Badge blog-user
Блог
Blog author
Фома Неверов
Blog post category
Общество

Просьба к родине

И дочь поясняет, как бы она поступила. Так бы поступила, что я даже написать об этом не могу, не стыкуясь с уголовным кодексом.

29 March 2017, 16:12

Просьба к родине

И дочь поясняет, как бы она поступила. Так бы поступила, что я даже написать об этом не могу, не стыкуясь с уголовным кодексом.

Статистика Постов 29
Перейти в профиль
Лет десять тому назад младшая сестра моей жены вступила в движение «Наши». Или в «Молодую гвардию», что там у них в то время было. Обзавелась символической футболкой с шортами, блокнотом с эмблемой и попёрлась в Новосибирск.

Оригинал: журнал Абажур

Аньке было тогда 17. Спрашиваю, ты с каких пор стала эдакой кремлёвской дивой? Семья у нас как-то никогда любовью к президентским ратям не отличалась, чаще даже наоборот. Я работал в оппозиционной газете, жена рисовала сомнительные карикатуры.

Анька мне: ты чего, с дуба рухнул? Это же бесплатно в Новосибирск, с экскурсиями; и ещё куда-то. А со своим Кремлём ты сам разбирайся. Надо сказать, что Новосибирск для нас — это как Париж для москвичей. Если не круче.

В общем, им там было весело, покатались по эпичным местам, потом надоело, и все эти местные «Наши» быстро разбежались. Потому что дальше им предложили конференции, съезды, а это скучно. Даже наклейки на машины не лепили.

Дочери 11 лет. Мы часто смотрим взрослые фильмы и спектакли. Год назад посещали в нашей «драме» сложную даже для взрослых постановку о евреях, гонимых за черту оседлости.

После спектакля я счёл нужным Лизе что-то объяснить. И напрасно.

— Папа, там всё понятно: одни люди ненавидели других только из-за их национальности. Они идиоты.

Ни хрена себе, думаю. Кем я был в 11 лет?

И теперь мы очень редко разговариваем о политике. Например, пишу я какую статью, или блог, или пост на Фейсбук. Дочь забирается на колени и спрашивает: про что это?

— Ну вот, говорю, убили одного известного политика. А на годовщину его гибели вышел у нас на «швейке» парень с плакатом, его полицейские за это избили и арестовали.

— Понятно, — отвечает дочь.

— Что тебе понятно? — спрашиваю, убеждённый, что ей вообще пофиг.

— Я бы по-другому поступила.

— И как бы ты поступила? — уже пугаюсь.

И дочь поясняет, как бы она поступила. Так бы поступила, что я даже написать об этом не могу, не стыкуясь с уголовным кодексом.

Конечно, я могу не говорить с ребёнком о политике. Наверное, все её опасные помыслы ещё детские, пусть и подчерпнутые из тех самых взрослых фильмов.

Но она сидит у себя «вКонтактике» и постит котиков. А иногда постит такие картинки, которые мне непонятны. И она там не одинока. Она долбит по этому смартфону, не переставая. И вот однажды Лиза показала мне ролик, снятый совместно с друзьями и выложенный в Youtube.

Этот ролик был о терроризме. Детский, смешной, нелепый, и страшный. За него тоже могут привлечь по нынешнему УК.

Напомню: дети — пятиклассники.

Чаще всего они торчат в Сети. 26 марта часть из них вышли на улицы. Тоже по приколу, наверное. Только все ли уверены, что понимают их «приколы», и что ничем жутким это не закончится?

26 марта вышли не пятиклассники. Не знаю, хорошо это или плохо. Не знаю, чем отличается отцовское чувство к 11-летней девочке и взрослому лбу. Не уверен, что родители могут окончательно в чём-то убедить подростка.

Но знаю точно одно: это опасно. Так опасно ещё не было. Мне хорошо понятно, что я буду делать, если мою дочь проволочат по асфальту менты. И друзьям моим понятно. И что мы возьмём в руки, уже не важно. Лучше не думать об этом.

Прошу вас, как человек, никогда не посещавший митингов: ни при каких обстоятельствах, даже если вашей варварской власти поступит угроза, не трогайте наших детей.

Боюсь, на этом ваша власть и закончится.

util