Badge blog-user
Блог
Blog author
Тимкин Тима

Образец жалобы

24 Марта 2016, 14:18

Образец жалобы

Статистика Постов 3
Перейти в профиль


1. [Описание деяния]

1.1. Около 14 часов 30 минут 04 мая 2014 года ко мне по телефону обратился мой знакомый Гилфанов Ренат с просьбой подсказать ему, где можно приобрести наркотик (3-метилфентанил). Ренат пояснил мне, что он находится в депрессивном состоянии (наркотической ломке), у известного ему продавца наркотиков приобрести наркотик у него не получается.

1.2. Я согласился помочь Гилфанову приобрести наркотик.

Мне было известно, что Гилфанов является наркозависимым лицом. И мне было известно какие страдания испытывает Гилфанов, находясь в состоянии наркотической ломки. У меня возникло чувство сопереживания (чувство эмпатии) к Гилфанову — это повлияло на моё согласие помочь Гилфанову.

1.3. Я созвонился с известным мне продавцом наркотиков Гулиевой Ламиёй и попросил её продать наркотик моему знакомому. Она согласилась при условии, что я приду вместе со своим знакомым.

1.4. Около 15 часов 00 минут 04 мая 2014 года я встретился с Гилфановым, который сказал мне, что приехал на такси, но автомобиль уже уехал — он отпустил таксиста.

Я объяснил Гилфанову, что не могу дать ему номер телефона продавца наркотиков, но могу сопроводить его по нужному адресу. Гилфанов согласился и настоял на том, чтобы мы шли пешком.

1.5. Мы (я и Гилфанов) пришли по адресу и Гилфанов в моем присутствии передал деньги Гулиевой (2000 рублей — около 35 евро). Когда Гулиева вынесла наркотик для Гилфанова (около 0,35 грамма — одна или несколько разовых доз), нас троих задержали полицейские.

1.6. В отделении полиции с меня взяли показания, после чего полицейские сначала хотели меня отпустить и не предъявлять мне никаких обвинений, но потом полицейские передумали и задержали меня в качестве подозреваемого в пособничестве в приобретении другим лицом наркотиков.

1.7. Во время следствия я узнал, что Гилфанов являлся государственным агентом (агентом полиции), так как до телефонного звонка мне Гилфанов написал заявление в ОП№ 3 УМВД РФ по г. Мурманску, в котором выразил желание оказать содействие правоохранительным органам (полиции) в изобличении продавца наркотиков.

Я не придавал должного значение тому факту, что умысел на оказание помощи Гилфанову возник у меня искусственно, после обращения ко мне государственного агента (агента полиции) Гилфанова.

2. [Моя выгода]

2.1. От сделки Гилфанова и Гулиевой я не имел никакой выгоды, только мог рассчитывать, что Гилфанов поможет мне, если в будущем я обращусь к нему с подобной просьбой.

2.2. Я никогда не продавал наркотики.

Я никогда не проявлял инициативу в оказании помощи кому-либо в приобретении наркотиков.

Я никогда не распространял информацию о том, что знаю где продают наркотик.

2.3. Я не считал аморальным оказать помощь Гилфанову в приобретении им наркотиков, так как знал что Гилфанов уже является наркозависимым, страдает от наркотической ломки и сам ищет возможность приобрести наркотик.

3. [Предварительная договорённость]

Какой-либо предварительной договорённости между мной и Гилфановым не существовало. Я узнал о желании Гилфанова приобрести наркотик около 14 часов 30 минут 04 мая 2014 года, когда Гилфанов обратился ко мне по телефону. На тот момент Гилфанов уже являлся агентом полиции.

4. [Признание вины]

4.1. Во время следствия и суда я признал свою вину. Признавая вину, я признавал, что оказал помощь Гилфанову в приобретении наркотиков. Я не знал, что по российскому законодательству преступность деяния зависит от того, как именно возник умысел наэто деяние.

