Badge blog-user
Блог
Blog author
Валерия Демидова

Как я дошел до жизни такой

21 Июня 2016, 08:29

Как я дошел до жизни такой

Статистика Постов 140
Перейти в профиль
Мои родители Андрей и Ирина Демидовы в Самаре в конце 80-х годов выпускали самиздатовский журнал «Кредо». Для этого издания диссидент Владислав Бебко написал свои воспоминания. Кое-что было опубликовано, а основные тетради я перечитала и оцифровала. Предлагаю Вашему вниманию эти материалы.


Все шли в строю,я в стороне,
Я эмигрант в своей стране:
На шею первая петля -
Был красный галстук для меня,
Потом сажали всех на кол
С названьем четким — комсомол.
(из песни А. Демидова)

Предисловие

Об обществе можно судить, исходя из различных параметров: уровень развития экономики, степень грамотности населения, социальные гарантии, наличие общественных лифтов и так далее. Думаю, что наиболее ярко сущность социума проявляется в его отношении к своим пассионарным личностям, то есть наиболее активным и креативным людям.Наиболее пассионарна молодежь. Если она занимает структуры власти и реализует не только амбиции, но и свежие позитивные идеи, то можно сказать, что такое государство идет в гору, как говорится, оно на подъеме. Если старики занимают основные позиции во власти и экономике, то наблюдается застой, деградация, торможение.Когда молодой Фидель взял власть сколько было надежд во всем мире. Вот она начинается новая история на острове Свободы. Когда он стал старым, продолжая возглавлять страну, то испарились последние остатки надежды на прогресс.
Общество — социальная материя, которая должна быть всегда в движении, перманентность выше любого самого лучшего конечного результата.

Часть 1.Сквозь буреломы лжи.

Недавно я закончила школу и решила разобраться в шкафу. Освобождала полку за полкой от ненужный сочинений, контрольных работ и вдруг нашла толстую тетрадь, исписанную карандашом. Чужой почерк меня заинтриговал. Оказалось, что это записи Владислава Бебко, старинного товарища моих родителей. Этим записям более тридцати лет, но как они современны.
В моей жизни не было каких-то прозрений, когда бы я осознал всю фальшь существующего режима. Я дошел до понимания совершенно естественно, эволюционным путем, то есть когда я вошел в сознательный возраст, я уже был вполне сформировавшийся антикоммунист. Я воспитывался в советской школе. Вокруг меня была одна советчина. Рядовая советская семья: отец — рядовой коммунист, фронтовик, обыватель. Мать того же плана, все интересы у нее сводились только к семье. Идеальная советская семья — работа, дом, телевизор.
Я посещал детский сад, что на улице Некрасовской. Мне запомнился такой эпизод ( это вторая половина 50-х годов). В зале у нас висело два портрета — Ленин и Сталин. И как-то мы с ребятами сидели за столом и рисовали. Один из ребят стал рисовать Сталина. У него получилось очень похоже. Мы окружили его и просили рисовать еще, и он рисовал. Неожиданно в наш круг ворвалась воспитательница, вырвала листок с изображением Сталина и разорвала его на мелкие кусочки. Это было так неожиданно и резко. Вид у нее был строгий и страшный. Мы испугались и молчали. Она же обругала художника и строго-настрого запретила рисовать усатого Сталина и бородатого Ленина. Мы, дети, были напуганы, но ничего, конечно, не поняли, в чем же была вина?
В середине 60-х годов, когда я учился в школе, к нам из-за «железного» занавеса стала проникать культура Beatles, которая к этому времени охватила весь Запад. А так ка я находился в возрастете тинейджера, то очень живо воспринял эту культуру. Но эта культура или даже культ вступал в противоречие с официальной культурой. Beatles — культура быстро распространилась, завоевывая умы советской молодежи. Власти не успевали раскачаться, да и что они могли сделать, как получили еще одну серьезную оппозицию в лице поклонников Beatles. Война с битломанией только придала ей еще большей популярности среди молодежи.
Я с головой окунулся в Beat-движение и к 70- м годам стал одним из столпов-идеологов хип- движения в Куйбышеве ( тогда это так называлось), а к середине 70-х конченным антисоветчиком. В начале движение было не чисто политической оппозицией режиму, а скорее морально-культурной, но постепенно благодаря обострению конфликта с совдеповской системой оно получило преобладание политического аспекта. У меня было именно так.
Я жил так как хотел, как считал правильным в соответствии со своими взглядами. И свои взгляды я не держал при себе, а насаждал их везде,где только можно. В этот период я не был против Советской власти, она была против меня. Труд я считал злом, данным человеку в наказание в соответствии со Святым писанием. Особенно труд в советском его выражении, как работа. Меня же принуждали к труду.
Я считал, что человек должен быть лохматым, потому что все что растет — это от Бога и не нам судить, зачем он так создал. И всякое посягательство на человеческую растительность я рассматривал как членовредительство. Советская же власть постоянно посягала на мои члены, пытаясь подравнять меня под комсомольца. Я должен был молиться большевистским идолам, жевать ленинятину, быть советским. И еще тысяча норм, запретов, устоев, которых я не разделял. Воспитывайте меня, агитируйте за своего дьявола, но нет , все в принудительном порядке.
Вспоминая то время, я не перестаю удивляться сегодняшнему дню. Откуда взялись эти демократы, монархисты, националисты и прочие разномыслящие. Ведь тогда мне противостояло практически все общество, кроме двух десятков отщепенцев на миллион или несколько сотен на всю страну. Единомыслие было не мнимое, а вполне реальное. Мне противостояли не только те, кто получал за это зарплату( МИЛИЦИЯ, ГБ), но и все остальные бесплатно, по убеждению ( родители, воспитатели, преподаватели, обыватели, хулиганствующие). Поразительное единство: прокурор и уголовник были в одном лагере. Если и были у них разногласия, то семейные. Семья же у них одна, оба они советские.
util