Badge blog-user
Блог
Blog author
Валерия Демидова

Каинова печать ордынщины

21 Ноября 2016, 10:26

Каинова печать ордынщины

Статистика Постов 140
Перейти в профиль
<h1> Каинова печать ордынщины</h1>

Киплинг писал: Запад есть Запад, Восток есть Восток, и вместе им никогда не сойтись. Английский поэт ошибся. Эти две части света сошлись в России. Волей географического положения она оказалась между молотом и наковальней. С Запада рвались рыцари и католицизм, а с Востока степняки. Русские княжества приняли на себя основной удар татаро-монгольской орды и попали почти на 250 лет под пяту жестоких кочевников. Орда не только сломала душу народа, но и привила ордынские порядки и государственное устройство, построенное на жестокости и тирании.

После освобождения Русь поначалу повернулась лицом к Западу. Иван III женился на православной византийской принцессе Софье Палеолог, получил в дар константинопольскую библиотеку и стал ориентироваться на Европу, приняв скипетр, державу и двуглавого орла в качестве герба. Его сын Василий III еще больше ориентировался на Запад. Он женился на польско-литовской аристократке Елене Глинской и выдвинул доктрину, что Москва — третий Рим. Далее к власти приходит Иван Васильевич, принявший знаменитый Судебник, который ввел единое право на всей территории государства. Была создана регулярная армия в виде стрельцов.

Вскоре Московия приросла Поволжьем, Уралом и Сибирью. Для защиты от степняков требовались войска, форты и засеки вдоль южных границ. Для пополнения казны Кремль стал беспощадно закрепощать крестьян и обкладывать налогами черный люд. Так пошла политика милитаризма и неуважение к человеческой жизни. Каинова печать азиатчины привела государя к опричнине, религиозному ханжеству и разрушению самих основ державы. Ливонская война оказалась проигранной, крымский хан сжег Москву. В начале своего царствования Иван IV смотрел на Европу, а потом повернулся на Восток и стал действовать методами Орды. Вместо сближения со Стефаном Баторием и вливанием в унию Литвы, Польши и Москвы, Иван Грозный стал вести себя как Золотоордынский хан. Самопроизвольная изоляция лишила Россию выходов в морям. Это ударило как по торговле, так и по производству. Страна осталась степной цивилизацией, в то время как морские державы пошли вперед, по пути прогресса.

Напряжение росло. В смутное время Лжедмитрий предлагал западный путь развития. Проевропейское лобби в Кремле требовало царем польского королевича Владислава. Однако во главе страны стала династия Романовых. Ее представитель Петр I решительно развернул государство в сторону Запада, пробив окно в Европу и построив новую столицу Санкт Петербург на бывших шведских землях. Царь провел модернизацию как в экономике, так и в общественной жизни. Тем не менее в нем проявилась каинова печать азиатчины. Царь ради реформ пустил под нож до четверти населения страны, уничтожил собственного сына наследника и не установил жестких законов престолонаследия. Это аукнулось дворцовыми переворотами.

В итоге к власти пришла Екатерина Великая, настоящая немецкая принцесса, носительница европейского духа. Екатерина II переписывалась с великими философами Франции Вольтером и Дидро, проповедовавшими свободу. Царица осуждала рабство в Африке и Америке. Она говорила, что человек рожден для свободы. Однако и ее внутренние убеждения были разорваны азиатской ордынской традицией. На словах говоря о свободе, Екатерина II установила в России жесточайшее крепостническое рабство и отправляла на каторгу за вольнолюбивые литературные произведения своих образованных подданных. Что же случилось с императрицей плоть от плоти европейкой и почему она окунулась в откровенную азиатчину?

Европа представляла из себя интенсивный путь развития, подкрепляемый сложным государственным правовым устройством. Екатерина II попыталась все это внедрить на российских просторах. Она заселила Поволжье немецкими мигрантами, рассчитывая, что они научат местное население образцово вести сельское хозяйство. Немецкие педантичность, аккуратность и бережливость разлетелись в прах. Крестьяне не хотели новизны, называли картофель «дьявольским корнем», отказывались сажать яблони, груши, сливы, вишни под предлогом, мол соседи засмеют. Они заявляли, что лучше ничего не делать, ничего не иметь, так как все отберут чиновники. Подобное наследие ига парализовало все прогрессивные устремления императрицы.

