Badge blog-user
Блог
Blog author
Валерия Демидова

Царство самарского самиздата

11 August 2016, 08:58

Царство самарского самиздата

Статистика Постов 140
Перейти в профиль
( Из воспоминаний Андрея Демидова)


Российский апокалипсис



1807506476cb.jpg
На фото: обложка журнала " Кредо"


Вернувшись в Куйбышев, все вместе взялись за дело. Стали готовить новый номер под общей темой «Российский апокалипсис». Обложка выглядела так: русское поле, на котором взошли спящие человеческие головы. Их рубит коса с эмблемой серпа и молота. На обратной стороне идет комбайн, из которого вылетают вместо пшеницы черепа. Я написал статью «Карлики в тигровых шкурах», где анализировал, кто реально возьмет власть, когда завершится перестройка?

Это сладкое слово власть. К ней рвутся, тянутся. Ее боятся, как спидную красавицу. Охотников до нее хоть пруд пруди. ...Не будем гадать на кофейной гуще, такой социальный слой готовый взять власть, есть. Это мелкие функционеры старого партийно-хозяйственного аппарата. Все они молоды, видели, как управляли их хозяева, имеют опыт подавления людей, управления массами. Мимо них проносили банки с черной икрой, ящики с французским коньяком, а значит, они злобны, завистливы, циничны и безнравственны. Они из тех, кто охранял дверь кабинета, когда их барин развлекался с молоденькими девочками. Тягучая слюна холуя капала ему на ботинки. Эти люди не социальное явление, а скорее бедствие, оставленное нам в подарок, как троянский конь, большевиками. Они прошли школу комсюков и, соблюдая советскую мораль, учась в институтах, врывались в общежития к товарищам в поисках нарушений. Они стучали, собирали досье: они ненавидели и боялись.

Психологически они прекрасно чувствуют российский народ, его рабскую и холуйскую психологию. Они готовы стать господами над быдлом с бичом и пряником в руке. Они вынашивают планы создать авторитарное государство. Эти карлики в тигровых шкурах презирают большевиков не за их преступления, а за развал хозяйства ... Выборы в условиях России, где не сложилось гражданское общество, порочны изначально. Выборы дают власть в руки не профессионалам, а тем, кто любыми правдами и неправдами получил голоса своих темных избирателей... Вглядитесь в лица наших избранников, особенно местных уровней. Интелект и культура им не понятны даже как термины. Впрочем депутаты такие, какими и должны быть. Они выразители мнений среднего обывателя. В этом бесспорно заслуга того самого дедушки, который покоится в мавзолее. Он уничтожал в первую очередь интеллект, всех, кто умнее и выше него. Именно интеллектуальный потенциал был преградой для коммунизма. Вот и имеем мы средне статистического индивида, которого ни самого, ни через представителей до власти допускать никак нельзя. А карлики — то наши и спрашивать не станут, возьмут да и дело с концом.

Ой, посмотри-ка этот рыженький плюгавик уже хозяйством заправляет, а недавно еще в комсюках бегал, ДНД возглавлял. А этот со сладкой фамилией из полутеха перекатился горку комсомольского мусора и с иностранцами бумажками подписывает....Вот девка недоношенная из деревни вылезла, сколько показухи, сколько денег она перевела по безналичке своим друзьям кооператорам...У того вон изможденного глаза сексуально горят, все рыло в пуху, а из задницы перья валятся, а его опять же в курятник.

Сегодня очень важно иметь рыльце в пушку или пятно на совести. Это залог успеха в любой карьере вплоть до руководителя самого низшего подразделения. Важно, однако, чтобы о пятнышке знали те, кому положено. Наш народ любит умственно убогих. За них он и голосует. Ему даже приятно, что новый начальник выполз из той же грязи. Кто же на них поставил, на этих новых хозяев страны? Неужели просто так сами взяли и полезли и в горсовет, и в облсовет, и в совместные предприятия, и акционерные общества?

Да сам старый партаппарат на них же и поставил. Во-первых, они чаще всего в родственных связях дальних или ближних, а во-вторых, они замазаны, а значит и не замахнутся на потенциальных пенсионеров-преступников, не отберут награбленного и не забудут о доброте уходящих...

Мы не против финансовой деятельности, тем более для молодежи, но мы видим, как движение к цивилизованному рынку превращается в скатывание к полной мафии...