4.2. Я не придавал должного значение тому факту, что умысел (на оказание помощи Гилфанову в приобретении им наркотиков) возник у меня в результате деятельности сотрудников полиции, к которым относился государственный агент (агент полиции) Гилфанов, так как Гилфанов написал заявление в ОП№ 3 УМВД РФ по г. Мурманску, в котором выразил желание оказать содействие правоохранительным органам (полиции) в изобличении продавца наркотиков. Заявление было написано Гилфановым до того, как он обратился ко мне по телефону с просьбой о помощи.

5. [Мой защитник]

5.1. Адвокат (защитник) был предоставлен мне государством. Адвокат (защитник) не обратил моё внимание на то, что умысел на преступление был создан у меня искусственно, в ходе деятельности сотрудников полиции.

5.2. Адвокат (защитник) говорил мне, что в случае признания вины мне будет легче попасть в реабилитационный центр для наркозависимых вместо реального срока заключения в исправительной колонии.

5.3. Полагаю, что мой защитник либо не был заинтересован в справедливом судебном разбирательстве по уголовному делу, либо был недостаточно подготовлен.

6. [Приговор]

Приговором Первомайского районного суда г. Мурманска от12 августа 2014 года я приговорён к 05 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима за пособничество в покушении на незаконное приобретение без цели сбыта наркотических средств в особо крупном размере ( ч.5 ст.33, ч.3 ст.30, ч.3 ст.228 Уголовного Кодекса Российской Федерации).

7. [Незаконное осуждение]

7.1. В исправительной колонии некоторые заключённые смеялись надо мной, когда узнавали обстоятельства моего уголовного дела. Я стал интересоваться законами и узнал, что сотрудники полиции (оперативные сотрудники) по закону не имеют права содействовать формированию у лица умысла на преступление. Узнал, что всуд должны были быть предоставлены достаточные доказательства того, что умысел сформировался у меня независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений.

7.2. Так, согласно статье 5 Федеральный закон от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» (с изменениями и дополнениями на момент моего осуждения)

«Органам (должностным лицам), осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, запрещается: подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий (провокация);»

(абзац введен Федеральным законом от 24.07.2007 N 211-ФЗ)

7.3. Так, согласно второму абзацу пункта 14 Постановления Пленума ВС РФ от 15 июня 2006 года № 14 (с последующими изменениями и дополнениями на момент моего осуждения):

" Результаты оперативно-розыскного мероприятия могут использоваться в доказывании по уголовному делу, если они получены и переданы органу предварительного расследования или суду в соответствии с требованиями закона и свидетельствуют о наличии у лица умысла на незаконный оборот наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность."

Таким образом, оперативники не имели права создавать у меня умысел на совершение преступление.

7.4 Десятидневный срок апелляционного обжалования был мной пропущен.

8. [Обжалование в Мурманский областной суд]

8.1. Выяснив незаконность моего осуждения я обратился с кассационной жалобой в Мурманский областной суд. В составленной по всем правилам жалобе я указал на то, что умысел на преступление возник у меня в результате деятельности сотрудников полиции и аргументировал это утверждение. В том числе я указал на решения Европейского Суда по Правам Человека, которые выносились в случаях, подобных моему случаю.

8.2. Постановлением судьи Мурманского областного суда «Об отказе в передаче кассационной жалобы на рассмотрение в судебном заседании суда кассационной инстанции» от 28 августа 2015 года мне отказано в рассмотрении кассационной жалобы в судебном заседании суда кассационной инстанции.

8.3. Наиболее важным в мотивировке этого отказа считаю доводы судьи, которые касаются возникновения у меня умысла на преступление (конец 2 и начало 3 страницы постановления)

«Как указано в приговоре, предварительное согласие осуждённого Стрелкова С.Ю. на оказание помощи в приобретении наркотических средств Гилфанову Р.М. было получено ранее, и в отсутствии каких-либо уговоров, склонения и иных способов подстрекательства к совершению преступления со стороны как самого Гилфанова, так и со стороны сотрудников правоохранительных органов. Об этом свидетельствуют не только показания свидетеля Гилфанова, <u>(1)</u> но и показания свидетеля Гулиевой Л.Г., согласно которым осуждённый Стрелков и ранее помогал через неё приобретать наркотики для Гилфанова.» <u>(2)</u>

<u>1) </u>Из пересказа положенных в основу приговора показаний свидетеля Гилфанова (страница 3 приговора) не следует, что я обещал Гилфанову содействие.

