Badge blog-user
Блог
Blog author
Валерия Демидова

Царство самарского самиздата

14 August 2016, 08:10

Царство самарского самиздата

Статистика Постов 140
Перейти в профиль
( Из воспоминаний Андрея Демидова)


<h2> Если наступит завтра</h2>
417378af1dc6.jpg

На фото: обложка журнала «Кредо-Самара»

В декабре 1990г. мы подготовили новый юбилейный номер, так как «Кредо» исполнялся ровно год. Вот как мы выразили концепцию журнала: " история показывает, что общество меняется не печатным словом, а реформами или пулеметами. Цель нашего альманаха не вести за собой и не и не указывать в кого стрелять, а лишь показать, что нуждается в изменении, разбудить мышление человека. "

В своей статье «Время стервятников» я высказал мнение о том, что общество загнано большевиками в нравственную яму. Мораль и нравственность задушены, все ценности перевернуты наизнанку социальными экспериментами сталинизма. В этих условиях переход к рынку приведет к тому, что вся собственность окажется в руках подонков, негодяев, воров, отморозков. Преступный мир уже готов прыгнуть на разгосударствленные предприятия. В этих условиях страна мгновенно окажется в руках мафии, которая соединит в себе уголовников и партийно-хозяйственную номенклатуру. Грядет большой кровавый передел, в результате которого хозяевами жизни станут самые отпетые мерзавцы. Чтобы этого не допустить, реформы надо проводить при сохранении сильного государства. Однако такое сильное государство всегда ведет к риску реставрации необольшевиков. У России уже был НЭП, и все помнят чем он закончился.

Черкасов написал статью «Перевороты с боку на бок», где дал экскурс в историю российских переворотов с 18 по 20 века. Он доказал, что надвигается военный путч, но он провалится, возможно развалив при этом СССР. Анатолий Александрович указал причины слабости военных:

1.Большая степень контроля со стороны госбезопасности и политаппарата

2.Усиливающийся антагонизм между младшими офицерами, на которых держится строй и генералитетом, барствующим во всех отношениях при нужде и неустроенности подчиненных младших офицеров.

3.Всеобщая зависть, подсиживание, наушничество и доносительство среди самих генералов.

4.Укоренившаяся привычка генералитета смотреть на службу, как на источник обогащения за счет подчиненных и казенных средств, поголовное воровство, мошенничество в крупных масштабах — результат каждый имеет компроматы друг на друга.

5.Боязнь генералов в случае взятия власти столкнуться с непонятными для них экономическими проблемами страны, которые придется решать самим, не передоверяя вновь посаженным на трон президента-генсека «статским» генералам, которые могут убрать старых заговорщиков для собственной безопасности.

6.Страх перед необходимостью после переворота играть перед народом роль пуритан-аскетов, наводящих твердой рукой социальную справедливость. Советские генералы настолько тупы, что боятся любых проблем. Они воспитаны системой в духе безответственного, безотчетного потребительства.

7.И самое главное — между генералитетом СССР и партийно-бюрократическим аппаратом, которому он служит, всегда есть теснейшие родственные связи. Это позволяет контролировать друг друга и при всех конфликтах решения принимаются полюбовно. Неписанные законы касты обязывают.

Следующим свежим материалом Черкасова стали размышления о происхождении слова «русский»:

К моменту образования Киевской Руси знать восточных славян состояла из князей местного происхождения и ославянившихся потомков этрусских бойей-бояр(бой-арий -бой-победитель). Все остальные называли себя «гой». Восточнославянский патронат как форма социальной защиты был крайне примитивен и жесток. Гоем принято было называть только человека, имевшего покровителя, защитника. Если патрон погибал или вассал терял его по какой — либо другой причине, то гой становился «изгоем», т.е. выпадал из гойства, и его мог безнаказанно убить любой.

У восточных славян поэтому не принято было спрашивать человека, кто он, а только чей он? И когда человек называл имя своего патрона, то в ответ мог услышать «Ой, ты гой еси, добрый молодец!» т.е. его признавали за человека. И эта дикость продолжалась до Ярослава Мудрого.

С основанием в Киеве престола людьми из славяно-германского племени «русь», родившиеся с ними представители старой славянской знати стали часто называть себя словом «русич». Простолюдины, желая сохранить свое гойство, искали патронов в первую очередь из их числа. В обмен на личную свободу гойи приобретали защиту и покровительство, а также свое наименование «русские».

