Badge blog-user
Блог
Blog author
Прocтo Mы

Колонка Модератора ПП. Я верю в чудо. Имя этому чуду Светлана Ганнушкина и Нобель

7 October 2016, 06:11

Колонка Модератора ПП. Я верю в чудо. Имя этому чуду Светлана Ганнушкина и Нобель

Статистика Постов 279
Перейти в профиль
• У каждой из них была своя дорога на фронт. Но побуждение было одно — Родина. И желание одно — Родина.
Светлана Алексиевич «У войны не женское лицо»

<h1>* * *</h1>В том году произошло невероятно: «деревенской» писательнице, которая в буквальном смысле ела пыль чашками в архивах Петербурга, разбирая по одной жизни умерших как мухи по воле таких как Сталин и Маннергейм блокадников, о деятельности которой легенды слагались не на площадях и во дворцах, а на тихих питерских кухнях, в среде людей, никогда ничего не просивших и лишь тихо выходивших как на смерть периодически поддержать убитое «хипповое» антифашистское движение и безнадёжных панков, которые по сути максимум что могли это просто выжить в течение всех этих совсем уже кошмарных лет, будучи заплёванными и униженными, осмеянными и покрытыми проклятиями, получила Нобеля.

Я конечно поразилась — не скрою. Я была потрясена. Но почему-то отношение к идее «шведского социализма» это во мне не изменило. Швеция до Нобелевки для Алексиевич потрясла меня признанием независимости Палестинской Автономии, так как я считаю, что людям, кто там живёт, было бы лучше стать израэли и жить в консоциональной стране. И эта нобелевка обдала меня реально как из ушата ледяной водой. За год до этого я тихо и интимно покрыла матом нобелевский комитет именно потому что ей не дали. Думала и не дадут. И вдруг они смогли. Умеют потрясти — сказать тут нечего.

Светлана Алексиевич, не смотря на то, что по многим параметрам с Людмилой Улицкой её сравнить с литературной точки зрения я не могу, свою премию заслужила совершенно сумасшедшим образом: просто чисто физически. Обычным что называется физическим подвигом по воскресению умерших. Как санитарка-воскресительница. Но кто видел её за работой в Петербурге, в архивах, тот знает, каким огнедышащим драконом была эта женщина для памяти таких, как Маннергейм и для их живущих ныне почтительных поклонников, как например бывший глава администрации през-а РФ Сергей Иванов и некий Мединский.

Чем является эта женщина для отыскания понятия «человек» в нашей речи, это предстоит понять видимо только лишь потомкам. Но не уверена: возможно многое будет открыто и в ближайшем будущем. Её картофельный, льняной и ржавый, страшный и пронзительнo смертельный слог пробъёт титановые шлюзы, если начать его популяризовывать: он победит именно эту самую 85%-ную массу с её болезнью коллективномыслия и породит каждого индивидуального человека, как он есть, с его обычным чувством собственно себя. И эти люди уже смогут почитать и Улицкую, которую бы массой никогда не поняли.

Я выпивала всё что она выпускала — всегда. Как некую касторку. Это тягостно. При этом меня убивали её суждения о руских писателях — они вообще не совпадали с моими собственными. Но когда она просто писала, просто была собой, я знала, что это за явление, это читалось в каждом слове. И Нобель это КАК-ТО ВЗЯЛ И РАССМОТРЕЛ. И вот: история с новым Нобелем. И я честно НЕ ВЕРЮ, что возможно то, что происходит.
<h1>________________________________</h1><h1>Мой любимый человек на свете, любимое явление страшной действительности, Светлана Ганнушкина, номинирована на Нобеля. Это ли не поразительно.
________________________________
</h1>
За всех, кто в эти годы громко и тихо погибал, как Ваня Хуторской и Юрий Афанасьев, как Борис Немцов, проживший очень спорную жизнь, но убитый именно за пацифизм, коль кто ещё не понял, пришедший фактически к бытности панка и антифы под конец пути, как M.Салье и Глеб Якунин, которых уже нет. Как Ekатерина Гениева и Александр Мень, как Адельгейм, которого я так и не узнала, хотя всегда хотела — но не успела. Но ничего: он оставил нам таких, как Шлосберг, хоть я теперь не понимаю его имперской мысли — мне это чуждо. Но многие в нём видят шанс на избавление. Что ж: я понимаю далеко не всё. Мне он тоже бывает зверски симпатичен, как в момент выступления по Закону Подлецов.

За всех, кого все эти страшные 14 лет уничтожали как заразу. За всех зачуханных антифашистов моей бешеной и странной Родины её решили выдвинуть. Ганнушкину. Вот как-то угадали. Не знаю, что и думать. Знаю лишь, что сам факт выдвижения этого Человека — без тени преувеличения объективно лучшего в моей стране в смысле именно её значения для будущего, — потрясает. Если ей достанется этот непонятный Нобель, то я начну присматриваться к Швеции по-новому. Идеи социализма для меня являются неясными; мне кажется всё это страшно странным, вовсе нелогичным и даже абсурдным, опасным. Но если уж случится ЭТО, то тут я буду сражена буквально наповал.

<h1><= Победа над Басманным кривосудием =></h1>
6b5ef5f41d8d.jpg

<= на главную«С глубочайшим пренебрежением ко всем камням» =>
util