Badge blog-user
Блог
Blog author
Валерия Демидова

Царство самарского самиздата

4 Августа 2016, 07:36

Царство самарского самиздата

Статистика Постов 140
Перейти в профиль
<h2>Саратовские страдания</h2> <h2>
</h2>
15e5f36536ea.jpg


На фото: стоят слева направо Владислав Бебко, Юрий Бехчанов, Ирина Воеводина, Андрей Демидов, в нижнем ряду слева направо Вячеслав Мальцев из Саратова, Михаил Авдеев.

В начале лета 1990г. нас пригласили в Саратов. Там с 16 по 17 июня проходил форум демократических сил. От Самары поехали Георгий Евдокимов, диссидент Владислав Бебко, Ирина Воеводина, Михаил Авдеев и я. Город потряс нас чистотой, пешеходной зоной в центре города, дешевыми оливками в пол-литровых банках и копченой рыбной колбасой. Перед собранием мы продавали свой журнал на центральной улице, приводя в испуг обывателей, которые никогда не видели самиздата, а тут такое. «Кредо» рвали из рук, чуть ли не создавая очередь как за дефицитными колготками. Миша снова декламировал свои ударные стихи:

Зеленой жижей ленинских мозгов

Вы всю страну подонки отравили,

Вы свет надежды русской загасили

Подошвами чекистских сапогов...

a2a582d001b8.jpg

На фото: рисунок из журнала «Кредо»

Слегка смягчая непримиримость Авдеева, я пел под гитару на его же стихи:

Этот звук моих дворов

Удивительно вечерний .

Перекрестие миров,

Не имеющих значенья.



Возвращение назад

По снежку печали ранней

В разоренный вертоград

Заревых воспоминаний.



Этот чистый белый снег до меня

Падал целые тысячи лет,

Но вот наступил счастливейший миг-

Я на нем оставляю свой след.



Этот снег меня проводит,

Заметет мои следы.

Этот след душе угоден

Для печали и мольбы.



А душа молиться будет,

И печалиться за всех

Пока сердце не остудит

Этот чистый белый снег.



Этот чистый белый снег до меня...

Ночевали мы у одного из руководителей саратовского демдвижения господина Захарова. Это — истинно русский деловой человек, предприниматель от Бога и настоящий хозяин. Все у него было отлажено и добротно. Во дворе он держал теплицу с декоративными экзотическими цветами на продажу, имелась пасека. Многое он делал собственными руками при полной поддержке жены. Их семьей можно было только любоваться. Георгий Евдокимов, член редакции журнала «Самара», считая себя художником, решил нарисовать карандашом портрет сына хозяина, милого кудрявого длинноволосого мальчика. Всю ночь Георгий работал, а показал творение своих рук только перед отъездом. Сцена была как в «Ревизоре». Захаров ахнул, мол неужели все так ужасно? Мы сказали, что не надо обижаться, художник рисует как умеет, главное от сердца.

Для будущего номера по горячим следам я набросал небольшой очерк:

Два города на Волге: Саратов и Самара. Вроде соседи, а судьба у них разная. Самару осквернили гнусным названием Куйбышев, а Саратов уцелел. У Саратова на гербе три осетра, только там они, бедные, и остались. А у Самары — козел, а уж их-то, козлов, нынче хоть пруд пруди. Большевистским властям Самары не повезло. 1988г. пошатнул их коммунистическую твердость. Сотни тысяч людей на площади — это вам не баран чихнул, даже памятник Валерьяну чуть со страху с постамента не свалился.

В Саратове наоборот: тишь да гладь, да партийная благодать. Вот они, коммунисты, и расцвели как синяки при мордобое. Заседание конференции демократических сил Поволжья проходило на ул. Революционной,д.45 , в небольшом старинном русском особнячке. Около входа дежурили сотрудники компетентных органов. Из своей «Волги» они фотографировали каждого входящего и выходящего. Когда бравые ребята уехали, на этом месте осталась огромная лужа бензина. Это был настоящий подарок конторы демократам. Только благодаря бдительности дежурных Народного фронта взрыв не состоялся. " Да это еще мелочь из того, что они у нас творят",- сказал А.С. Захаров, один из организаторов конференции. Далее он отметил, что заявляют представители органов власти:" Я депутат горсовета, а милиционер отвечает, мол пошел вон. " Аппаратчики кричали в лицо:" Мы тебе сделаем депутатство, такую конституцию покажем!" А ведь это были не только слова. 1 мая бюрократы бросили на демократическую колонну вооруженных до зубов курсантов. Те жестоко избили Проскурякова Владимира. Ему на помощь бросился депутат Ермошин. Один из курсантов, избивавший ногами Проскурякова, повернулся к Ермошину и спросил:"Тебе тоже ввалить?" На что тот ответил:" Вы не имеете права, у нас депутатская неприкосновенность!" "Это прекрасно«,- ответил курсант, а затем взял Ермошина за плечи и изо всех сил нанес удар головой в нос.