В противовес она провела административную реформу, разделив страну на 50 губерний. Однако, получив больше дворянских свобод, чиновники ответили на это лихоимством и мздоимством. В конце- концов ЕкатеринаII вывела формулу российской власти: здесь надо править не умом, а сердцем. Народ же должен трепетать и бояться. Так царица повернулась лицом к Востоку, где надо просто рубить, колоть, душить, запугивать, захватывать территории и раздавать их вместе с населением своим фаворитам на правах рабов. Восток — это экстенсивный путь, не требующий сложных интеллектуальных изысканий и модернизации. Гидравлическое общество просто и управляемо. Однако Екатерина II забыла, что Россия -часть Европы и антикрепостническое крестьянское восстание Пугачева напомнило об этом. Пугачевщина стала тревожным колоколом, который возвестил о насущных нерешенных проблемах. Императрица подавила бунт с азиатской жестокостью, оставив разрешение задач потомкам. Ее внук Александра I должен был разрубить этот Гордиев узел.

1801 год мог стать переломным во всей русской истории и пресечь порочную ордынскую направленность. Александр I считался чуть ли не вольнодумцем, так как посещал масонские ложи, где только и говорилось о свободе и реформах. Молодой царь окружил себя передовыми русскими интеллектуалами и стал всерьез говорить о разработке Конституции и об отмене крепостного права. Однако дальше Указа о вольных хлебопашцах дело не пошло. Вмешалась внешнеполитическая проблема, связанная с экспансией Наполеона по всей Европе. В результате русские войска взяли Париж, но Александр I не позволил своим казакам устроить привычную кровавую вакханалию над побежденными. Он показал свою цивилизованность и уважение к Европе, но вместе с тем для России царь остался обычным восточным деспотом, хоть и получил имя Благословенный.

Авторитет триумфатора взлетел до небес. Вот как его принимали в провинциальной Самаре:" 8 сентября 1824г. в три часа дня на катере гаркоутного экипажа самодержец появился у самарских берегов. Все население не только города, но и его окрестностей, а также многие, специально приехавшие из отдаленных мест, толпились у берега Волги, где были устроены мостки, предназначенные для принятия государя. Благословенный был встречен восторженными криками народных масс. Присутствовали городничий, артиллерии поручик Н.И. Соколовский, раненый в 1812 году, уездный предводитель дворянства подполковник А.А. Даненберг, уездный судья майор В.А.Племянников, земский капитан-исправник подполковник В.В .Аристов, городской Голова Выдрин. Приняв от городничего почетный рапорт о благополучии города, Государь, стоя некоторое время на мостках, изволил беседовать с Соколовским. Затем, пройдя через толпу народа, сел в экипаж, запряженный четверкой почтовых лошадей, с известным Ильей на козлах и шагом, задерживаемый радостным народом, изволил отправиться в приготовленную Его Величеству квартиру, в дом генерал-майора Г.Н. Струкова, начальника соляного правления. ( ГАСО,Ф.815,оп.2,д.5,с.46 )

Данный отрывок говорит о многом: во-первых какое было единство всего народа, и царь воспринимался как отец нации, во-вторых видно, что все чиновники были военными. Именно в этой среде сформировался дух декабризма. Заняв Европу, офицеры увидели серьезный цивилизационный разрыв между Западом и Империей. Многие отчетливо поняли необходимость отмены крепостного рабства, тормозящего экономическое и политическое развитие страны. Царь имел все для проведения фундаментальных реформ: у него был авторитет, передовой офицерский корпус, жаждавший изменений. У Александра в руках был даже пример того, что надо делать в стране. Вся Европа уже жила по кодексу Наполеона. Этот документ даровал личностные свободы гражданам, принял фритредерство и равноправие всех сословий . Получился казус: Россия победила Наполеона, но в тоже время отреклась от очевидного буржуазного пути развития и опять повернулась в сторону Азии. Победа стала поражением. Нашу страну за консерватизм назвали жандармом Европы. Прогрессивное офицерство вышло на Сенатскую площадь.

Александр I за свои 24 года правления переродился из либерала-реформатора в реакционера. Каинова печать ордынства сразила его наповал. С крахом его правления началось безумное отставание России, разрыв страны и народа на две враждебные половинки, где одни стремились к свободе, реформам и демократии, а другие рвались в аракчеевщину и жандармский беспредел. Александр I должен был сделать в 1815 г. то, что Александр II объявил в 1856г и осуществил 19 февраля 1861г.

Чтобы сделала я: на Венском конгрессе, где решалась судьба Европы, объявила бы, что все русские солдаты становятся свободными и получают бесплатно, принадлежащую их семьям землю. Вернувшись в Россию, подписала бы Указ об отмене крепостного права и передаче земель хлебопашцам безвозмездно, без всякого выкупа. Прогрессивных офицеров поставила бы во главе губерний и городов с приказом подавлять любые выступления ортодоксальных помещиков.

Далее должны были последовать судебная, военная, земская реформы. Затем Александр I должен был принять Конституцию по типу той, что подписал Николай II 17 октября 1905г. Так что к 1825 г вместо декабристского восстания Россия стала бы самой передовой страной в Европе. Исторический процесс пошел бы совершенно по другому пути. Каинова печать ордынства осталась бы в далеком прошлом.



util