Итак мы видим, иерархия Киевской державы была достаточна проста: «русы» или «росы» -высшая знать, «русичи» — их воеводы и дружинники и люди русские — холопы. Так и дожили они в этом социальном треугольнике до нашествия Батыя. Когда пришли татары, первыми побежали со своих родных земель холопы и прочая безродная дрянь. Да, собственно, что им было защищать : свое рабство что ли? А вот «русы» и «Русичи», те остались на землях предков. Они постарались ужиться с завоевателями, приноровиться к их порядкам. Оставим их пока там, на обломках Киевской Руси, а вернемся к русским. А те бежали через Владимир и Суздаль на Москву, спасая свои животы от метких татарских стрел. По пути они смешивались с народностями угро-финской группы, теряя при этом национальное лицо предков. Забывался и язык киевских предков, характерным стало «аканье» и «яканье» — влияние угро-финских и тюрских диалектов. Так складывался новый этнос.

Беглые холопы породили сильное Московское княжество то ли благодаря географическому положению, то ли из-за смешения кровей и языков. А может просто дворняги, выгнанные хозяевами, сбились в стаю и стали побивать благородных волков и прочих хищников? Таково оно было Московское государство, оторванное от корней нравственное «перекати поле». Почувствовав за собой силу, они начали превозносить свое былое унижение и с гордостью величали себя не людьми московскими, а русскими. Иван Грозный перенес это понятие на все завоеванные им народы, даже гордых новгородцев сжигал, вешал до тех пор, пока те не стали называть себя русскими. И, как известно, осел останется ослом, хоть ты осыпь его звездами, так и холопское слово русский оставалось все с тем же содержанием. Русские так и не научились быть господами, хозяевами. Они и царей всегда себе подбирали откуда -нибудь оттуда, с Германии... И в тоже время беглые холопы ненавидели свою прародину, видимо помнили батоги «русичей» и «русов». Вылезя из грязи в князи, бывшие русские надсмехались над языком и культурой своих предков. Так в обиход вошло слово «окраина». Не предки нынешних украинцев придумали слово Украина, а Москва пустила его в употребление, символизируя этим свое превосходство над перворусичамя. Москва была занята собиранием русских земель с их нерусскими народами. Она рвала чужие куски как полоумный маньяк. Поглощать восточных дикарей было проще и приятней, чем защищать свою прародину от притязаний западных соседей и набегов крымчаков и турок.

В конечном итоге авантюрист Зиновий Богдан Хмельницкий сам бросил к ногам Алексея Михайловича Романова истерзанную Украину. Потомки «русов» и «русичей» согласились называть себя «окраинными» славянами, т.е. украинцами. Какое это было национальное унижение! Но жить под Польшей было нелегко. Богдан сделал этот шаг, считая его верным, компромиссом во имя создания великой своей Родины. Но попавшие в лапы к своим холопам бывшие господа оказались, действительно, на задворках самодержавного монстра. А власти все сильнее глумились над ними: себя называли великороссами, а украинцев — малороссами. Царь Александр II договорился до того, что в природе нет никакого украинского языка, а есть лишь неграмотное население, коверкающее русский язык.. А уж как глумились над Украиной большевики, устраивая голодомор на сытной земле, разговор особый...

В альманахе мы разместили воспоминания диссидента Владислава Бебко о тюремном опыте «Проверка на вшивость»:

" Они пинали меня сапогом, но я, кажется, не чувствовал боли, и голод не чувствовал. Я думал, за что мне это, когда это кончится. Было страшно, а сколько еще впереди? бессильная злоба усиливалась тем, что я знал — сейчас бросят бить и все начнется сначала. Я буду сидеть, окруженный бандитами со страшными рожами и меня будут допрашивать. Не надо меня пытать, мне больно и страшно. Я предам все и всех, но я даже в спецслужбе не знал толком, что я должен предать. Я знал из книг и фильмов, что когда пытают, надо предавать. За многие годы сознательной жизни я так сжился с таким представлением, что у меня совершенно не укладывалось в голове, как можно пытать человека просто так для смеха и забавы. Но отморозки совсем не смеялись, их рожи были серьезны и суровы, голоса строги и грубы. А там, на свободе — мои друзья-единомышленники. Зачем этот сон? Что там сейчас? Получу ли я письмо? Хочется самому написать, но нет конверта, ничего нет. Страшно! Хочется плакать, забиться в угол, но нельзя.

