Badge blog-user
Блог
Blog author
Валерия Демидова

Пинч повесился. Продолжение

4 July 2016, 08:44

Пинч повесился. Продолжение

Статистика Постов 140
Перейти в профиль
Из книги воспоминаний «Фабрика подонков» диссидента Владислава Бебко


Пинч повесился

Как-то ко мне подошел один из их парней и стал вкрадчиво шепотом объяснять, что я хороший, что он даст мне сала, сахар, масло. Я подумал — вот оно настоящее. В этих диких экстремальных условиях в русском человеке проснулась душа и истинная доброта, он хочет помочь бескорыстно другому русскому человеку. На глаза от радости и умиления навернулись слезы. Я захотел было обнять его как брата, но вдруг услышал: " Никто ничего не узнает..." Последние слова сопровождались ласковым поглаживанием моей коленки. Я догадался, что должен по секретному составить ему минет пару в активной роли, за что получу соответствующее вознаграждение.
Я с пониманием отнесся к его гомосексуальным потребностям и как мог объяснил, что ничем помочь не могу, так как не испытываю к нему ответных чувств и вообще другой ориентации, а в тюрьме любые сексуальные интересы у меня атрофированы. Как я не старался объяснить, этот кретин ничего не понял. В дальнейшем оказалось, что секс у уголовников совсем не то, что у людей или животных.Можно ли совокупляться не имея влечения к партнеру? Оказывается у них можно. У них это и не секс вовсе. Это форма притеснения и унижения себе подобных.
В одно из пополнений нашей камеры попал молодой парень. Было ему лет восемнадцать, сам из какого-то маленького городишки. Сел за то, что с группой своих товарищей угнал лодку. В этой группе он был самый старший и получил два года лагеря. Отличался паренек тем, что не походил на остальных уголовников, не был из их среды и попал сюда случайно, как говорится, белая ворона. Юноша не отличался высоким интеллектом, но не был полным идиотом как все остальные. С ним вполне можно было говорить на человеческом языке. Он пробыл несколько дней, ничем особо не выделяясь, пока как-то сдуру не разговорился с одним из сокамерников. В ходе разговора выяснилось, что в нашу камеру его перевели из другой, потому что в предыдущей возникли какие-то трения. Тут к разговору подключилась куча уголовников. Стали выяснять- не пидор ли он?
Каверзные вопросы и подколы сыпались со всех сторон. Он не успевал отвечать или отвечал невпопад и толком не понимал, чего они от него хотят. В конце- концов все перешло в открытую травлю. Зеки вели себя, как стая бездомных псов, что набрасывается на одного, а по одиночке, скуля и поджавши хвост, шарахаются от прохожих. С него сдрючили одежонку получше, надавали тумаков и отправили в дальний угол к параше. Дальше его не трогали, но место ему было определено.
Как-то втолкнули в камеру оперного певца. Парень молодой высокий красивый, с женственными чертами лица и холеными длинными пальцами. Творческих людей уголовье ненавидит особо. Начался настоящий праздник тела. Артиста трахал всякий кому не лень. Смотрящий по камере придумал изысканное развлечение, заставляя несчастного интеллигента всякий раз петь популярные арии во время полового акта. «Теперь у нас не то что тюремное радио, а настоящий концерт по заявкам», — говорил авторитет. Беднягу так отпидарасили, что он навсегда потерял голос. Попал парень просто за случайную пьяную драку и за то, что пел в неположенном месте.
В камере выявляется масть и чин каждого, все это реализуется в лагере. Уголовники делятся на три категории: воры — те, которые не работают, играют в карты, пьют чифирь и грабят остальных; мужики, вкалывающие за себя за того парня, то есть за вора. Низшая категория — это пинчи или обиженка, опущенные. Они живут как неприкасаемые своей замкнутой жизнью, презираемые и притесняемые первыми двумя группами. У пидора нельзя прикуривать, сидеть с ним за одним столом, тем более пользоваться с ним одной посудой. С ними нельзя слишком близко общаться и сближаться. В бараке для питания они сидят за отдельным столом, пользуются специально помеченной посудой, чтобы не перепутать при мытье. Пинчи живут в отдельных бараках. Основной контингент опущенных составляют психически или физически неполноценные, всякого рода ущербные, убогие, из глухих деревень, утонченные интеллигенты. В обиженку иногда попадают провинившиеся из первых двух групп — это проигравшие, задолжавшие, затравленные. Малую часть составляют настоящие голубые.
Пинчи выполняют самую грязную и презренную работу. Все эти правила не предусмотрены официальным законом, но одобряются администрацией лагеря. Наиболее авторитетные бандиты справляли свои сексуальные потребности, используя кого-либо из пидоротряда. Я сомневаюсь, чтобы они получали от этого некое удовлетворение. Скорее это делалось для поддержания своего престижа. Сует этакий сексот свою елду в дерьмо и горд собой. Пидоры отказать не могут, иначе их зарежут или заставят есть зонбургер, запивая пивом. Зонбургер — это бутерброд с дерьмом, а пиво — протухшие ссаки.
Перед освобождением все уважающие себя пацаны считали за честь насувать себе в член так называемые шары. Бритвой или чем либо острым надрезалась крайняя плоть и туда закатывается шарик из пластмассы. Иногда их вгонялось столько, что эта штуковина становилась вроде кукурузного початка. Такой пенис назывался генералом. Эти ублюдки полагали, что все женщины увидят такую прелесть и умрут от счастья. Что с них взять.
Вспоминается такая история. Как-то утром, как обычно, выгнали нас из барака на проверку голов. Часа полтора проверяли, заморозили вконец, гады. Вдруг вынесли какой-то мешок из одного барака и потащили на больничку. «Пинч повесился», — пронеслось по рядам. Авторитеты заулюлюкали, остальные гнусно захихикали.
http://www.proza.ru/2014/12/06/597


util