Badge blog-user
Блог
Blog author
Николай Лётин
Blog post category
История

Русская идея: от плюрализма к традиционализму

Какие ценности мы возраждаем

14 Июня 2017, 13:05

Русская идея: от плюрализма к традиционализму

Какие ценности мы возраждаем

Статистика Постов 4
Перейти в профиль

Тема возрождения традиционных ценностей стала необычайно популярна в последнее время. Что именно мы возрождаем, до конца не понятно, но, должно быть, это что-то невообразимо прекрасное, поскольку оно даже защищено законом. Если вдуматься, подобные заявления верховной власти противоречат Конституции, поскольку в ней официально задекларирован плюрализм (ст. 13, п. 1 и 2). Но гораздо интереснее сконцентрировать внимание не на очередном попрании основного закона, а на самом процессе воссоздания чего бы там ни было. Покопавшись, можно найти много интересных параллелей и сделать пару неожиданных выводов.

Великой... снова

Немного о самих традиционных ценностях. Возрождать что-то из прошлого — это, пожалуй, общемировая тенденция. По схожим лозунгом проходила предвыборная кампания 45-ого президента США, к чему-то похожему призывала проигравшая выборы Марин Ле Пен (к слову, будь я французом, я бы голосовал за нее — у нее хотя бы яйца есть).
Так что же такое «возрождение традиций»? По сути, яркая обложка, красивый лозунг, за которым можно повести массы. Вера в то, что прошлое твоей страны было славным, а не темным, объединяет миллионы людей по всему миру. Форма, впрочем, не всегда соответствует содержанию. Под маркой реставрации монархии, например, в XIX веке в Японии провели индустриальную революцию. Но там иначе нельзя. Это парадоксально, но основа менталитета в стране гигантских роботов и сверхзвуковых поездов — это консерватизм. Протолкнуть что-то новое без апелляции к традиции просто невозможно.

О традиционных ценностях в современной России


В чем корни процесса «возрождения» в нашем отечестве? В нулевых неожиданно выяснилось, что эксперимент с отказом от господствующей идеологии в ходе перестройки имел весьма неожиданные последствия. Освободившись от идеологического прессинга, народ как с цепи сорвался. Падение нравов неожиданно оказалось не риторической фигурой, а статистическим фактом: рост потребления алкоголя, количества разводов, появление открытых неонацистов, падение престижа образования и уровня грамотности в целом, возведение в культ гламура и богемной жизни, подростковая мода на саморазрушение... ну и так далее.
Нормальное правительство не могло не тревожить такое положение дел, и оно сделало самый естественный для России шаг: резкий поворот назад. В этом нет для нашей страны ничего нового. Многие отечественные правители (например, Александр I) начинали с либеральных реформ, а заканчивали реакцией, потому что ситуация выходила из-под контроля. Большевики, придя к власти, тоже сначала подписали «декрет о мире», а затем, столкнувшись с внешними и внутренними угрозами в виде интервенции и белого движения, поняли, что без армии не получится, и создали РККА с поголовным принудительным призывом (мой прадед, царство ему небесное, прятался от таких «отрядов мобилизации» в огороде — между грядками капусты).
В поисках идеологической опоры государство обратилось к славному прошлому (прошлое всегда славное — не забываем об этом) и обнаружило там духовные скрепы. Если верить «Новой газете», в России есть две по-настоящему вечные духовные ценности: православие и культ победы в Великой отечественной. Именно их и взяли за основу новой национальной идеологии. Однако такое сочетание смотрится весьма гротескно. Победа является советским достоянием и, как следствие, считается «своей» у тоскующих по «тем временам». Златоглавые церкви чужды советскому атеистическому сознанию, зато считаются главным достоянием Российской империи.
По мнению аналитиков, сегодня есть два основных направления неоконсерватизма: православный монархизм с Милоновым и Поклонской в первых рядах и имперский социализм, объединяющий всех тоскующих по Сталину и его методам борьбы с коррупцией. Таким образом, стан консерваторов в нашей стране фактически состоит из непримиримых идеологических противников.