-Да, пацан я!- Мне чрезвычайно трудно произнести это слово. Я не желаю быть пацаном, мужиком, парнем и не хочу играть с ними в эту идиотскую игру. Да, черт с вами, пусть я пацан, если вам так хочется, оставьте только меня.

-Кто?!! Ты?!! Па-цан?!! Да ты чухан... Опять мимо, опять не так. И снова сапогами. Бейте, монстры, только в живот больно, а кровь пусть льется. Сознание потерять, но нет же. Да называйте меня хоть горком. Не хочу быть героем перед вами, бить отмазки в ваши рожи. Не надо мне вашего уважения, вампиры проклятые. Не Павел я Корчагин. Всех и все продам, объясните только толком, что вам нужно-то. Не понимаю я вашего языка. Что надо вам?

-Мать продашь или в жопу(задницу) дашь? Ну, что я ему отвечу? А отвечать надо и однозначно определенным образом. Я знаю, как ответить, еще в тюрьме научили. И все они знают и тысячу раз были эти перлы придурков. Я мучаюсь. Зачем я должен повторять эту гадость: всегда одно и тоже.

— Мать не продается, пацан в зад не отдается. Представляю себе того, кто не знаком с этой формулой. Когда то я брал интегралы третьего порядка. Какая все чушь. Бейте, сволочи. Знаю, дай в рожу одному, другому, изуродуют, но потом будут уважать до следующего раза. Не хочешь следующего раза, подкрепляй периодически их уважение издевательствами и избиениями слабых. Но кто тогда ты? Ты уже как они. Хочешь быть чистым — вешайся. Хочешь быть живым — стань подлецом. Не хочу, не могу ни того, ни другого. Почему я родился человеком? Так трудно, невозможно, человеку влезть в шкуру скота.

Будь я скотиной — грыз бы им глотки и дрался за пищу, хотя они вполне совмещают человеческий облик и скотские отношения. Невыносимо. Надейся, на что? Мысли, рассуждай, кому ты нужен? Нравственники, гуманисты, моралисты, эстеты, книжники! Булгаков, «Зеркало», Моне... Это хорошо. -Нет, это плохо, на тебе в рожу сапогом!

Чиновники отдали меня на растерзание бандитам, потому что они считали, что я слишком не уважал их пресловутую вертикаль власти. Бандиты истязали меня за то, что я — интеллигент, носил красные носки, любил рок музыку и либеральные ценности.

Помогите, кто-нибудь! Нет, тебе никто не поможет. Россия не слышит своих "

94876678f9db.jpg

На фото: фото Валерии Демидовой «Окно в Европу»

В черный литературный ящик свой авангард принес поэт Павел Неустроев:

<h2>«Дом стоит лабиринтом»</h2> Дом стоит лабиринтом

В теневой стороне

Ощущений палитра

Проступает во мгле.



Мне узоры улыбок

Отношение глаз

В очертаниях зыбких

Невозможно узнать.



Чуть поодаль полита

Лунным светом дорожка

Расплетение нитей

К проясненью окошком.



Там у входа друзья

Как больной обыватель

Ждут явленья Христа

В полюбовных объятьях.



Дом стоит лабиринтом

В теневой стороне

Ощущений палитра

Проступает во мгле... 21.ХI. 86г.

х х х

Запишите меня в хазарины,-

Я не вашей веры вино

Я в полыни навеки иной.

Вы на зори Заречья позарились

И пришли предрассветной стеной.

И Ермака ярма полчища

Наш разбили столетий настрой.

Но судом высоким нас трое

Созываем толпу у столпища

Перед ликом ковыльной Трои,

Чтоб держали ответ не за слово,-

Не имеете вы языка,-

За лиловый в разливах закат,

Вытекавший из уст Гумилева.

Я за Питер, закованный в карцер.



Поднимайся хазарское племя,

За отцов отомсти!

На конях вознесись и там в небесах:

Не француз, не поляк и не немец,

А Россия Советов наш враг! (июль 1989г.)

х х х

Родительский! Родины дети!

Сыны из последних от Бога

К Российской могиле в карете

Съезжают с небес ежегодно.



Как Карл, казуально король:

Два брата, два Николая;

Один Николай был II

Другой Гумилев с Гималаев.



Их поступь важна, одинока,

В глазах акмеистовый свет.

