Badge blog-user
Блог
Blog author
Валерия Демидова

Царство самарского самиздата

9 August 2016, 09:33

Царство самарского самиздата

Статистика Постов 140
Перейти в профиль
( Из воспоминаний Андрея Демидова)


Столичные встречи


aa8bff066249.jpg


Журналы «Кредо»

После Грушинского фестиваля Юра Бехчанов радостно сообщил, что к нему приезжает Валерия Ильинична Новодворская, являвшаяся руководителем Демократического союза. Я предложил взять у нее интервью для журнала «Кредо». Бехчанов сразу стал важным как генерал аншеф, надулся, а потом гордо согласился. Мы встретились с московской гостьей у Юры дома. Присутствовали Анатолий Черкасов, Владимир Сураев, Андрей Знаменский, Михаил Авдеев, Татьяна Поправко, Ирина Воеводина и я. Новодворская удивила своим парадоксальным мышлением и какой-то отчаянностью во взглядах. Она обжигала всех юношеским максимализмом, оптимизмом и задором. В ней чувствовался природный интеллект, острота ума и неожиданность суждений.

Вопрос: Каких российских мыслителей прошлого Вы любите и цените?
Ответ : Мне ближе всего Мережковский, ибо он, как никто другой отчетливо видел Россию. Он понимал, что есть западная, а что восточная ориентация. Он блестяще исследовал общинное сознание. Очень много о нас знал Достоевский. Бердяев описал неизбежность победы большевизма и истоки русского коммунизма. Эти горькие истины он открыл еще в 1925г для широкого читателя. Семеон Франк сделал отличную инъекцию против социализма. Он понимал, к чему могут привести идеалы Чернышевского помноженные на Белинского и иже с ними. Но эту Кассандру никто не понял и не услышал.
Необходимо предостеречь от идей Соловьева с его соборностью и подчеркиванием особого исторического пути развития России — эдакое интеллектуальное славянофильство. Его идеи сегодня продолжает Лев Гумилев, который видит все беды России в неправильной ориентации на Запад. Нужно было якобы на Восток.
Из историков мне очень близок Ключевский, который был первым политологом. Его надо знать наизусть тому, кто хочет чем-то помочь России. Герцен для меня единственный революционер-демократ, который сохранил либерализм и интеллигентность. Шпенглер прекрасно уловил через труды Павла Флоренского, что причина нашей погибели в магическом христианстве. Последнее уводит внутрь себя, вызывает пассивность, закрывает дорогу к развитию личности. Именно это мешало развитию предпринимательства на Руси.
Вопрос: Кого из политических деятелей дооктябрьской России Вы считаете значительными?
Ответ: Я отдаю предпочтение Милюкову, Набокову. Интересен Столыпин. Он не был демократом, я его политических взглядов не разделяю, но это талантливый человек. Если бы его реформа осуществилась, то Россия бы избежала и февраля, и октября. Наша страна бы плавно проэволюционировала до конституционной монархии английского типа. Автократия была бы спущена на тормозах, и мы получили бы западный парламентаризм, кстати, вопреки планам самого Столыпина. Он просто хотел разложить общину как некий кратер, откуда вырывался революционный процесс. Столыпин не предвидел, что свободным фермерам не будет нужен царь, им не нужна идея соборности. Столыпин был стихийным западником.

Мне жаль Милюкова и Набокова, ведь они всю жизнь свою посвятили борьбе за демократию и свободу, хотя и шли на компромиссы с самодержавием. Когда эта демократия пришла, то она оказалась беременна большевизмом. Лидеры кадетов так ничего и не сумели сделать с народом в таком состоянии. Они не возглавили народное сопротивление большевизму и оказались не у дел.

На следующий день Лера Новодворская провела митинг на площади Славы у Белого дома под бело-сине-красными флагами и лозунгами партии Демократического Союза типа «Долой Советскую власть», нет КПСС. У меня дома хранился чугунный бюст Ленина, и я подарил московской гостье эту реликвию. Валерия принесла на митинг бюст и в разгар мероприятия поставила его на ступени у входа в обком КПСС. Разбивать вождя не стали, так как тот все-таки честно писал, что Россия страдает не от капитализма, а от недостаточности его развития.
Валерия Ильинична была диссидентом-идеалистом. Она отказывалась от любых компромиссов во имя чистой идеи свободного капитализма.

73aa6963e27b.jpg
На фото: рисунок из журнала «Кредо»


В Питере готовился конгресс демократических сил. Из Куйбышева туда отправилась большая делегация. От журнала «Самара» поехали Анатолий Александрович Черкасов и его помощник Андрей Жеглов с огромным чемоданом печатной продукции. «Кредо» представляли мы с Ириной Воеводиной. Приняли нас прекрасно. Мероприятие организовал депутат Ленсовета Анатолий Собчак . Заседания проходили в современном здании, в отлично оборудованном зале. Будущий мэр Питера выступил с большой речью, в которой проанализировал перспективы развития страны в условиях либерализации. Он был полон надежд на блестящее будущее.

В холле мы стали продавать привезенную литературу, а также кассеты с моими политическими песнями. Успех снова оказался значительным. Про наш журнал уже знали во многих иностранных библиотеках Лондона, Рима, Конгресса США. Как то к нам подошел Глеб Якунин. Меня потрясла его могучая аура. Казалось невидимый свет исходил от этого человека, подумалось, вот это православная мощь. Казалось, что за его плечами стоит вся Святая Русь. Вдруг возле столика с нашими журналами остановился один москвич. Он спросил, сколько нам , как распространителям его журнала платит Володя Воронов? Мы сказали, что Воронов -это член нашей редакции и получает авторские экземпляры как все. У него прекрасные статьи о Фиделе, интервью с членом «Саюдиса», а также скандальный материал о заговоре генералов, которые мечтают совершить путч против перестройки. Москвич пожал плечами и ушел. После этого инцидента мои отношения с Вороновым распались сами собой.

Интересная встреча произошла у нас с собирателем неформальной литературы Александром Суетновым. В Москве он создал библиотеку самиздата и занимался классификацией этой печатной продукции. Сашу интересовали как либеральные, патриотические, так и экстремистские направления. «Кредо» он определил как аналитический альманах с элементами эпатажа. Суетнов предупредил, что в Вильнюсе становится не спокойно и его самого там задерживали на вокзале с неформальной литературой. В питерском метро с нами произошел инцидент. Ехали втроем после заседания. В вагон вошли двое с огнетушителем и, направив его на Суетнова, хулиганы заявили, что будут нас сейчас тушить, так как мы горим изнутри и можем поджечь СССР . Александр хотел уже применить газовый баллончик, но Ирина Воеводина заметила, что ребята очень талантливые и создали прекрасную инсталляцию. Она пригласила их на заседание к Собчаку и его помощнику Владимиру Владимировичу. Хулиганы покраснели, опустили глаза и исчезли. Александр сказал, что возьмет на вооружение опыт Ирины по общению со странными людьми. Стресс сошел и новый московский приятель долго рассказывал о своей поездке в Лондон, где продается дешевое и качественное клубничное и малиновое вино в бумажных пакетах. У меня потекли слюнки, потому что я любитель всего оригинального.

Ночевали мы в хорошей гостинице, обедали бесплатно в ресторане"Невский«. Помню как чекались с Новодворской бокалами с шампанским за процветание северной столицы и России. Ночью долго беседовали с Черкасовым о перспективах самиздата. Он предложил объединить усилия и создать единый журнал «Кредо-Самара». На том и порешили.

util