Чему удивляться. Все эти защитнички коммунистического режима совсем недавно проходили курсы повышения квалификации во время вторжения в Баку. Действительно, обстановка в городе напряженная. Ситуация чревата опасными осложнениями, потому что рабочие еще не проснулись, а интеллигенция насмерть запугана и дальше кухонных разговоров дело не пошло. Узкая кучка демократов не способна хотя бы минимально контролировать ситуацию.

Милиция творит все, что захочет. Управы на нее нет. Нет, с преступностью она не борется. Она давит демократов. А.С. Захарову кто-то ночью разбил палкой машину. Несмотря на депутатский запрос, МВД заводить дело отказалось. Но есть факты и пострашнее. У одного из лидеров демократического движения зверски была убита дочь. Преступление совершили сынки отцов города, как их называют «мажоры». Несмотря на доказанность вины, они находятся на свободе, прикрываясь справками из психушки.

Здание, где проходила конференция, дружинники охраняли днем и ночью. Демократический форум рассматривал вопрос о создании единого Поволжского информационного центра. Был поднят вопрос об образовании единой республики Поволжья в рамках СССР. Форум принял резолюции «В поддержку Б.Н. Ельцина», «В поддержку Т.Х. Гдляна и Н.В. Иванова». Форум выразил солидарность с народами Прибалтики и Грузии в их стремлении к созданию независимых государств.

Но многие важные вопросы потонули в столкновении амбиций и самоутверждения. «ДСовцы» требовали решительных мер, «ЭСДЭки» желали компромиссов с КПСС, Л.Г. Убожко, как всегда, костерил дедушку Ленина. Все это немножко напоминало детские игры. Но ведь, сограждане, нельзя забывать, что там за окном фашиствующие коммунисты шутить не намерены. Кстати, в день приезда делегаций кто-то отключил электроэнергию от этого уютного особнячка на ул. Революционной,д.45.

Саратов — красивый город, и пешеходная зона- лучше, чем московский Арбат, и старые дома там реставрируются, и церкви блестят куполами, и хлеб там душистый, настоящий. Но это благополучие — внешнее, жителей ожидают тяжелые испытания, потому что большевизм там прохаживается по улицам с длинной милицейской дубинкой, а палачи- НКВДэшники гордо ходят со значком «Почетный чекист».

Мишины политические стихи понравились многим, но особый восторг они вызвали у старого диссидента Льва Григорьевича Убожко, проживавшего в Москве. Он предложил Авдееву стать представителем недавно созданной Консервативной партии.

Когда вернулись в Куйбышев, то из достоверных источников получили информацию, что против членов редакции «Кредо» готовятся репрессии, так как это издание слишком громко себя заявило. Встал вопрос, как продавать остатки тиража во вновь сложившихся обстоятельствах? В это время распространителей журнала «Самара» Георгия Евдокимова и Андрея Жеглова уже арестовывали с помощью группы захвата. Я придумал крышу для торговли. Мы начали за столиком в людных местах собирать подписи в поддержку Ельцина, который пользовался в то время огромным авторитетом. Милиция боялась к нам даже близко подойти. Попутно мы продавали свой журнал. На белых листах самарцы ставили свои подписи и восторженно писали :" За, Вас, Борис Николаевич!!! Мужества Вам в победе и дальнейшей борьбе. Единственная последняя надежда на Вас. Надеемся на Вас! Верим в Вас! Удачи Вам! Успехов во всех делах на благо России. Дай Бог Вам здоровья, терпенья. Ты прав. Поздравляем! Рады! Надеемся! Борис Николаевич! Вся Самара с вами! Терпенья и больше мужества... Наиболее выгодная коммерческая точка находилась на железнодорожном вокзале. Работник управления этого ведомства Игорь Белкин дал нам разрешение на торговлю полиграфической продукцией как своей так и нашей. Никто не был в накладе. Там же киоск звукозаписи держал Леонид Якутович, который пускал по динамикам мои песни, тем самым помогая распространять журнал. Тираж быстро таял, и мы начали готовить новый номер.



util