичность с Россией, с её народом, историей, культурой — отсутствует. И это ещё одно фундаментальное отличие между большим и малым народом.

Меньшинство совершено не понимает, что такое национальные интересы. Для них национальные интересы страны сводятся к частным интересам частных граждан. Вся задача государства, в их понимании, сводится к тому, чтобы защищать интересы граждан, делать жизнь граждан более благополучной. «Интерес страны в целом один единственный — чтобы каждый человек в ней жил в достатке и всем было удобно жить, — пишет мне один из пользователей „Открытой России“, — никакой другой цели у государства быть не может». При таком подходе вся роль государства сводится к роли официанта, бегающего от столика к столику и угождающего клиентам. А такие важнейшие функции государства как выработка стратегии развития страны, определение приоритетов, обеспечение обороны и безопасности, поддержка социального мира и предотвращение конфликтов, — всё это либеральным сознанием даже не рассматривается. Представители меньшинства, искренне полагают, что идеальное государство — это только работник по найму, который за наши деньги (налоги) обязан создавать нам жизненный комфорт. На самом деле, нигде, ни в одной стране мира роль государства не сводится только к этому, но ведь кто-то преднамеренно внедрил в общественное сознание эту мифологему!

Шествие оппозиции в Москве.

Шествие оппозиции в Москве.

Шествие оппозиции в Москве.

Ещё одна характерная черта социального меньшинства — это стремление к диктатуре. Российские «либералы» буквально тоскуют по диктатуре, только диктатура нужна такая, где диктовать будут не им, а они. Когда я общался с «либеральным» меньшинством, меня всегда удивляло, как быстро запрос на свободу перерастает в требования цензуры, запретов, поражения в правах и пр. Удивляет, и то, что представители меньшинства этого даже не ощущают. Был как-то на презентации книги А. Собчака «Сталин. Личное дело». Книгу представляли Ксения Собчак и Людмила Нарусова. Разговор начался с тезиса о ценностях свободы, но уже буквально через две минуты Ксения заявила о том, что все разговоры о положительной роли Сталина в истории необходимо прекратить, и нужно запретить говорить и даже думать о том, что Сталин мог быть эффективным менеджером и добиваться каких-либо успехов. На мой вопрос о том, как тезис о свободе, сочетается с требованиями «запретить думать», вразумительного ответа от Ксении Собчак я не получил. Уличный активист Марк Гальперин в разговоре со мной в открытую заявил о том, что выступает за то, чтобы нынешние чиновники были люстрированы, то есть поражены в правах. На мои вопросы о том, что само понятие «люстрация» идёт вразрез с Конституцией, которая гарантирует право на выбор профессии и рода деятельности (ст.37) и Всеобщей декларацией прав человека (ст.23), ответов я так и не добился. Впрочем, Гальперин вообще не производит впечатления человека, которого интересуют реальные политические процессы, он выбрал для себя определённую линию поведения, ему надо обосновать, что эта линия правильная, всё остальное его мало интересует. Требования люстрации вообще регулярно раздаются как во время уличных акций, так и в средствах массовой информации. Весьма откровенно пишет об этом политолог Г. Сатаров в своём блоге на «Эхе»: "А параллельно мы начнём готовить списки. Списки тех, кто будет подвергнут запрету на профессию, и списки тех, кого будут судить«[1].

Так «либерализм» плавно перетекает в свою противоположность — диктаторство. Удивляет лишь откровенность, с которой «либералы» об этом рассказывают. Впрочем, за этой тоской по диктатуре прослеживается вполне определённая логика. Ведь они в явном меньшинстве. А как меньшинство может придти к власти, без народной поддержки? Понятно, как! Для этого существуют «цветные» технологии! А как удержать власть, если нет легитимности? Для этого нужна диктатура с запретами на профессии, цензурой, поражением в правах и т.д.

Есть и ещё один существенный момент: прозападная элита хорошо понимает, что, если вести себя «правильно», то мировое сообщество закроет глаза на любые репрессии, главное — «правильно» себя повести. Вон Порошенко повёл себя «правильно» и всё прокатило. И никаких тебе обвинений в цензуре или ущемлении прав человека. Потому что Запад обвиняет только чужих, а своих — отмазывает. Значит, главное — стать своими. А что значит «правильное» поведение — это им на Западе объяснят. Главное — слушать и не возражать. Они же хотят быть там своими! Хотят быть принятыми, хоть бы и в предбаннике, но принятыми, приглашаемыми, рукопожатными. Чего не сделаешь, ради такого статуса? Зато добившись признания ТАМ, здесь можно вытворять уже всё, что угодно — можно люстрировать, запрещать, сажать...

Значит тоска «либералов» по диктатуре — это не только эмоция. Это стремление, которое имеет и свою логику, и международную поддержку. Социальное меньшинство стремится навязать презираемому им «тёмному» большинству свою волю авторитарными диктаторскими методами, но такое диктаторство возможно лишь после отмашки на Западе, то есть диктатура, приготовленная «либералами», будет носить антинародный, антисуверенный, прозападный характер. Вполне возможно, что такая диктатура будет сочетаться с волнами хаоса, сепаратизма и экстремизма, поскольку это тот случай, когда одно другому не мешает. Ведь сочетался же когда-то «парад суверенитетов» с авторитарностью Ельцина! Так же и здесь: региональным сепаратистам предоставят свободу, а газету «Завтра» запретят. Но, главное, что мы должны понимать, что всё это — абсолютно гибельный для России сценарий.

1.https://www.gazeta.ru/2003/10/28/deputatyipol.shtm

2. http://echo.msk.ru/blog/satarov/977372-echo/

util