Сногсшибательный материал «Слово в защиту Берии» разместил член редакции Панихин. Он высказал особое мнение о хрущевском перевороте в июне 1953 г во время которого военные арестовали Берию. Автор сделал заключение, что Лаврентий Павлович представлял интересы прогрессивной части НКВД, которые хотели выбросить безумные устаревшие догматы марксизма-ленинизма, провести рыночные реформы и направить страну по пути сходным с Южной Кореей, т.е. авторитаризм, традиционные духовные скрепы, запрет КПСС, конкуренция, модернизация, свободный рынок, частная собственность, конвертируемый рубль. Во главе всех подразделений должны были стать чекисты. Читаем статью :" Явно издеваясь над коммунистами, Берия доводит до абсурда большевистские догмы, осуществляет фантастически бесполезные проекты огромного масштаба лично, по самым неправдоподобным обвинениям уничтожает виднейших лидеров ВКП(б) и Коминтерна, соратников Ленина. Пепел этих пламенных революционеров приказывает вывозить для удобрения полей подмосковного совхоза «Имени Ильича»...

Перед войной Берия оказал Гитлеру колоссальную помощь:

Убедил Иосифа Виссарионовича в невозможности нападения,

Провел ликвидацию советской разведывательной системы в Германии,

Выдал гестапо подпольные структуры компартий и Коминтерна,

Добился бесперебойной поставки в Третий Рейх больших объемов стратегического сырья,

Начал новую чистку в советской армии,

Настоял на демонтаже укрепрайонов на старой границе,

Сосредоточил в приграничной полосе 78% всех воинских запасов...

Вторая мировая война показала, что разгром коммунизма из вне невозможен.

Читаем далее:" Опереться можно было лишь на собственные силы. В борьбе с большевизмом Берия решил использовать органы НКВД. Работающие там люди знали и о трагическом положении страны и долгие годы наблюдали за партийными боссами разных рангов и понимали, что это просто мелкие жулики, дорвавшиеся до большой власти. Берия считал, что в благоприятный момент их можно задействовать для уничтожения партийных структур различных уровней. Однако развитие ситуации в стране потребовало немедленных действий.

Престарелый полубезумный диктатор, чувствуя приближение смерти, решил прихватить с собой в небытие весь остальной мир. Сталин планировал провести кровавые акции по уничтожению большей части еврейского населения страны в ходе «стихийного» народного возмущения действиями «врачей-отравителей».

Протесты международной общественности, неизбежный разрыв дипломатических отношений со всеми ведущими державами должны были дать повод для развязывания новой мировой войны с массированным применением атомного и химического оружия.

Сталин умер за несколько дней до начала мировой катастрофы. Случайно при таких обстоятельствах не умирают. Его устранение было тщательно подготовлено. В последний период жизни вождь оказался совершенно отсеченным от мира. Все его старое окружение было ликвидировано, вокруг были расставлены новые люди. Сталин фактически оказался под домашним арестом, оставаясь правда еще диктатором, хозяином страны.

Ну, а затем ... неожиданное кровоизлияние в мозг. Генералиссимуса, как крысу, оставили подыхать на полу у дивана. Мир был спасен от гибели!..

Лаврентий Берия не оценил живучести большевизма. И сполна поплатился за это. Он не мог даже предположить, что вдохновителем и созидателем нового витка коммунистической утопии станет необразованный и завистливый мужичонка Никита Хрущев, шут гороховый, лихо отплясывающий гопака по мановению руки Сталина. Воистину, мельчают великие!.. Когда без суда и следствия кончали Берия из пистолетов в каземате, он успел лишь прохрипеть:"Гады сучьи, мать вашу так! Не успел я! Прости, Россия!"

Большевик Никита Сергеевич раздавил прогрессивные рыночные идеи танками, объявив, что коммунизм будет построен к 1980г .

9adf52583a5d.jpg

На фото: рисунок из журнала «Кредо»



В журнале мы открыли раздел «Черный ящик», где стали публиковать молодых ярких поэтов. В этом номере состоялось знакомство читателей со скотофутуристом Георгием Квантришвили. Ирина приглашала его к своим студентам, когда читала лекцию о личности и обществе. Георгий вызывал бурю восторга у молодежи.

Я прочитал свои стихи

В доме для престарелых.

Один старик скончался тут же

Другие еще прохрипели

Часа полтора.

х х х

Говорят

В зрачках убитого отражается убийца

Но после моей смерти

Вряд ли хватит зрачков

Для убийц

Слишком мало пространства.

х х х

Где эта кнопка,

Нажав на которую

Можно убить весь мир

Я жил в одиночестве

Так дайте ж уйти в коллективе.

