Badge blog-user
Блог
Blog author
Валерия Демидова

Победы и поражения. Окончание

23 Июля 2016, 07:58

Победы и поражения. Окончание

Статистика Постов 140
Перейти в профиль
( Из воспоминаний участника демократического движения эпохи перестройки Андрея Демидова)

<h2> </h2>

Летом 1989г. обострилась ситуация вокруг Чапаевска. Власти решили строить там завод по уничтожению химического оружия. Население города пришло в ужас и взбунтовалось. Они и так жили как на пороховой бочке, потому что огромные массы ядов долгие годы производились именно там, и все склады были забиты смертоносным зельем. Жители этого места страдали различными болезнями. Молодежь теряла зубы из-за экологии. В Чапаевске начались акции протеста. Возле военного полигона возник лагерь мирного сопротивления.

Валерий Карлов, организатор первого антимуравьевского митинга предложил объединению «Гласность» подключиться к этому мероприятию. Помню степь с оврагами, палатки и шлагбаум, охранявшийся солдатами в камуфляже. Мы хотели пойти погулять, но руководство лагеря предупредило, что овраги искусственные и там вероятно захоронены боевые отравляющие вещества, можно погибнуть. К нам приходили местные жители, приносили продукты, рассказывали страшные истории про то, как люизит во время войны разливали в снаряды из чайников.

В лагере находилось несколько общественных организаций: Народные фронты, экологическая «Альтернатива» и партия зеленых, активисты которой покрасили шлагбаум в зеленый цвет и кричали солдатам, что те по цвету формы их братья. Марк Солонин собирал вокруг себя общественность и читал лекции об истории социалистических идей в мире. Запомнилась такая сцена: Марк, сидя на пеньке, что-то вдохновенно говорил. Сзади к нему на лошади подъехала Татьяна Поправко, представлявшая комитет солдатских матерей. Лошадь начала губами захватывать кудрявые волосы оратора. Марк по началу отмахивался, а потом глянул и ахнул.

Юрий Александрович Никишин из Народного фронта, крепкий мужчина предлагал всем спарринговаться. В Куйбышеве он работал врачом по забору крови. При встрече его спрашивали:"Почем нынче кровушка?" Никишин отличался веселым нравом и любил рассказывать еврейские анекдоты, любимым был такой: богатого старого иудея родственники спрашивают, мол Соломон Герцевич, как Ваше здоровье? Тот сурово отвечает- не дождетесь! Юрий Александрович нашел себе достойного противника по вольной борьбе в лице лидера «Альтернативы» Карташова. Они сражались как два накаченных бычка с переменным успехом.

В отдельной палатке жил представитель обкома КПСС т. Бубнов. Как-то он подошел ко мне и сказал, что я похож на Чегевару, но тот плохо кончил, его ведь предали соратники. В то время у меня были длинные волосы и темно-синий берет. Там я впервые исполнил на публику свою знаменитую песню:

«Гражданка из ДС»



А я любила раньше фраеров,

Картежных маклеров, наперсточников- урок.

Дарила им бесплатную любовь:

Была я дура, ах была я дура.



Но вот однажды я включила телеящик:

Там телешоу, мэны лихо мечут банк.

Один чувак катался словно мячик

И брал на понт, как лагерный пахан.



Мои друзья, они в авторитетах,

В наперсток чурок обувают у пивной,

А я влюбилася, ну прямо как Джульетта

В того крутого, что играл со всей страной.



Рвалась к нему, надевши, что получше,

Ведь не в малину шла, не в темный лес,

Но двое в штатском, взяв под белы ручки,

Сказали:"Вы ж гражданка из ДС".



Потом мне шили незнакомую стать,

Пластид в грудях искали, как не стыдно им,

Но я его еще сильней люблю,

Мне в телевизор что ли лезть за ним?



А Васька Кот от ревности трясется,

И мне осталось только лишь одно:

Куплю газет, когда Васек напьется,

Поцеловать портрет в родимое пятно.



А мой папаша, он вечно был поддатый,

Мамаша телом торговала у Кремля.

Его же дедушка был Карла бородатый,

Отец — тот лысый, что на нас глядит с рубля.