Кресты в одеянье барокко:

То Питер кладбищем окрест.



И каждый желающий видеть

Встает из могилы иной,

Как канувший в Лету провидец

Спасенный смертию Ной.



Ни стонов, ни жалоб, ни криков-

А только молчанье святых

Россия навечно великих

В столицу единым слитых.

В Москву за тиражом отправились Сураев и Авдеев. Обстоятельства сложились так, что Володя Сураев растворился в столичной толпе и Михаилу Петровичу Авдееву пришлось тащить груз одному. Когда он волочил огромный баул, то часть экземпляров протерлась о жесткий снег Белокаменной.

В Куйбышеве поэта встречали как героя Геракла, победившего обстоятельства. Здесь помогал нам доставить ценный груз домой Владислав Бебко, который бормотал:"Вот бы эту тяжесть, да на голову большевикам!" Потом мы на радостях втроем крепко выпили и пошли по ночному городу, распевая:



Служил чекист при комитете

Носил фуражку ширшэ плеч

И больше всех вещей на свете

Любил эмблему «Щит и меч»...

Миша опять устраивал аукционы на «Туче», радостно декламировал заголовки статей. Наш альманах вновь оказался в центре городской жизни. Я ходил по конференциям, предлагая свежий аналитический номер. Помню в это время на мероприятиях неформалов стала появляться молодежь с черными флагами. Это были анархисты-синдикалисты, возглавляемые недавно пришедшем из армии Олегом Иванцом. Их лидер отличался крепким телосложением, настоящий качок. Новая волна, влившаяся в демдвижение, давала надежды на развитие перестройки в правильном русле.

Молодежь особенно любила «Кредо» за слушки и анекдоты, которые потом передавались из уст в уста по всему городу:

" Сидит Вовочка на уроке и чувствует что-то ему хреново- хреново. Так хреново, что ни девку за сиску схватить не хочется, ни соседу в задницу иголку воткнуть. Поднимает он руку и говорит учителю: «Плохо, мне. Наверное дома что-то случилось. Отпустите меня.»

Ну иди Вовочка. И пошел Вовочка домой. Идет и встречает девок знакомых, проституток местных. Зовут они его с собой. Ублажать обещают. "Нет«,- говорит Вовочка, хреново мне. Дома наверное что-то случилось. Не могу, домой пойду.

Идет дальше. Мужики стоят знакомые, бормотуху пьют. Зовут к себе. Снова отказался Вовочка. Пришел домой, открывает дверь. Сидит мать вся в слезах. «Что случилось?»- спрашивает Вовочка.

«Ох, Вовочка, сегодня твой брат Александр в царя стрелял!..»

Слушок: Члены самарского «ДС» швыряют в кабаках червонцы лишь потому, что на них изображен портрет дедушки Ленина.

х х х

Чем занимается старик Икишин по ночам? Сионизмом.

х х х

Гинзбург глядит на плакат"Ленин умер, но дело его живет!" -Уж лучше бы он жил.

х х х

Почему советское солнце с утра такое радостное?

Потому что оно знает, что к вечеру будет на Западе.

х х х

Студент спрашивает у профессора:" Евгений Фомич, что такое пролетарский интернационализм?" -Точно не знаю, но ехать все равно надо.

х х х

Зеленский везет в Израиль портрет Ленина. Это что?- спрашивают его на советской границе. -Не «что», а «кто». Этот Ленин!

-Это кто?- спрашивают его при приземлении в Израиле. -Не «кто», а «что».

Это золотая рамка.

х х х

Из военного музея ПРИВО неизвестный злоумышленник угнал броневик. Славные чекисты заняты тем, что берут у всех лысых в области подписку, что никто из них на броневик снова не полезет

х х х

Знаменитый генерал Макашов уверен в том, что его предсказание:"Народ побьет предателей камнями скоро сбудется«. Именно поэтому он поставил решетки на окна своей квартиры.



292278ef0e4f.jpg

На фото: Самара, ул. Чапаевская, дом 180. Здесь в «генеральском» доме жил Альберт Михайлович Макашов в пятикомнатной квартире на первом этаже.
В этом доме жил Дмитрий Ильич Ульянов, здесь был арестован маршал Тухачевский. Здесь находились квартиры членов Военного совета Сорокина, Карпоносова. Здесь в квартире № 6 проживал Почетный гражданин Самары, профессор истории Кузьма Яковлевич Наякшин.
util