х х х

Стадо это хорошо

Можно ничего не бояться

Кроме

Другого

Стада

х х х

Я любил тебя Родина,

А ты изменяла мне

С усатым Иосифом

С Леонидом бровастым

(даже до лысых дошло)

Молилась ли ты

Перед сном.

х х х

Для любви нужно

Хотя бы два человека

Для онанизма

Хотя бы один

С одиночеством сложнее

Для него потребуется

Целое общество

Неуклонно стремящееся к прогрессу.

х х х

Мне иногда хочется,

Чтобы его

Переехала машина.

Может быть тогда он заметит,

Что асфальт серый

И на нем плевки.

х х х

Иногда замечаю

Я- марионетка.

Завязать бы на шее

Все нити,

Которыми связан с другими

Дерагйте!

х х х

Звизда(притча)

Босиком по Сонцу

Бегает каззел

В нашем государстве

Он найдет друзей

Его похоронят

С красною звиздой!

х х х

Не зная жизненных реалий

С опустошенною душой

Все мы пловцы без гениталий

В просторах родины бальшой....

Помню мне осенью 1990 г. позвонили из Питера и спросили, мол, действительно ли есть такой поэт Квантришвили, мы хотим взять его стихи из «Кредо» и поместить в Антологию российского верлибра? Я подтвердил, а они издали книгу, включив туда Георгия.

В демдвижении я познакомился с бывшим хиппарем и диссидентом 70-х годов Владиславом Бебко. Тот специально для нашего журнала «Кредо-Самара» написал воспоминания о мятежной юности " Демонстрация«:

1976г. — время, когда культура хиппи стала среди молодежи массовой. Мы собирались в подворотнях, теплых туалетах, на свободных квартирах, в сквере «Три вяза» и прочих местах. Расцвет тусовки был в Пушкинском саду.

Лживость и порочность советского режима для тех, кто хоть немного мыслил, была совершенно очевидна и сталкиваться с большевистской мерзостью приходилось на каждом шагу. Меня всегда поражало, что подавляющая масса как будто и не замечала ничего вокруг. В некоторой степени я, конечно, понимал эту массу. Информационный вакуум, десятки лет оболванивания, обыденные заботы: достать, прокормить, не опоздать — это понятно, но до такой степени! Идиотские демонстрации, транспаранты, дармовые коммунистические субботники, наглядная агитация, добровольные народные дружины, выборы без выбора, почины( больше пахать и бесплатно), товарищеский суд, добровольно-обязательные мероприятия и т.д.Это все воспринималось населением как вполне нормальное, что так и должно быть, и никак иначе быть не может и даже поддерживалось это положение вещей.

Но мы ребята были молодые, умные и очень чувствительно относились ко лжи, несправедливости и маразматизму советского режима и поэтому не стесняясь , поносили Советскую власть. Власть, менты, ГБ, обывательская общественность, фураги — все было направлено против нас, но мы не сдавались. На одном из своих собраний в одном из теплых туалетов на улице Куйбышевской , обмениваясь мнениями, как бы еще нагадить Советам, мы решили, что неплохо бы устроить демонстрацию. Все присутствующие загорелись этой идеей. Вносились всевозможные предложения по организации.

Брежневская конституция позволяла нам провести эту акцию, хоть и с некоторыми оговорками. Были предусмотрены всевозможные конфликты с властями и меры по избежанию таковых. Так в одном из положений УК говорится, что преследуются действия, нарушающие движение транспорта, поэтому решили проходить по тротуару. По опыту и из различных инструкций мы знали, что всякий мент имеет право повинтить вас где и когда угодно и отправить в каталажку, и это называется «до выяснения личности». Решили взять паспорта. Ну и, конечно, все должно происходить в исключительной трезвости, без шума и бесчинств. К сожалению, меру шума и бесчинств определяли не мы, а менты.

Кроме того, самое главное — не дать повода властям обвинить нас в том, что акция направлена против Советской власти. «Советская власть» -это для властей было что-то вроде заклинания. Так, плюнуть в унитаз можно, а плюнуть на Советскую власть в форме унитаза — что-то страшное. Вообще все, что не от коммунистов, комсомольцев, их холуев и прихвостней, считалось преступлением против Советской власти и, соответственно, каралось. Предусмотрели и это, решили приурочить демонстрацию к «Дню смеха» 1 апреля и постараться исключить все намеки на политику. Это совещание состоялось дня за два до 1 апреля.