Я не могу сейчас посмотреть оригинал показаний Гилфанова в материалах уголовного дела или получить копию этих показаний. Если в оригинале Гилфанов утверждает, что моя с ним договорённость имела место до того, как он мне позвонил около 14 часов 30 минут 04 мая 2014 года, то почему тогда этот важный момент не указан в приговоре в пересказе его показаний.

Если в оригинале Гилфанов утверждает, что моя с ним договорённость имела место до того, как он мне позвонил около 14 часов 30 минут 04 мая 2014 года, то Гилфанов лжёт.

Так или иначе, суду не были (и не могли быть) предоставлены достаточные доказательства того, что между мной и Гилфановым была договорённость до того, как Гилфанов позвонил мне в статусе государственного агента (агента полиции).

<u>2) </u>Из пересказа положенных в основу приговора показаний свидетеля Гулиевой (страницы 3-4 приговора) следует, что я ранее помогал Гилфанову в приобретении им наркотических средств.

Считаю этот аргумент абсурдным, так как совершение одного преступления никак не может говорить о возникновении умысла на совершение другого преступления -этим нарушается презумпция невиновности.

Нельзя забывать, что свидетель Гулиева находилась под следствием, когда давала свои показания, и могла давать такие показания, которые могут в лучшую для неё сторону отразиться на сроке её наказания, даже если бы ей пришлось солгать.

Суду не были предоставлены достаточные доказательства того, что показания Гулиевой подтверждают наличие договорённости между мной и Гилфановым до того, как Гилфанов позвонил мне в статусе государственного агента (агента полиции).

9. [Обжалование в Верховный Суд]

9.1. В жалобе в Верховный Суд РФ я вновь и более подробно изложил аргументы о том, что умысел на преступление возник у меня в результате деятельности сотрудников органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность (сотрудников полиции). В том числе, я указал на решения Европейского Суда по Правам Человека, которые выносились в случаях, подобных моему случаю.

9.2. Постановлением Верховного суда РФ от 23 ноября 2015 года № 34-укс15-278 «Об отказе в передаче кассационной жалобы на рассмотрение в судебном заседании суда кассационной инстанции» мне отказанов рассмотрении моей жалобы.

9.3. 12 декабря 2015 года я получил постановлением Верховного суда РФ от 23 ноября 2015 года № 34-укс15-278 «Об отказе в передаче кассационной жалобы на рассмотрение в судебном заседании суда кассационной инстанции».

Считаю, что с этого момента начал идти шестимесячный срок обжалования в Европейском Суде по Правам Человека, так как я обратился с жалобами и в областной и в Верховный суды.

10.[Моё мнение]

Я не могу доказать изложенное в этом пункте, поэтому прошу считать изложенное в этом пункте моим мнением.

Я считаю, что Гилфанов был задержан сотрудниками полиции и у Гилфанова было обнаружено незначительное количества наркотика с собой (в пределах разовой дозы). Сотрудники полиции предложили Гилфанову выбор: либо он понесёт уголовную ответственность за хранение наркотиков, либо он поможет сотрудникам полиции задержать продавца наркотиков — тогда Гилфанов сможет избежать уголовной ответственности. Гилфанов согласился изобличить продавца наркотиков, но ему было не выгодно изобличать своего продавца, поэтому он решил указать в заявлении продавца из моего района. Номер телефона для связи с продавцом Гилфанов хотел взять у меня, но в итоге вышло так, что я сам привёл Гилфанова по адресу продавщицы наркотиков Гулиевой.


viktor.petrov83@mail.ru
util