Человек новой эпохи: Хорошо забытое старое


Поговорим про образование, ведь именно там формируется мировоззрение граждан любой страны, вне зависимости от того, учат их толерантности или мудрости предков. В начале года новый министр образования и науки России Ольга Васильева прямо заявила, что нужно вернуться «к лучшим традициям советской школы». По ее словам, «все новое — это хорошо забытое старое». Она вывела пять тезисов, которые определят будущее отечественного образования, и они один в один копируют принципы советской школы, среди которых нравственное и трудовое воспитание.
Советская система образования по праву считается одной из лучших в мире, однако целесообразность полного ее клонирования вызывает сомнение. Если в прививании любви к труду нет ничего плохого, то летние выезды в колхозы в качестве главного средства этого прививания — вопрос спорный. Во-первых, у нас (как минимум, в теории) сейчас информационное, а не аграрное общество. А во-вторых, степень самосознания современных школьников существенно выше, чем у предыдущих поколений. Многие осознанно работают с 14-16 лет, чтобы накопить на дальнейшее обучение, а некоторые даже имеют свой бизнес.
Хотелось бы рассмотреть новый проект подробнее, но это будет уклонением от темы. Важнее другое. На моей памяти это первый раз, когда чиновник такого уровня открыто заявил, что возвращение в «совок», как презрительно называли СССР реформаторы 90-х, будет благом для всех нас. Также стоит обратить внимание на личность автора проекта реформы. Ольга Васильева — воплощение человека новой формации: Союз — в уме, Бог — в сердце. По одной из специальностей она историк, религиовед. Ее кандидатская диссертация посвящена «патриотической деятельности РПЦ» в годы Великой Отечественной войны. Будет ли совпадением то, что именно ей поручено создать новую школу? Вероятнее всего, нет. Это косвенно указывает на то, что Правительство взяло курс на смешение разнородных идеологий.

Хорошо быть белым


Если образование у нас красное, то культура сплошь белая. Слишком уж красив образ белого офицера. Даже в Советском Союзе не смогли до конца избавиться от его призрака. Не получалось вычеркнуть из истории такие фигуры, как маршал Суворов или поручик Лермонтов — слишком яркие примеры для патриотического воспитания. Более того, «провозвестники Октября» — декабристы — были потомственными аристократами.
В начале своего становления советское государство пыталось создать пролетарские литературу и искусство, обучая рабочих на вечерних курсах. Однако эксперимент провалился: творить в отрыве от традиций получалось на уровне первобытного человека, да и таланты вроде Горького и Маяковского — товар штучный и конвейерным способом не штампуется. Поэтому властям пришлось идти на компромиссы и притягивать за уши «классовую близость» изначально чуждых элементов. Так у Пушкина появились пролетарские корни (его предок — арап Ганнибал), а адмирал Ушаков стал заступником простых солдат. Впрочем, он действительно был за закупку свежего мяса и содержания госпиталей в Севастополе...
Сегодня же поклонение тем светлым временам, можно сказать, достигло апогея. «Россия, которую мы потеряли» овеяна неким ореолом святости и предстает в качестве недостижимого идеала нравственного и экономического подъема. Причем порой игнорируются реальные исторические факты. Поклонники тех времен на ура приняли фильм «Адмирал», но попытались запретить в прокате «Матильду» Алексея Учителя, так как образ императора Никаолая II в нем отличается от привычного нам сусально-конфетного. В образе царя святого нет-нет да и проскочат черты «кровавого» (под таким именем император изначально вошел в историю).

Дивный новый мир...


Те, кому довелось застать Советский союз, в последние годы, вероятно, испытывают приливы ностальгии. Очень и очень многое в нашей жизни напоминает ту эпоху. Это видно невооруженным глазом. У нас есть Партия, пионеры («Юнармия»), тимуровцы (волонтеры), у нас есть субботники и нормы ГТО.
С другой стороны, и монархисты с отрадой замечают, что в нашей общественной жизни есть многое от «России, которую мы потеряли». Православная церковь, как в старые добрые времена, во многом определяет светскую жизнь. А некоторые убеждены, что у нас сформировалась даже настоящая аристократия.
Вообще объединить людей, соединив все лучшее от разных эпох — идея хорошая. Вот только солянка обычно хороша в теории, а на практике вызывает массу вопросов. Рыночная экономика, как ни крути, плохо вяжется с декларируемым коллективизмом, а верховенство религии со светским обществом. Смотрится это, говоря без обиняков, как попытка убедить рабочих вкалывать на заводах за идею о спасении души.
Однако диванных любителей порассуждать на тему возврата к крепостному праву, вероятнее всего, ждет разочарование. Вряд ли страну получится привести к формуле «православие, самодержавие, народность» в условиях информационного общества. Даже если СМИ будут публиковать только официальную точку зрения, а за репост приглашения на митинг будут сажать с 14 лет (как за терроризм). Способов обойти любые запреты сейчас гораздо больше, чем в прошлом веке. Самый свежий пример — запрет российских соцсетей на Украине. Это единственный случай за все последнее время, когда соседи винили в своих бедах Порошенко, а не Путина. Причем, ругали в запрещенных российских соцсетях.

Заключение


Что же нас ждет? Скорее всего, какой-то симбиоз. Россиян будут учить писать слово «Родина» с большой буквы, апеллируя ко всей ее истории. А вот репрессий ждать придётся вряд ли. Слишком дорого обойдется содержание в колониях всех осужденных за оскорбление религиозных чувств. Некому будет работать! Митинги на День России — тому подтверждение (задержанных негде было «хранить» ). Скорее всего, будет как с блогером Соколовским — дадут условный срок и отпустят под честное слово. Да и то, вероятно, в исключительных случаях. Если вся страна будет судимой, это крайне негативно скажется на ее имидже.

util