В назначенный день все собрались возле памятника «Паниковскому» или «Крыльям Советов» или, как я потом узнал, на площади Славы часа в три дня. Несмотря на мое скептическое отношение к тому, что что-либо дельное получится, все же собралось человек пятьдесят. Это подняло во мне энтузиазм и дальше пошло все отлично. Кто-то принес бумагу, кто-то фломастеры, свистульку, дудку, плакат и прочий антураж.

Мы окружили достославный памятник и быстренько сделали несколько плакатов: " Свободу самовыражения", " POP-Mashin" и еще что-то в этом роде. Нарисовали на щеках, лбах, плакатах губнушкой цветы, вывернули наизнанку куртки, пиджаки. Много было хип-атрибутики: цепей, одежды, отдаленно напоминающей штаны и т.п.

Во время этих приготовлений к нам подошел околоточный, привлеченный необычным сборищем, чем-то грозил. Но, по-видимому, он был не в курсе дела, бестолковый и, после некоторых пререканий, ибо не нашел к чему придраться, удалился, возможно доносить по начальству.

А демонстрация двинулась по улице Молодогвардейской в направлении памятника Василию Ивановичу Чапаеву и Обкома партии. По пути я обзавелся частью дерева с ветками и, нанизав на него один из транспорантов, возглавил движение, используя дерево вместо стяга. На углу улиц Венцека и Фрунзе неожиданно на нас бросилась группа милиционеров человек 5-6. Он неожиданности ряды перемешались и стали рассеиваться. Милиционеры отлавливали кого могли. Наиболее сознательная часть не разбегалась, совсем наивно полагая, что милиция призвана защищать граждан, а не бить их, если действия не противоречат нормам закона.

Другая же часть демонстрантов интуитивно полагалась на житейскую мудрость: мент — значит беги. Один из ментов вцепился в дерево-стяг и старательно вырывал его у меня. Я сказал ему, что это мое, что заявляю гражданский протест, что Конституция... Он заехал мне в грудь и на словах добавил что-то неприличное.

До Обкома КПСС мы все же дошли, но уже в сопровождении ментов. Там нас ждала уже машина. Но нас сразу сажать почему-то не стали и в здание не пустили, поэтому мы принялись агитировать ментов против советской власти, пытались выяснить как их действия соотносятся с законом и правопорядком. Некоторые из демонстрантов предъявили паспорта, хотя их и никто не требовал. Один мент, видимо главный, ничего не объясняя, собрал документы и положил в карман. Менты, по-видимому, никогда в жизни не с подобного рода преступниками и не представляли, что такое может быть. Они больше отмалчивались и рожи у них были такие, что вроде и отступать нельзя: начальство приказало и в рыло дать стремно, умно говорят, только не очень понятно.

Потом нас погрузили в воронок и отправили в РОВД. Места всем хватило. В отделе, куда нас привезли, собралось множество народа, стражей порядка. Сбежались со всех этажей смотреть на невиданное чудо. Менты всех мастей дивились и изучали вещественные доказательства: дудку, свисток, ножницы, ленту и т.п.особенно их заинтересовал кусочек красной материи с надписью на непонятном для них языке и отпечатками рук и ног. Делались всевозможные догадки, предположения по поводу того, чтобы это все значило. Было предположение, что это их большевистский флаг, над которым мы надругались.

После долгих дебатов предположение было отвергнуто, так как не обнаружили ни молота, ни серпа и размер не сходился. Письмена же, как не крутили, разобрать не смогли. Обшарив всю ментовскую, привели эксперта ( большого специалиста) не то лингвиста, не то полиглота. Он он тоже ничего не разобрал , хотя и очень тужился. Потом их главный начальник сказал, что без КГБ здесь не обойтись. Так и сделали. Нас отправили по камерам.

Пока высокие инстанции решали, как же быть дальше, меня оформили на 15 дней заключения, еще двоим дали по 10 дней. Остальных, запротоколировав, отпустили. Основания для моего ареста выглядели примерно так: из хулиганских побуждений размахивал деревом, на замечания граждан не реагировал, выражался нецензурной бранью.

Касательно вдохновителей и организаторов шествия, они не ошиблись. Находясь в тюрьме, которая называлась не то специзолятор, то ли спецприемник, нас принудительно заставляли работать бесплатно. Но так как надзор был слабый, то все заключенные всячески бойкотировали работу, ломали оборудование, продукцию, гадили как только можно, разворовывали все, что можно унести. Я тоже старался изо всех сил по идейным соображениям, остальные же по простоте душевной.

