Badge blog-user
Блог
Blog author
Фома Неверов

Система без ценностей

21 October 2016, 04:30

Система без ценностей

Статистика Постов 29
Перейти в профиль
Кажется, сеятели информационных полей набрались честности и прямолинейности. А потребители всходов с этих полей осознали — незачем прятать свои низменные инстинкты. Самое время показать их во всей красе.

Им вдруг стало не зазорно выглядеть хуже. Ходить в обносках, питаться падалью, истреблять всё сущее в доступном пространстве. Не стыдно. Мораль, которой прикрывались подонки или обычная шершавая серость, оказалась излишней. Раньше мораль не нужна была только гениям, поскольку они стояли на ступеньку выше любых императивов.

d965a5802288.jpg
Поскольку очевидных идиотов мы не рассматриваем, то заметим, что от чистоты помыслов нередко бежали и бегут не только гении, но и таланты. Вероятно, таланты бегут в сторону гениев, потому отбрасывают тяжёлые доспехи нравственности. Режиссёр Андрей Кончаловский сообщил в своём интервью новую технологию «ватничества», назвав себя «ватником» настолько искусно, как не мог сделать до этого ни один представитель «патриотического» лагеря. Четыре года назад Кончаловский представлял несколько иное мировоззрение, даже противоположное, но теперь это не важно.

Пожалуй, впервые идеологи-государственники задумались о том, что им тоже необходимы спикеры-интеллектуалы. Что обходиться четырьмя сотнями гопоты, косноязычными усачами, чумазыми тётками и непредсказуемым Вассерманом в качестве вишенки уже не выходит. До сих пор вся интеллектуальная элита если не стояла в оппозиции к власти, то старательно от этой власти дистанцировалась.

Внезапно (по слухам, параллельно с одобрением полуторамиллиардного проекта «русского фастфуда») в струю инфернальных байкеров, диковатых тёток, усачей et cetera влился известный режиссёр, окатил интервьюера потоком культурологических терминов с изумрудными каплями «крымнаш» и «путин-нашевсё». Дебют вышел довольно абсурдный, но с превосходной интеллектуальной коннотацией. Moralitas, конечно, ушла на роль без титров, но, как и было сказано, таланту свойственно тянуться к гению; а где мораль и где полтора миллиарда — вообще дрянной вопрос.

29ca1f6de5af.jpg Фото: «Собеседник»
<hr/>Впрочем, Кончаловский нашёл-таки себе оправдание, рассказав о западном мире как совокупном «министерстве правды».
<hr/>
Ещё раньше дрогнула РПЦ. Всю свою многовековую историю христиане могли творить любые чудачества и зверства, но всегда при этом говорили о человеколюбии и нравственности. Наконец, русским православным наскучило это занудное обременение, и они проявили невиданные чудеса схоластики. Устами собственных иерархов РПЦ завидовала религиозным террористам, требовала возмездия шалуньям-панкам и шалунам — ловцам покемонов, и просто говорила, что убивать людей можно и нужно, и даже массово, и поясняла конкретно, каких.

Мы никакие не человеколюбцы — возражали православные активисты и предводители с жидкими бородками — не будет вам ни левой щеки, ни правой, а за веру нашу мы всех на куски порвём. И рвали, случалось.
<hr/>Однако православные, прямо заявляя о своей агрессии, непременно кивали на соседа: «а вы попробуйте так в мечети», «а что же про синагоги молчите?»
<hr/>
Политики, в отличие от церкви, вообще никогда не увлекались чем-то кроме войн, междоусобиц, массового истребления человеческих особей. Вся история политики — история бесконечных убийств и насилия под предлогом защиты от врага, спасения духовных ценностей и мифической территориальной целостности, за которую то и дело проливались многие тонны крови.

Политики в этом смысле никак не изменились, по крайней мере в России, которую мы так пристально разглядываем в свой волшебный нооскоп.

Всё также они твердят о защите границ, об исключительности своих подданных — и всё также гноят подданных в нищете и бесправии, нарушают границы, и скорбят по «своим» террористам, азартно паля по «чужим».
<hr/>Конечно, политики не забывают приводить «западный опыт» в качестве оправдания собственного бесстыдства, а бесчинства своих бойцов пояснять лютостью врага.
<hr/>
Журналисты затрубили о том, что «все продаются и не к чему лицемерить», что зритель (читатель) хочет видеть сволочей; и немедленно собрали в свои команды самую отпетую мразь. Собрали из представителей всех «элит», взбудораженных этим экстазом падения.

Можно перечислить ещё несколько видов человеческой живности, совсем недавно прикрывавшей свои возбуждённые гениталии изящными туниками. Нечаянно поняв работоспособность фаустовской формулы, в которой единственный творец добра — это зло, они почти в один голос заявили: «Да, мы зло!» Да, мы будем убивать тех, кто не с нами, но разве те, кто не с нами, делают по-другому? Разве те, кто думает иначе и не верит в наши идеалы, могут принести столько же добра, даже если укокошат не меньше народу?

Избитую фразу Самуэля Джонсона «Патриотизм — последнее прибежище негодяев» эта восторженная серость пыталась трактовать: мол, даже отпетый негодяй может спастись патриотическим духом.
Зачем они вообще брались трактовать всякую чуждую им идею — непонятно.

Однако негодяй, конечно, спасётся. У него больше нет нужды прикрывать гениталии даже для того, чтобы спрятать в складках своей туники финку или кастет. Он вооружён и кастетом, и финкой с кистенём, и собственным эрегированным мировоззрением.

Им вдруг стало не зазорно выглядеть хуже. Ходить в обносках, питаться падалью, истреблять всё сущее в доступном пространстве...
Раньше мораль не нужна была только гениям. Вы, положим, не гений, и даже в талантах своих привыкли сомневаться. Но вам бросают в лицо: думайте как мы, одевайтесь как мы, любите, дышите, болейте теми же болезнями, потому что другие хуже нас. И у власти будем мы, потому что других нет, а если и были, то мы с ними давно расправились.

Придёт время, и вам скажут: убивайте, как мы. Ведь «они» убивают тоже. Или вы не с нами? В таком случае — шесть пуль в спину, арматуринами по башке, просто ногами до полусмерти, или ядерной боеголовкой — для больших и влиятельных гурманов.

И даже если вы гений или какой захудалый талант, вам тем паче предложат этот выбор.

Хочется нянчить детей и внуков, любить женщин, читать хорошие книги? Вам, оставшимся в живых, ещё необходимо уважать всякое чужое мнение, чтобы иметь своё? Чёрт побери, при этом вы никогда особо не задумывались о своём нравственном облике, иногда напивались, как свиньи, изменяли жёнам и мужьям, желали зла другому?

Теперь вы сделались главными носителями морали — «элиты», взмахнув бритвой Оккама, подарили вам эту диковину. У вас тяжёлый выбор.

Оригинал
util