Badge blog-user
Блог
Blog author
Валерия Демидова

Царство охлоса. Продолжение

1 Июля 2016, 07:08

Царство охлоса. Продолжение

Статистика Постов 140
Перейти в профиль
Из книги воспоминаний «Фабрика подонков» диссидента Владислава Бебко

Царство охлоса.

Итак, в камере 60 человек на двадцать железных лежанок. Камера — продолговатый прямоугольник, справа и слева по пять плотно прилегающих двойных шконок вверх и вниз; четыре пятерки. Два окна 1×1,5; решетка и намордник. Зимой вставляется решетчатая рама, половина стекол разбито. Кому холодно, затыкают дыры, чем Бог послал. Кому жарко, срывают затычки и бьют стекла. Вопрос жарко или холодно решается дракой, отборной руганью. Бандиты с низким статусом в разрешении подобных споров не участвуют или так: двое конфликтующих заставляют третьего, скажем, закрыть-открыть окно, но так как угодить обоим нельзя, то оба бьют третьего за неповиновение. И эта ситуация не может разыгрываться в течение продолжительного времени. Положение третьего невыносимо. Кажется никогда это не кончится, деться некуда, острота конфликта нарастает. В любом случает виноват ты, а за вину будешь платить. Будут бить, бить, бить сапогом по лицу, в живот, куда попало, пока не убьют. Но ты и не заметишь, как все кончается, и ты жив, но это только маленький перерыв: минута, две, десять, и ты в новой драме в той же роли
В углу — параша. По другую руку — стол из дерева и металла, жестко укрепленный в цементный пол.В середине стены дверь, перед которой небольшая пустая площадка. Еще вешалка — пять гвоздей и изуродованный шкаф-клетка. Три волчка: два в стене справа и слева от двери и в двери.
Каждую из трех пятерок шконок занимают земляки из одного города( Сызрань, Тольятти, Куйбышев). Четвертая пятерка — для залетных. Это пересылочная тюрьма. Почти все камеры заполнены осужденными, но есть и подследственные. Женщины и мужчины, и осужденные разных режимов содержатся раздельно, в разных камерах, но бывает некоторое смешение. Есть и полностью смешенные камеры ( режимы, следственные, этапники). Смешение полов не допускается. Бывают случаи массового смешения полов благодаря разборки межкамерных стен, но редко.
В этой тюрьме осужденные находились в среднем 1,5 −2 месяца, ожидая рассмотрения кассационных жалоб и распределения по лагерям. На территории тюрьмы располагались два четырехэтажных строения, несколько одноэтажных бараков, различные подсобные строения, десятка два прогулочных дворов различной величины и конфигурации, площадью приблизительно 4×5, 7×9 метро. Вся территория огорожена бетонным забором, колючей проволокой в несколько рядов, проводами под напряжением и многими прочими препятствиями и средствами сигнализации. По углам — вышки, на которых охранники с автоматами.
Рассказывали случаи побегов, но это крайне сомнительно, так как нет смысла при таких крайних системах контроля над населением, как паспортный режим и прочие средства устрашения: за побег — три года. Если и бывают побеги, то крайне редко и по различным случайным обстоятельствам, всякая организация исключена.
Подавляющее большинство камерников составляли лица из низших слоев населения. Основная масса преступлений — это злостное хулиганство, кражи различного рода, изнасилование, грабеж. Подъем в шесть утра. Половина уголовников спят на полу. Это в большинстве своем те, кто не смог силой или глоткой отстоять свое право на более удобное существование. Это те, кто всегда во всем виноваты. Через полчаса принесут пищу, а сейчас придут надзиратели считать наличие голов. Все с напряжением ждут этого момента. Грязные матрацы, лежащие на полу, сворачивают и складывают в угол рядом с парашей, в камера беготня, ругань. Большинство тех, кто на шконках, еще досыпают. Разбуженные и сворачивающие матрацы погоняют друг друга грубыми окликами, пинками, подзатыльниками.
К двери подходят кованные сапоги, звон ключей, железный скрип двери. В камеру входят два надзирателя . Все вскакивают и кое-как выстраиваются, где можно встать. Неуместившиеся полусидят, полу- спят, полу -слезают со шконок. Камера набита так плотно, что на полу нет ни одного свободного места. Проверка проходит довольно быстро и если надзиратель не заметит, то можно не слезать, но если он заметит, то поднимет крик и заставит слезть, как положено. Все уголовники встают на сторону охранника и неуместившийся на полу получает мерзкую брань. Масштабы этой брани, конечно, зависят от того, какое положение занимает этот уголовник в камере. Иному не скажут ничего, да и посмотреть косо побоятся, а другого и избить могут.
Один из охранников называет фамилию дежурного по камере. Дежурный обязан при входе начальника называть свою фамилию и количество голов в камере, весь день подметать и убирать камеру, выносить мусор и парашу, убирать со стола миски и прочее. Но это только положение, на самом деле дежурный только называет себя при входе начальника, все остальное выполняют изо дня в день несколько человек, которых принуждают к этому другие уголовники, а то и вообще один человек. Каждый весь день всеми способами противится всякому дежурству, поэтому на протяжении всего дня происходят скандалы, драки и избиения.
Каждый новый официальный дежурный должен заставить кого-либо выполнять свои обязанности. Несколько неофициальных дежурных грызутся между собой, стараясь свалить работу на другого, причем даже не свою, а чужую, чтобы оградить себя от домогательств более сильного. Заставь ты или заставят тебя — таков их закон.
http://www.proza.ru/2014/12/06/597


util