Сокамерники дивились на нас, но большого вреда не причиняли. В середине срока нас посетили гэбэшники, забрали моих подельников. Больше до конца срока я их и не видел. После освобождения на своей работе меня осудил еще товарищеский суд. Но я не очень обиделся на товарищей, так как в коллективе, где я работал было четыре начальника и сорок товарищей, 95% которых были «химики». Тут бы и конец истории, но как раз после освобождения и началось самое интересное.

Пока я кушал колбасу мясокомбината, запивая кефиром молокозавод а, ГБ провело огромную работу. Были допрошены десятки людей. Их брали на работе, с квартиры, из учебных заведений. Все по традиции под вуалью полу секретности искали тайную шпионскую организацию. Пошли депеши в центр. Оттуда директивы, инструкции, указания. Сотни людей так или иначе непосредственно соприкоснулись с этой историей: участники, менты, прохожие, столкнувшиеся косвенно. Все вместе поведали сослуживцам, знакомым, родственникам о произошедшем. По городу поползли слухи, обрастая совершенно невероятными историями.

Так я слышал от многих людей точные сведения, что в демонстрации участвовало 650 человек, что особы женского пола были в полуобнаженном виде с набедренными повязками, что все там были студентами, что возглавляли три профессора из университета, что было побоище с избитыми и ранеными, что требовали законодательного введения «свободной любви», что намечалось свергнуть Советскую власть, но ГБ было начеку.

Я был доволен- эффект был полнейший! Позже на предприятиях, в комсомольских и коммунистических комитетах, в институтах прошли собрания, на которых разоблачалась деятельность в г. Куйбышеве вражеских подрывных центров, призывалось усилить бдительность, сообщать о подозрительных в органы , углубить борьбу с молодежью. В дальнейшем я получил и другую информацию, к которой я отношусь с большим доверием. Так, в тот день 1 апреля спецвойска Приволжского военного округа находились в боевой готовности. Щиты, дубинки, каски — все было наготове. Когда в высоких инстанциях решался вопрос, что с нами делать, то было мнение пустить по статье 70 УК антисоветская агитация. Но какой-то высокий городской чиновник сказал, что поскольку не было лозунгов антисоветского содержания, то и делу конец. По некоторым сведениям в демонстрации участвовали молодые родственники высшего областного руководства, посему было принято решение: не давать делу слишком большого хода, дабы не дискредитировать начальство. Ну и слава Богу!

В тот месяц ГБ допрашивал меня, насколько могу судить, последним. Какими мотивами они руководствовались, могу только догадываться. В конце -концов гэбэшники сделали мне предупреждение, что недопустимо...в случае повторения... Я, конечно, обещал. И подшили материал до следующего раза.

Для этого номера я написал также нашумевшую статью об истоках психологии большевиков. Долго еще будут гадать философы, социологи и историки: откуда, из-под какого камня выползли гремучие большевики, кто ниспослал на Русь это ядовитое племя? Не дело ли это рук самого дьявола? Отбросив чертовщину, можно рассматривать возникновение этой оспы ХХ века под совершенно разными углами зрения, искать их социальную базу, истоки. Хочется поговорить лишь об одном факторе, повлиявшем на психологию большевизма. Царизм бросал молодых социал-демократов в тюрьмы, где психика последних подвергалась деформации со стороны уголовно-каторжных законов, не тех законов, что устанавливала царская администрация, а тех, которые формировала сама тюрьма.

Тюрьма развивается не на основе объективных экономических законов. Она существует по типу социального инкубатора, где объединяются отдельные воли арестованных в один мощный вектор силы направляемый укоренившимися закрепленными столетиями традициями, а также авторитетом пахана. Тюрьма -это высшая форма развития бюрократической системы, некая кукольная пародия на государство. В условиях российского беспредела — это высший беспредел со своим языком-феней, со своей иерархией по кастам и мастям, закрепленными вместо паспорта непосредственно татуировками на теле.

Именно в этих университетах учились будущие большевики, которые потом перенесли полученные знания на всю страну. Можно сказать, что царская каторга стала кузницей большевизма. Не случайно, когда Ульянов совершил свой кровавый переворот всем сердцем его поддержали деклассированные элементы, уголовники всех мастей. Они то и осуществили ленинский лозунг: «грабь награбленное».

Все это уже история, но не может ли она повториться? Современные номенклатурщики соединяются с уголовными паханами и готовятся разорвать страну. Идет новый хам...

На одном из демократических собраний я познакомился с Наташей Тихоненко, работавшей на кафедре иностранных языков пединститута. Она предложила переводить «Кредо» на английский, впрочем как и мои песни. К сожалению дальше разговоров дело не пошло, а Тихоненко вскоре уехала в Англию.

util