Badge blog-user
Блог
Blog author
Валерия Демидова

Моя Голгофа. Продолжение

25 Июня 2016, 06:04

Моя Голгофа. Продолжение

Статистика Постов 140
Перейти в профиль
Мои родители Андрей и Ирина Демидовы в Самаре в конце 80-х годов выпускали самиздатовский журнал «Кредо». Для этого издания диссидент Владислав Бебко написал свои воспоминания. Кое-что было опубликовано, а основные тетради я перечитала и оцифровала. Предлагаю Вашему вниманию эти материалы. Продолжение.


Моя Голгофа.

Часть 7.

7 ноября 1978г. Я был схвачен тремя «случайными» прохожими в гражданском, выскочившим из подворотни, когда я прогуливался возле своего дома. Я подумал, что это бандиты-грабители, так как подобного рода нападения на меня ранее происходили неоднократно. Я не оказал активного сопротивления, потому что перевес в силе был значительным. Трое плотных парней лет по тридцать с небольшим против троих щуплых: старшему 24 года да еще девушка.
В продолжении нескольких минут я и бывшие со мной подвергались насильственным действиям, сопровождавшимися нецензурной бранью. На мое восклицание: «Кто вы такие? Что вам нужно?» — случайные граждане представились дружинниками из ДНД. О причинах бандитского нападения они не сообщили. С вывернутыми руками они вывели нас на проезжую часть, где минут через десять появилась гражданская «Волга», в которой находилось еще несколько «случайных» граждан. Нас насильственно запихнули в эту машину и доставили в РОВД. Там меня посадили в камеру с бандитами.
В последующие дни меня оформили мелким хулиганом, что грозило принудительными неоплаченными работами до 15 суток с ночным пребыванием в камере. За каждые сутки работы я должен был уплатить по 1 рублю. Спустя еще день я был оформлен как злостный хулиган по ст. 206 ч. II ( от 1 года до 5 лет лагеря). Спустя еще день ко всему прочему присовокупили статью 190( до 3 лет лагеря) и еще угрожали большими карами за акты террора.
За это время у меня на квартире и еще у некоторых знакомых были проведены обыски, в результате коих изъяли множество различных предметов личного пользования, которые в дальнейшем никак не инкриминировались, но возвращены не были. В течение десяти месяцев меня подвергали допросам с пристрастием, били, истязали, производили различные экспертизы, возили по различным тюрьмам, перебрасывали из камеры в камеру. Тюремщики, уголовники, следователи подвергали меня регулярным истязаниям и пыткам, требуя признаться в подготовке каких то взрывов.
В результате всего этого был приговорен к трем годам концлагерей. В продолжение всех трех лет я являлся объектом различного рода уголовных преступлений предусмотренных УК. Что тут доказывать, кому объяснять, жаловаться. Я не преувеличиваю. Меня били каждый день или почти каждый и часто очень сильно: синяки, ссадины, ушибы, кровоподтеки, переломы, сотрясения головного мозга. Представьте, когда все болит и всякое движение вызывает мучение и боль. Били сапогами в живот, по ребрам, по половым органам. Внешне это не так заметно, но статью 206 никто не отменял.
Далее следовало вымогательство, грабеж, насилия самого различного рода, угрозы, оскорбления, изуверские издевательства. Я не вписался в российское общество, где процветают люди-функции и значение каждого определяют наличием у того крыши или ее отсутствием. Государство меня записало в бандиты и посадило за колючку. Настоящие бандиты в зоне долго думали к кому меня приписать. С криминальной моралью я не согласился, и жизнь начала трепать по полной.


util