Сказал мой милый:" Нам не надо забастовок,

Мол с забастовками век воли не видать",

И я даю свое блатное слово:

" Мир уголовный не станет бастовать«.


(poiskm Детектор лжи Андрей Демидов)

Строительство завода по утилизации ОВ общими усилиями неформалов приостановили, а мы вернулись домой победителями.

28-29 октября 1989г. в Челябинске проходила международная ассоциация демократических организаций или сокращенно МАДО. От «Гласности» туда поехал я вместе с Вороновым. Заинтересованность в освещении этого события проявила «Волжская заря». Замредактора Анна Сохрина предложила нам роль внештатных корреспондентов. Вместе с нами поехали Георгий Евдокимов, представляя независимый журнал «Самара», а также Владимир Белоусов как член общественной организации «Перспектива» города Куйбышева.

Помню с Белоусовым возникла дискуссия о том, как проводить приватизацию государственной собственности СССР. Я считал, что надо идти по пути НЭПа и не трогать промышленность группы А. Владимир Ильич возражал, считая, что приватизировать надо абсолютно все, включая АЭС, военную и космическую промышленность, так как рынок сам решит все вопросы. На этой же позиции стоял его друг и идеолог Марк Солонин. Они полагали, что только тотальная приватизация может позволить разрушить власть партийно-хозяйственной номенклатуры. Теоретики-либералы считали, что НЭП погиб именно от того, что в руках коммунистов оставалась вся мощь экономики.

На МАДО также поднимались экономические вопросы, но больше уделялось внимание самоуправлению и выборам. Председательствовал на форуме ректор историко-архивного института Афанасьев, которому мы с Вороновым на пресс-конференции задали вопросы. Меня в частности интересовала, кого он видит в качестве союзного и демократического лидера и не опасается ли уважаемый ректор с одной стороны коммунистического переворота, а с другой — номенклатурных замашек Бориса Ельцина? Из ответов я понял, что Афанасьев не видит опасности, а сам не готов возглавлять демократическое движение. Наши вопросы почему то вызвали большое возмущение у соратника по движению Владимира Ильича Белоусова.


b542eda8b7f7.jpg

На фото: слева направо Владимир Воронов и Андрей Демидов

Домой мы вернулись в тревожном настроении, понимая, что демократическое движение крайне слабо, в нем сложился конгломерат отдельных индивидуумов чаще стремящихся к личному авторитету и значимости, диалог отсутствовал, повсюду бегали генералы без армий. Очевидным становилось, что партаппарат с трудом терпит гласность, перестройку и может все эти новшества прихлопнуть одним щелчком мизинца. Тяжелое впечатление произвела поездка на заброшенные уральские рудники, где шахты были забиты костями расстрелянных жертв ГУЛАГа.

Вернувшись в Куйбышев, мы рассказали о своих впечатлениях всем членам объединения «Гласность», а также Валерию Карлову. Тот сказал, что сам опасается переворота, тогда придется прятаться в Жигулевских горах и продолжать вести политическую борьбу. Ненашев был против радикализма. Он считал, что через выборы можно перетянуть власть на свою сторону. Владимир Петрович, благодаря активной деятельности объединения «Гласность» стал авторитетной фигурой в городе. В это время началась обширная подготовка к выборам во все советские законодательные органы. Ненашев стал готовить список прогрессивных политиков, достойных занять свое место в структурах. Кусочек его славы достался и мне. Я неожиданно начал встречать на улицах некоторых одноклассников, одногруппников, которые обнимались, выказывали высшую дружбу, а потом просили познакомить с Ненашевым. Я никому не отказывал. А вот сам Ненашев стал вести себя неожиданно.

Осенью 1989г. он вдруг заявил, что мои песни носят экстремистский характер и чуть было не привели к уголовному делу, которое только он Ненашев своим авторитетом смог остановить. Он разорвал все отношения, перестал здороваться и оказался в дальнейшем депутатом горсовета и получил особый политический вес. Еремин тоже прошел в депутаты. При встрече некоторое время он еще здоровался, но предупреждал, что ест финский сервелат и прочие деликатесы, а потому он мне больше не пара. Так неожиданно развалилось наше объединение "Гласность.

util